ЛитМир - Электронная Библиотека

А потом я вспомнила, что на самом деле сошла с ума.

– Забудь, – сказала я Райану. – Не хочу ссориться. Просто у меня очень плохой вечер.

– Расстроилась, что пропустила церемонию? – Райан наклонился и поднял мою корону.

Мой идеальный парень сам придумал идеальную отмазку. Конечно, он решил, что я расстроилась из-за этого…

– Ага. – Я постаралась принять скорее грустный, чем испуганный вид. – Знаю, глупо…

– Эй… – тихо произнес Райан. – Все нормально. Смотри. – Он взял корону и мягко опустил ее на мою голову. – Харпер Джейн Прайс, я торжественно объявляю тебя королевой Осеннего бала! – Он наклонился и поцеловал меня, мило и нежно.

Одна из самых лучших черт Райана – пару минут назад мы ссорились, но стоило мне извиниться, как он все забыл. Я-то могу обижаться до бесконечности. Промелькнул образ Дэвида Старка, однако я постаралась выбросить его из головы. Сегодня Дэвид оказался весьма милым – ну, по сравнению с обычным поведением; наверное, стóит с ним помириться. Но очень странно думать о Старке, целуясь с бойфрендом.

Райан отстранился. Я с улыбкой прикоснулась к его щеке ладонью:

– Ты самый лучший парень в мире, знаешь?

Он пожал плечами:

– Ага, догадываюсь.

Он подсел ближе и снова меня поцеловал, на этот раз явно рассчитывая на продолжение. Которого мне совершенно не хотелось.

– Сумасшедшая была ночка… может, не будем? – Я мягко оттолкнула его.

Надеюсь, прозвучало с сожалением, а не с раздражением. Райан вздохнул, взъерошил упавшие на глаза волосы, но улыбнулся.

– Конечно. – Он посмотрел вниз и нахмурился. – Ох черт, детка, прости.

– За что?

Он прикоснулся к моей ноге:

– Юбка. Я, должно быть, ее случайно порвал.

Я снова чуть не ударилась в истерический плач/смех. Райан медленно скользил пальцем вверх-вниз по разорванному краю платья. Порвала я его, когда дралась с доктором Дюпоном. Но откуда рваная юбка, если все происходило у меня в голове? Как такое возможно? Невозможно ведь?

И все же… тихий голосок нашептывал: если я все вообразила, почему внутри до сих пор ощущение, какое бывает после конфет-шипучек? Почему мышцы напряжены, и такое чувство, что, пожелай я, смогла бы выбить дверь машины?

– Не волнуйся. – Я старалась говорить спокойно, хотя на самом деле горела желанием сбегать в гараж и попробовать поднять отцовский джип. Эксперимента ради.

Мы целовались еще минут десять. Райан скорее всего почувствовал, что мыслями я далеко, но ничего не сказал. Наконец он проводил меня до крыльца, чмокнул на прощание, и я вздохнула с облегчением, когда его машина скрылась из вида.

Впрочем, домой я не пошла. Я шмыгнула за дом, к деревянному забору у нас во дворе (если пол-акра можно назвать двором). Забор, увитый колючими кустами, возвышался на шесть футов. Когда мне было лет шесть, Ли-Энн взяла меня на слабо, что я не залезу наверх. Я забралась, наверное, на фут, и в ладони вонзились шипы. До сих пор остался шрам у основания большого пальца правой руки. Стоит ли говорить, что я больше не пыталась покорить забор?

В ушах отдавался стук сердца, по телу бегали мурашки.

«Просто попробуй…» – думала я.

«Ничего не было! – кричала более разумная часть меня. – Ни тел! Ни разрушений! Даже чертова бумажного полотенца!»

Я уставилась на порванную юбку. Конечно, я могла размахивать руками-ногами в воздухе, раз совсем с катушек слетела. Но если…

Хватит думать. Я стянула розовые туфли-убийцы, перекинула их через забор. Каждая мышца напряглась.

И я прыгнула.

Глава 5

Я вцепилась в верхушку забора, ноги болтались над землей. Прыжок достойный, но я чирлидер, к этому привычная. Пока никаких суперсил. Хорошо хоть на шипы не нарвалась. Я глубоко вздохнула. Сейчас мне предстоит узнать, было сегодня что-то или нет. В любом случае жизнь кардинально изменится. Я медленно подтянула согнутые ноги к груди. Руки даже не дрожали под весом тела. Я оттолкнулась и в воздухе выпрямила ноги. Платье закрыло голову; если бы соседи проснулись и выглянули, то увидели бы кое-что поинтереснее обычной гимнастики. Я опустила ступни на забор рядом с ладонями. По сути, это был самый опасный «мостик» в мире. А ведь элемент мне никогда не давался, несмотря на годы чирлидерских тренировок. Теперь я выполнила его идеально. Тело словно не принадлежало мне, как во время боя с доктором Дюпоном. Я отпустила руки и выпрямилась, повернувшись лицом ко двору. Платье упало на место.

– Ну, – буркнула я, – вот и ответ.

Но на всякий случай сделала с забора сальто вперед. И угодила прямиком в бассейн – не рассчитала, оттолкнулась слишком сильно. Впрочем, в бетонную террасу не врезалась – и то хорошо.

Я вынырнула из адски холодной воды. Дорогущее платье испорчено? По фиг! Я супергерой!

– Харпер Джейн!

Улыбка мигом испарилась. Ох, черт… У черного хода стояла в пижаме и халате мама. Должно быть, она сидела на кухне, иначе не добралась бы сюда так быстро. Мама никогда не ждала меня допоздна. Ну почему дождалась именно в ту ночь, когда я решила попрыгать с забора?!

По счастью, она не видела мои трюкачества, потому что спросила только:

– Что ты делаешь в бассейне?!

Пока я выбиралась из ледяной воды, мама сбежала вниз, шлепая босыми ногами по деревянным ступенькам веранды, и набросила мне на плечи свой халат.

– Ты вся синяя, платье испорчено… Ты в своем уме?

– В своем. – Я поплотнее запахнула теплый, пахнущий кофе и лосьоном халат. – Просто решила зайти через черный ход, чтобы вас с папой не будить. Не посмотрела, куда иду, и споткнулась. – Я робко (надеюсь) улыбнулась и кивнула на туфли. Слава богу, они приземлились на бортик бассейна. – Дурацкие туфли. Сама знаешь, как бывает.

Но маму не проведешь. Она нахмурилась:

– А ты… бассейн не заметила, что ли?

Все подводные лампы горели, бассейн светился, как огромная черепаха из драгоценностей посреди темного двора. Сложно не заметить.

– Мам…

Она схватила меня за плечи и развернула к себе:

– Харпер, ты пила?

– Нет! – Я сжала ее руку для убедительности. – Честно.

Мама долго смотрела на меня. Вокруг глаз у нее появились новые морщинки; в тусклом, зеленоватом свете от бассейна она казалась больной. Охватившая меня эйфория сошла на нет. Меня чуть было не убили. Я представила, как мама сидит в халате на кухне, ждет меня, а я никогда не вернусь. Супергеройство сразу утратило всю прелесть.

– Я в порядке, – повторила я и потянулась обнять ее, но вспомнила, что с меня стекает вода. – Просто… рассеянная и неуклюжая.

Не знаю, поверила она или нет, зато наконец-то улыбнулась и убрала мне за ухо влажную прядь.

– Ладно. Тогда тебе придется поработать, или не только Мэри-Бет выбьет страйк из светских девиц.

Я с облегчением рассмеялась.

Мы вошли в дом, и я заметила почти пустой кофейник.

– И давно ты не спишь?

Мой «комендантский час» начинался только в полночь.

– Не так уж, – скупо ответила мама.

– Она еще не ложилась! – послышался из дверей голос папы.

Волосы у папы – сколько их там осталось – торчали во все стороны, а глаза смотрели сонно. Его клетчатые пижамные штаны и футболка Университета Алабамы вызвали у меня улыбку.

– Ты почему вся мокрая? – спросил он.

– В бассейн упала, – объяснила мама.

В отличие от нее папа отнесся к этому спокойно.

– Осторожней надо, малышка, – сказал он мне и подошел к маме. Он положил ей руку на затылок, притянул к себе и поцеловал в висок.

Наверное, мне должно быть противно, что мои родители до сих пор настолько влюблены (и, честно говоря, иногда противно), но что-то в этом меня утешает. Я подумала о Райане. Интересно, если мы поженимся, то будем ли такими же через двадцать лет?

– Ну что, победила? – спросил папа.

Я с минуту соображала, к чему это он.

– Да, – наконец ответила я. – Только корону забыла у Райана в машине.

Папа прищурился.

7
{"b":"257095","o":1}