ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– мыслить о ней Сердцем,

– творить ее Сердцем,

– страдать о ней Сердцем,

– радоваться ей Сердцем.

Мерить все мерами Сердца:

– мерою Любви,

– мерою Красоты,

– мерою Творчества,

– мерою Блага,

– мерою Мудрости,

– мерою Беспредельности,

– мерою Вечности.

Действовать по принципам Сердца:

– думать Сердцем,

– принимать Сердцем,

– утверждать Сердцем.

Знать, не забывая:

– над небом есть Небо,

– над миром есть Миры,

– над жизнью есть Жизнь,

– над Сердцем ученика есть Сердце Учителя.

Беречь Сердце свое и Сердце каждого.

Закрывать на замок Сердце свое:

– для отрицания,

– для сомнения,

– для недостойных мыслей,

– для соблазна.

Помнить:

– Без Качества куда пойдем?

– Без Сердца что поймем?

– Без Красоты чего достигнем?

Путь

Нам нужен путь.

А лучший путь – спешить к лучшему.

Великий путь – созидать великое.

Прекрасный путь – творить прекрасное.

Путь добра – творить добро.

Путь восхождения – восходить.

И всякий путь – в Сердце.

Путь к Сердцу – жить Сердцем.

Мы мечтаем о свободе, но свобода наша в Сердце нашем.

Вернитесь к Сердцу

Сердце!.. Сердце!.. Сердце!..

В вере своей я перехожу на крик:

Люди, вернитесь к Сердцу своему!..

Все ваши сокровища – вечные и непреходящие – в нем!

Все ваше благородство зарождается в Сердце, все ваши блага собираются в Сердце!

В нем записана тайна предназначения каждого!

Думайте о Сердце, думайте Сердцем!

Держите Сердце в чистоте!

Не забрасывайте его, не забывайте, не позволяйте, чтобы образовалось в нем болото с темными существами!..

Утверждение Духа

«Нельзя отложить заботу о великом и вечном».

Нельзя допустить такое, какие бы ни были времена и нравы…

– Ребята, найдите поэму Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре»! – сказала пожилая учительница, мудрая и добрая, своим ученикам.

Любовь к учительнице заставила каждого искать книгу. Было трудно, но сделали.

– Будем читать и размышлять! – сказала она на второй день.

Читали день, читали два…

Читали в течение полугода…

Читали до последнего дня учебного года.

Читали медленно, размышляя.

Перечитывали, углубляясь.

Читали и влюблялись в героев.

Читали и восхищались мудростью.

Читали и впитывали возвышенную речь.

Философствовали о духовности.

Писали сочинения, научные статьи.

Выпускали номера рукописного журнала «Нестан и Тариэл».

Устраивали симпозиумы и конференции о мудрости, прекрасной любви, преданности.

Жили мыслями о подвиге.

Расширялась душа лучшими побуждениями.

Кипела духовная жизнь, в ней прекрасные образы слагались в мировоззрение.

По коридорам школы шествовали утвержденные и строгие программы, и учебники.

В них возвеличивалось грубое, материалистическое сознание, идеология.

В них утверждался культ вождя.

А в классе расцветала другая жизнь – она утверждала культ Культуры, утверждала дух.

Вера. Духовность. Свобода Мысли…

На улице стоял 1948 год.

В классе жила Вечность.

А Учителя звали Варвара Вардиашвили.

С тех пор «Витязь в тигровой шкуре» не расстается со мной.

Улыбка

Вся Вселенная, вся Жизнь на Земле – одна животворящая Улыбка и Радость.

Улыбается Космос – Вечностью и Беспредельностью.

Улыбается Небо – Звездами и Радугами.

Улыбается Солнце – Лучами и Светом.

Улыбается Земля – Жизнью Великой.

Улыбается Жизнь – Восхождением и Утверждением.

Улыбается Христос – Призывом и Благословением.

Улыбается Поле – Цветами и Благоуханием.

Улыбается Человек – Верою и Созиданием.

Улыбается Ребенок – Настоящему и Будущему.

Кто улыбается, тот живет.

Кто не улыбается, тот сохнет.

Улыбка – знак качества улучшения бытия.

Должна же улыбаться Школа, держательница Жизни?

Улыбка школы – Учитель.

Улыбка Учителя – его Сердце.

Дар небес

Мы пошли к мудрецу набраться уму-разуму.

Мы спросили его: Можно запрещать детям?

Сказал нам мудрец: Тогда они не научатся летать.

Мы спросили: А если они вредят?

Сказал мудрец: Даже вредное не запрещать.

Мы удивились: Как же тогда быть?

Сказал он нам: Отведите глаз ребенка от вредного или предупредите о нем.

Мы спросили: А если он над пропастью и не хочет принять совет?

Ответил мудрец: Строго берите его за руку и уведите от пропасти. Это и будет исполнение долга.

Сказали мы: Он заплачет.

Ответил он: Заплачьте вместе с ним. Слезы обеспечивают взаимопроникновение.

Тогда мы задали мудрецу вопрос: Можно ли осуждать за проступок?

Ответил мудрец: Осуждение мертво, так дети не научатся летать.

Спросили мы: Оставить незамеченным?

Ответил он: Нет. Проявить снисхождение.

Спросили мы: Не получится ли, что ребенку все сойдет с рук?

Ответил мудрец: Может получиться. Но надо дать детям понимание суровости долга.

Спросили: Как это сделать?

Сказал мудрец: Пусть живут как взрослые. Дайте им строить свои города, пусть таскают бревна своего города и устанавливают в нем законы жизни.

Тогда спросили у мудреца: Как быть с похвалой?

Ответил он нам: Похвала напрягает устремление к полету, увеличивает скорость и высоту полета, совершенствует красоту полета.

Спросили мы: За что хвалить ребенка?

Ответил мудрец: Хвалите за всякое продвижение, даже за самое малое, трудноуловимое. Хвалите за случайное благое движение.

Спросили мы: Не возомнит ли о себе ребенок?

Ответил мудрец: Возомнит, если похвала фальшивая.

Спросили мы: Какова же похвала истинная?

Ответил он нам: Истинная похвала есть утверждение ребенка, она есть встреча с будущим.

Спросили мы: Значит, исключается возмущение?

Ответил мудрец: Возмущение искреннего сердца есть похвала, она поощряет к дерзанию. Возмущение злобное есть наказание, оно тушит стремления.

Попросили мы мудреца: Открой нам мудрость воспитания.

Ответил он: Наберитесь терпения, оно есть дар Небес.

Спросили мы: В чем суть терпения?

Ответил он: Энергия терпения способствует событиям, но предупреждает заблуждения. Для терпеливого ничего никогда не кончается, но все только начинается.

Сказали мы: Дай нам пример.

Ответил мудрец: Заботливый родитель в творчестве воспитания убережется от раздражения – во время урока терпения не раздражаются. Пусть невежды выходят из себя, но испытатель терпения не унизит приемами, свойственными невеждам.

Попросили мы мудреца: Дай нам напутствие.

Сказал мудрец: Утверждающий богат, отрицающий беден. Так живите.

Мы поклонились мудрецу и поспешили к детям.

Насилие – тяжкое преступление

Есть крылья.

Есть страсть к полету.

Полет – природа для птицы.

Но птичка в клетке.

Так больше нравится нам: пусть поет она для нас, пусть будет она рядом с нами и украшает наш быт.

И птичка поет. О чем?

Птичка прыгает с жердочки на жердочку и обратно. Это все, что осталось от полета.

Потом мы можем выпустить птичку из клетки. Но летать она уже не сможет – крылья не те. Она и не захочет летать – забыла, что такое летать и зачем ей крылья.

И птичка станет добычей коварной кошки.

Огорчения наши, даже слезы, уже не помогут птичке.

Она была создана для полета еще до того, как мама-птичка снесла яйцо. Но мы лишили ее полета еще раньше – в наших мыслях и воображении. В них мы присудили птичке жить в клетке. И, наконец, птичка позабыла о Чаше своей, где она покоряет пространство, уничтожает насекомых и поет гимн Создателю.

23
{"b":"257176","o":1}