ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

—   Это было весьма впечатляюще. — Она вытянула вперед руки с двумя дамскими пистолетами и тихо рассмеялась. — Между нами говоря, здесь осталось всего четыре патрона. Вы знаете, как доставить даме удовольствие.

—   Минутку, агент Браун, — сказал Веллингтон, стараясь со­хранить хоть какие-то остатки самообладания. — Вы сказали, что министерство предлагало вам подмогу людьми, но вместо это­го вы выбрали взрывчатку. И где же она, эта взрывчатка?

—   Там, где я ее оставила, разумеется.

Центр крепости взмыл в воздух, напоминая извержение вул­кана Эребус в пору расцвета его активности. Пушки, которые грозили сбить их в прозрачном морозном воздухе, вместо этого опрокинулись назад, охваченные языками пламени и потянув­шимися вверх клубами черного дыма. Веллингтон видел, как вражеские солдаты пытаются спастись бегством, но тут кре­пость сотряс второй взрыв. Во все стороны полетели большие и маленькие осколки, и вся цитадель скрылась в огне и черном дыму, словно поглощенная внезапно открывшимся входом во владения сатаны. Дирижабль снова накренился, но через не­сколько мгновений выровнялся. Сквозь иллюминатор им была видна ледяная равнина Антарктики, усеянная черными следа­ми разрушения и смерти.

Веллингтон взглянул на агента Браун, словно видел ее в пер­вый раз.

—   Боже мой, женщина, какая же вы идиотка!

Глава 2,

в которой нашей бесстрашной штучке Элизе Д. Браун приходится взять на себя все издержки своего отчаянного безрассудства

Элиза Д. Браун ненавидела ошибаться, но в трусости и малоду­шии обвинить ее было нельзя. Она добралась до ряда одно­этажных складов на правом берегу Темзы и как можно быстрее перешла на другую сторону улицы. «Ожидание хуже всего», — говорила она себе. Сама она считала, что от последних остат­ков совести она избавилась уже много лет назад, но события последней недели показали, что это мнение ошибочно.

Серьезная четкая надпись над открытой дверью склада в са­мом начале непрерывного ряда зданий гласила: «Агентство древностей Миггинса. Самый лучший импорт из империи». Че­рез большие ворота, которые вели в помещения для распаков­ки и хранения товаров, въезжали груженные до самого верха повозки, тогда как рабочие и покупатели попадали в демонстра­ционный зал и контору через двери поменьше. Элизе внезапно стало как-то зябко, и она, запахнувшись поплотнее в свое тви­довое пальто мужского покроя, вошла внутрь, воспользовав­шись как раз вторым входом.

Как всегда, первым делом она ощутила этот заплесневелый запах старинных артефактов. Она замотала головой и тонко, словно кошка, чихнула. Господи, здесь на первом этаже всег­да было очень пыльно. Слава богу, что ее офис находится в другом месте. Это просто фасад министерства, но при чем же тут импорт? Почему, например, не парфюмерия или какой-нибудь бутик?

Или, скажем, пекарня. Вот это было бы поистине боже­ственно.

Она кивнула тем служащим, у кого не было другого выбора, кроме как корячиться именно здесь. Впрочем, все они уткну­лись своими носами в бухгалтерские книги и какую-то перепис­ку, так что никто не обратил на нее внимания. Как и всегда. Воз­можно, это и было причиной выбора такого фасада.

К офису агентов вел короткий пролет лестницы, и здесь Эли­за почувствовала, что снова может дышать, отделавшись от зат­хлого духа старых и мертвых вещей. Кабинет за дубовой дверью был обставлен довольно утилитарно, но выглядел вполне при­ятно. Здесь в правильном порядке стояло двенадцать обитых сверху кожей письменных столов, и, как всегда, взгляд Элизы сразу же привлек единственный стол, не заваленный кипой вся­ких бумаг. Она никак не могла смириться с тем, что красивое лицо Гаррисона больше никогда не встретит ее здесь своей улыбкой. Уже никогда.

Тихонько прикрыв за собой дверь, она направилась к соб­ственному столу, стараясь не тревожить коллег-агентов. В дан­ный момент здесь находилось только двое из их команды — все остальные были задействованы в полевых операциях, где пря­мо сейчас хотелось бы находиться и Элизе. А в этой комнате проводилась как раз вся ненавистная ей бумажная работа. Агенты старались уклоняться от нее всеми возможными спосо­бами. Агент Хилл из доминиона Канады что-то лихорадочно пи­сал в своей учетной книге, стараясь как можно скорее вырваться из этого офиса, но ее коллега из Австралии, агент Кэмпбелл, откинулся на спинку стула и улыбнулся вошедшей Элизе.

«Только не сегодня, пожалуйста, только не сегодня», — подумала она.

Но мольбы ее остались без ответа.

—   Добрый день, Лиза.

Брюс был довольно привлекательным мужчиной: высокий, темноволосый, с зелеными глазами — в принципе, как раз та­кой тип мужчин ей и нравился. Единственное, что полностью убивало возможность романтических отношений с ним и нагляд­но демонстрировало то, чего на самом деле требовала истинная натура Брюса, — это его неизменно неудачные попытки пошу­тить. Он, вне всяких сомнений, был настоящим мерзавцем.

—   Тяжелая выдалась ночка вне стада?

Ну конечно, эти его овечьи шуточки. Только стальная сила воли удержала ее от того, чтобы не выбить из-под него стул.

—   Агент Кэмпбелл, — она немного наклонилась вперед и пригвоздила его к месту взглядом своих голубых глаз, — ты и представить себе не можешь, какое я получаю удовольствие, когда тебя нет поблизости.

Его идеально белые зубы буквально сияли на фоне лица, все еще хранившего загар жаркого солнца Южного полуша­рия. Он поднял вверх два билета, для наглядности помахав ими перед глазами Элизы.

—   А как тогда насчет того, чтобы получить удовольствие вместе со мной? Два места в ложе на последний спектакль в Театре Святого Джеймса. Я подумал, что потом мы могли бы вместе поужинать... а может, и позавтракать. Знаешь, учиты­вая, что мы с тобой оба люди южные...

Ну вот, прошло всего несколько секунд после того, как про­звучала его неуклюжая овечья шутка, и Брюс уже пытается использовать в собственных корыстных целях географическую близость Австралии и Новой Зеландии. Сказать по правде, единственное, что у них было общего, так это то, что все ко­ренные британцы смотрели на них как на колониалов.

Этого было явно недостаточно, чтобы толкнуть Элизу в его любвеобильные объятия.

—   Я скорее соглашусь выйти на боксерский ринг с одним из ваших кенгуру, чем когда-нибудь проснуться радом с тобой, Брюс. Мне кажется, я уже объясняла тебе это много-много раз.

Пройдя широким шагом мимо него, она сняла свое пальто и по­весила его на полированную вешалку. Она прекрасно знала, что в данный момент Брюс оценивающе рассматривает ее зад. Это был один из негативных моментов, связанных с формой ее одеж­ды — брюками, рубашкой и жилетом. Однако из-за свободы движений оно того стоило. К тому же она никогда не стеснялась откровенно демонстрировать свои физические достоинства.

Он подождал, пока она сядет за стол, а затем объявил:

—   Толстяк сверху хотел тебя видеть.

—   Ты имеешь в виду доктора Саунда? — резко бросила в ответ Элиза.

Агент Кэмпбелл помахал ей рукой.

—   Называй его как хочешь — для меня он всегда будет тол­стяком. Надутый чертов хлыщ. — Он вытащил листок бума­ги и хлопнул им по столу перед ней. Элиза узнала ровный по­черк мисс Шиллингуорт. Там было написано:

Ровно в 9 часов. Пожалуйста, не опаздывайте.

Элиза прокашлялась, встала и вытянула из кармана жилета свои часы.

—   Вероятно, хочет поздравить меня с успешным выполне­нием последнего задания.

Было 9:03. Проклятье.

Вылетая из офиса, она еще успела услышать, как Брюс не­доверчиво фыркнул. Лифт, на котором можно было попасть на другие этажи здания, был спрятан за дубовыми панелями в конце коридора. Элиза проскользнула через секретный вход, вставила в замочную скважину висевший у нее на шее кро­шечный ключ в виде медальона и нажала на кнопку вызова. Пока она под глухой гул двигателей и шестеренок стояла в ма­ленькой прихожей, мысли в ее голове лихорадочно метались.

4
{"b":"257729","o":1}