ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

—   Я знаю, что вы сейчас хотите сказать, доктор Саунд...

—   Неужели? — Он сложил руки на груди. — Тогда, пожа­луйста, и меня просветите.

—   Я понимаю, что в ходе оперативной работы приняла не­сколько скоропалительных решений, не выяснив должным об­разом обстановку, — несколько запинаясь, произнесла она.

Доктор остановил ее, подняв руку.

—   Так вот как сейчас оперативные агенты называют прямое нарушение приказа — «скоропалительные решения»? — Он вновь надел очки и придвинул к себе толстенную папку. — Давайте-ка вместе взглянем на ряд других ваших «скоропали­тельных решений», не возражаете?

Когда он открыл ее, последняя надежда Элизы улетучилась. На первой странице было написано ее имя, и она слишком хорошо знала, что находится внутри. Она сидела совсем не­подвижно и просто ждала, когда занесенный над ней топор наконец упадет. Внезапно вспомнился кровожадный блеск, который Элиза видела в глазах Сассекса.

—   Давайте-ка посмотрим. Беспричинные разрушения, вы­званные подрывом загородного дома герцога Пемброука...

—   Его дворецкий использовал этот дом в качестве... — Она умолкла на полуслове, заметив, что доктор поднял на нее свой тяжелый взгляд.

—   Той же участи вы подвергли также и посольство Прус­сии. — Он послюнил палец и перевернул страницу. — Это был целый дипломатический скандал.

—   Агент, которого я преследовала, был виновен в...

Еще один его взгляд, и все протесты застыли на ее губах. Элиза немного съехала вниз в своем кресле, в то время как он продолжал:

А теперь еще эта операция «Темная вода». — Боже мой, она надеялась, что хотя бы ее он сюда приплетать не станет, но, собственно, с его стороны это было вполне естественно. — Разрушение базы капитана Немо и потеря всех чертежей его «Наутилуса» на сегодняшний день является наихудшим из всех ваших «скоропалительных решений».

Здесь она даже не пыталась ничего объяснять. Вместо это­го Элиза затаила дыхание. Интересно, что они сделают: сно­ва ограничат ее доступ в Арсенал или, возможно, переведут ее в младшие оперативные агенты?

Доктор отодвинул от себя папку и забарабанил по столу пальцами.

—   В свете всех этих происшествий ваше пренебрежение приказом в отношении агента Веллингтона Букса выглядит особенно тревожным.

Элиза судорожно сглотнула. После того безумного побега она всегда знала, что проблемы на этом не кончатся. Поэто­му она сделала то, что делала в таких случаях всегда, — пере­шла в атаку.

—   Агент Букс — один из наших, доктор, работник мини­стерства. И когда я увидела его там, я просто не смогла убить его, как то предписывали ваши приказы.

—   А с чего это вы взяли, что имеете право игнорировать их? Как вы можете быть уверены, что агент Букс не пошел на ком­промисс? Как главный архивариус он знаком со всеми секре­тами нашего министерства.

—   Шестое чувство, доктор. Инстинкт. Тот самый инстинкт, который позволяет мне выжить во время операций, нечто та­кое, чего вы, постоянно сидя в этом кабинете, никогда не смо­жете понять!

Она поспешно прикусила нижнюю губу. Ну вот, ее харак­тер. Эти вырвавшиеся сами собой слова уже никак нельзя бы­ло вернуть назад, но она всегда ненавидела, когда ее допраши­вали относительно ее действий в полевых условиях. Она была одной из лучших в министерстве. Возможно, методы у нее не общепринятые и даже экстремальные, но зато они всегда приносили результаты.

Доктор Саунд продолжал рассматривать ее с безучастным выражением на лице.

—   Я посмотрела на Букса, и у меня просто появилось ощу­щение, что он не сломлен. И, поскольку он был одним из на­ших, я приняла самостоятельное решение, на что я во время операции в полевых условиях имею полное право. Мы еще ни­когда не теряли... — Она запнулась на этих словах и поэтому начала снова: — Мы еще никогда не ликвидировали никого из наших, и я определенно не собиралась стать первым, кто сделает это. — Тут она позволила себе легкомысленно улыб­нуться. Всего лишь чуть-чуть. — К тому же, вытащить его от­туда живым было настоящим вызовом.

—   Вот это плутовское поведение, агент Браун, и беспокоит меня в вас больше всего. Министерство особых происше­ствий — это вам не частная лавочка, и никому не позволено действовать от имени королевы, руководствуясь какими-то соб­ственными импульсами. Лучший способ одолеть тени угрозы и тени зла — самому превратиться в тень. Мы защищаем им­перию тайно — момент, которым вы пренебрегаете... частень­ко. Вам следовало бы извлечь урок из опыта ваших предшествен­ников и, возможно, в меньшей степени полагаться на порох и динамит.

—   Но я обожаю порох и динамит. — Она прекрасно пони­мала, что сейчас напоминает ребенка, у которого отбирают любимую игрушку, но ее и правда до этого довели.

Ей показалось, что один уголок рта доктора Саунда дернул­ся, — она надеялась, что это должно означать сдержанную улыбку, — но это ощущение тут же исчезло.

—   Досье ваших операций, а также ваша неуемная любовь к «скоропалительным решениям», к сожалению, гарантиру­ют вам постоянные дисциплинарные взыскания.

В голове Элизы роились возможные варианты. Может быть, их добрый доктор собирается послать ее в представи­тельство министерства на Дальнем Востоке? На самом деле это, собственно говоря, не стало бы наказанием. Однако сле­дующие его слова оказались для нее полным сюрпризом.

—   Но сперва... — Доктор Саунд поднялся со своего крес­ла. — Я думаю, тут требуется несколько другая перспектива. Пройдемте, — добавил он, сделав жест в направлении двери.

На мгновение Элизе показалось, что она просто что-то не расслышала или пропустила оглашение наказания.

—Другая... перспектива, доктор?

—   Вот именно. — Он закрыл папку с делом и положил ее в лоток для обработанных документов. — И ваше появление сегодня утром, и ваши последние слова дали мне понять, что мне следует выбрать другой сценарий.

—   Очень хорошо, доктор. Так все-таки, куда...? — попыта­лась было задать свой вопрос Элиза; голова ее шла кругом от резких перемен в поведении директора.

—   Вам не понадобится зонтик, агент Браун, — усмехнулся он. — Мы останемся в пределах здания.

—   Это просто замечательно, доктор.

Мысли ее путались, пока она пыталась сообразить, какое же дисциплинарное взыскание он для нее придумал. Она по­пыталась успокоить свое дыхание. Они вместе прошли мимо мисс Шиллингуорт, которая снова сидела за своим письмен­ным столом; от былого беспорядка не осталось ни малейшего следа. Приемная выглядела абсолютно безукоризненно, как это было всегда, когда бы Элиза здесь ни появлялась.

—   Отличная работа, Шиллингуорт, — бросил на ходу док­тор Саунд.

Секретарша удивленно заморгала. Насколько поняла Эли­за, комплименты от директора, похоже, были чем-то из ряда вон выходящим.

—   Мы ненадолго, — сказал он и вынул из кармана пиджа­ка сложенный листик бумаги. — Позаботьтесь об этом и, по­жалуйста, попросите всех, кто будет меня спрашивать, либо тех, кому назначены встречи, позвонить мне после обеда. Мо­лодец.

Шиллингуорт кивнула и положила конверт посередине сво­его пугающе аккуратно убранного стола.

Доктор Саунд снова повернулся к Элизе, тепло улыбнулся ей и жестом пригласил пройти в лифт.

—   Только после вас, агент Браун.

В Элизе проснулось чувство мести, и от этого тело под одеж­дой снова покрылось гусиной кожей.

Глава 3,

где наш доблестный рыцарь картотек и каталогов наконец-то оказывается должным образом представленным мисс Элизе Д. Браун

Кап...

Кап...

Кап...

Веллингтон посмотрел через свой широкий письменный стол в сторону, откуда доносились эти звуки, стараясь разглядеть что-то в густых тенях подвала. Время от времени этот унылый метроном напоминал о царивших здесь плачевных условиях. Постоянный низкий гул бойлеров не тревожил его, потому что эти устройства просто выполняли свою работу: удерживали в себе влагу. Однако некоторые трубы и небольшие резерву­ары обязательно потели, собирая на себе конденсат. Учиты­вая же, что за этой стеной текли мощные воды Темзы, здесь неизбежно царила высокая влажность.

6
{"b":"257729","o":1}