ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Веллингтон и Элиза отпустили свои уши и переглянулись.

—   Боже мой, — сказал Бартоломью, — эти штукови­ны — это...

—   Только начало, — перебил его Хавелок.

—   Немыслимо, — раздался еще чей-то голос. — С вашей стороны это действительно потрясающее достижение, доктор Хавелок.

—   Спасибо, Чарльз, — засияв, ответил тот, — но я не мо­гу принять всю заслугу за это на себя. Насчет механических людей мне пришлось проконсультироваться с хорошим ору­жейным мастером.

Хавелок обернулся к двери, и только теперь Веллингтон за­метил Пирсона, стоявшего там в почтительном ожидании. Сколько времени он находился здесь? Этот высокий дворец­кий двигался практически бесшумно. Пирсон понимающе кив­нул и удалился в направлении фойе.

—   Вообразите себе мое удивление, когда этим мастером на самом деле оказалась женщина, — усмехнулся он.

Вошедшая в зал дама вызвала довольные улыбки на лицах мужчин. Грудь ее могла бы достойно соперничать с грудью Элизы, а черное как смоль вечернее платье придавало ей не­сколько угрожающий вид, но в то же время казалось каким-то неземным. Веллингтон судорожно сглотнул, в горле у него внезапно пересохло; после всего выпитого вина ему вдруг ужасно захотелось в туалет. Разумеется, он узнал ее — как можно было забыть такое?

Раздавшийся резкий смех заставил его оторвать глаза от женщины в черном. Дивейн даже не пытался скрыть своего презрения к вновь прибывшей, даже после того как Оливия вплотную приблизилась к нему. Казалось, что леди Дивейн готова упасть в обморок. Подхватив ее одной рукой, он впер­вые за все время пребывания в гостях продемонстрировал хоть какой-то знак привязанности к своей жене. Появившаяся женщина — по крайней мере, для семейства Дивейнов — оказалась неким объединяющим фактором.

Затем рядом раздалось чье-то шумное сопение — кто-то делал долгие глубокие вдохи. Обернувшись, Веллингтон с удивлением обнаружил, что Элиза, похоже, находится на грани неистовства. Она впилась глазами в новую гостью, крепко сжав челюсти, — без сомнения, чтобы сдержать го­товый вырваться дикий боевой клич. Веллингтон нахмурил лоб. Свою реакцию он понять мог, но ее?..

—   Братья мои, а также те, кто нам служит, и дорогие кандидаты, — начал Хавелок, — разрешите мне предста­вить вам сеньору Софию дель Морте, женщину множества разных талантов, которая прекрасно служит Обществу Фе­никса.

—   Милый доктор, — проворковала она; от ее итальянско­го акцента у мужчин за столом, казалось, перехватило дыха­ние, к пущей досаде их жен. — Вы мне льстите. Я так прекрас­но служу обществу, потому что вы, мой дорогой доктор, так прекрасно мне платите.

В ответ на это все дружно засмеялись — все, за исключе­нием лорда Дивейна, который хранил молчание.

—   Я полагаю, что с большинством собравшихся вы уже знакомы, — сказал Хавелок, обводя взглядом стол.

—   Все верно, — ответила она, мило улыбаясь тем, с кем встретилась глазами.

Путь к отступлению был отрезан. Деваться было некуда.

Веллингтон! — прощебетала она, медленно подходя к нему, в то время как остальные гости расступались перед ней. — Я даже не догадывалась, что вы можете оказаться здесь! Если бы я знала, то обязательно надела бы тот парик, который был на мне во время нашей первой встречи.

Единственным человеком, нарушившим повисшую тиши­ну, был Бартоломью Дивейн, который в ответ на ее слова на­смешливо фыркнул.

—   Сумасшедшая итальянка, — бросил он. — О чем это вы? Вы утверждаете, что знакомы с Ричардом Сент-Джонсом из Уэссекса? Глядя на ваш абсолютно черный наряд, я бы не сказал, что вы являетесь частой гостьей в мире текстиль­ной промышленности.

«Господи, — подумал Веллингтон, — какой же ты все-таки тупой, Дивейн».

—   Вы, как всегда, очень выразительны, лорд Дивейн, но по-прежнему не слишком сообразительны, — усмехнулась она, останавливаясь напротив Веллингтона. — Леди и джентль­мены, полагаю, этот человек еще не был вам должным обра­зом представлен: сеньор Веллингтон Букс, эсквайр, покорный слуга королевы, страны и империи.

—   Простите, не понял, — переспросил Дивейн, и всю его веселость как ветром сдуло.

—Другой мой клиент попросил меня доставить к нему это­го довольно осведомленного человека — по каким-то своим причинам. Знать их я не хочу, меня это не касается. Единствен­ное пожелание заключалось в том, что меня попросили доста­вить его живым. — Она улыбнулась каким-то своим воспо­минаниям. — Я тогда неплохо провела время, — дразнящим голосом заметила она, коснувшись кончика его носа.

Веллингтон вздрогнул, а взгляд ее переместился на Элизу.

—   И еще эта синьорина! Как я рада видеть вас снова. У ме­ня раньше не было таких занятных оппонентов — разумеет­ся, из тех, с кем состоялась наша повторная встреча.

—   Погодите минутку, — послышался голос Хавелока. — Жена Сент-Джонса...

—   Милый доктор, я понятия не имею, что эти люди вам на­говорили, — сказала она, медленно пятясь от них обоих, — но, судя по тому, что я знаю о Веллингтоне и о том, как дерет­ся эта женщина, я бы без всяких колебаний или сомнений сказала, что все вы здесь проводите уик-энд в обществе двух британских шпионов.

Щелкающий звук на этот раз издали не механические лю­ди, а пистолеты, внезапно появившиеся в руках у Элизы. Од­нако джентльмены из общества также имели возможность превратить спрятанное оружие в деталь туалета, рекомендо­ванного для званого ужина. Некоторые пистолеты напомина­ли дамское оружие Элизы, зато другие выглядели просто убий­ственно. Глаза Веллингтона удивленно округлились, когда три жены членов братства также вытащили небольшие «дерринджеры», причем держали они свое миниатюрное оружие не менее уверенно, чем Элиза.

В зале вновь воцарилась тишина; Веллингтон и Элиза огля­дывались по сторонам и видели направленные на них стволы, от которых сейчас зависела их судьба.

—   Ну хорошо, — неожиданно сказала Элиза, заставив вздрогнуть всех, кроме Веллингтона и Софии. — У меня тут два пистолета, всего двенадцать патронов. Кто из вас хочет умереть первым? — Она медленно переводила свое оружие с одного члена братства на другого. Когда один из пистолетов замер на­против Софии, Элиза пообещала ей: — Впрочем, для вас я спе­циально оставлю одну пулю. Можете не беспокоиться.

—   Боже мой, так вы умеете говорить! — воскликнул Бар­толомью.

—   Все правильно, приятель, — сказала она, вкладывая в свои слова всю гордость за Новую Зеландию. — Хотя вам мой акцент чертовски понравился бы, и вы бы не устояли.

Хавелок сделал шаг вперед, не сводя глаз с Веллингтона. Лицо его ничего не выражало.

—   Что ж, — начал Веллингтон, — сложилась действитель­но крайне затруднительная ситуация. Однако я все равно сказал бы, что вечер был замечательным. Отличное вино. Фанта­стическое угощение. Впечатляющая демонстрация достижений науки. Это вдохновляет, честное слово. Так что, если вы не воз­ражаете...

Затем Веллингтон, не обращая внимания на щелканье взво­димых курков, вернулся к столу, выдвинул свой стул и сел.

—   Букс, — сказала Элиза, переводя взгляд и свои писто­леты с одного неприятеля на другого, — какого черта вы де­лаете?

—   Мисс Браун, — бросил он через плечо. — Я достаточно образован, чтобы адекватно оценивать опасность, а в данный мо­мент мы с вами — как сказал бы рабочий класс — просто влип­ли. — Веллингтон уложил на колени свою салфетку. — Так что, если этим мгновениям суждено стать последними в Божьем ми­ре, я намереваюсь завершить этот вечер достойным образом.

Пирсон оставался стоять в дверях, переводя взгляд с Хавелока на одинокого мужчину за столом, а затем снова на спину своего хозяина. Но тут Веллингтон нетерпеливо кивнул в его сторону, и этого было достаточно, чтобы дворецкий тут же ока­зался рядом с ним.

—   Кофе и десерт, сэр?

—Да, — ответил Веллингтон, поправляя манжеты своего смокинга. — Это было бы просто замечательно.

Глава 26,

в которой наш отважный дуэт оказывается в беде

—Должна сказать, — Элиза прислонилась спиной к влаж­ной стене и оглядела свою крошечную камеру, — что поме­стье отлично оборудовано.

80
{"b":"257729","o":1}