ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Там будут охранники, – заметил Эдди. – Скорее всего много охранников. Что, если они будут превосходить нас числом?

Роланд пожал плечами.

– Не впервой.

Глава 2

Наблюдатель

1

Вернулся Найджел с большущим подносом. На нем хватило места горкам сандвичей, двум термосам с супом, говяжьим и куриным, прохладительным напиткам в банках. Найджел принес коку, спрайт, «Нозз-А-Ла» и что-то еще под названием «Уит-Грин-Уит». Эдди попробовал и объявил, что никогда не пил ничего более мерзкого.

Все они обратили внимание, что Найджел уже не тот добродушный парень, каким был бог знает сколько десятилетий и веков. Его ромбовидная голова постоянно поворачивалась из стороны в сторону. Когда шла налево, он бормотал: «Un, deux, trois!», направо – «Ein, zwei, drei!»[49] Из глубин корпуса доносилось легкое потрескивание.

– Сладенький, что с тобой не так? – спросила Сюзанна, когда робот поставил поднос на пол между ними.

– Система самодиагностики обещает полный выход из строя в период от двух до шести часов. – Найджел говорил мрачно, но спокойно. – Существовавшие логические дефекты, ранее блокированные, проникли в ЦМС. – Его голова резко дернулась вправо. – Ein, zwei, drei! Жить свободным или умереть! Грег тебе в глаз!

– Что такое ЦМС? – спросил Джейк.

– И кто такой Грег? – добавил Эдди.

– ЦМС – аббревиатура центральной ментальной системы, – ответил Найджел. – Таких систем две, рациональная и иррациональная. Сознание и подсознание, как сказали бы вы. Что касается Грега, так это Грег Стилсон, персонаж романа, который я читаю. И получаю удовольствие. Называется роман «Мертвая зона», автор – Стивен Кинг. А вот почему я упомянул его в таком контексте, не имею ни малейшего понятия.

2

Найджел объяснил, что логические дефекты – обычное дело для азимовских роботов, так он называл себе подобных. Чем умнее робот, тем больше логических дефектов… и тем скорее они начинали сказываться. Древние люди (по терминологии Найджела – Создатели) компенсировали возникновение дефектов введением карантинной системы, которой блокировали ментальные глюки точно так же, как, скажем, нынче блокировали территории, где возникала оспа или холера. (Джейк подумал, что это эффективный способ борьбы с душевными болезнями, но предположил, что психиатры встретят такую идею в штыки, поскольку лишатся работы.) Найджел полагал, что травма, связанная с потерей глаз, каким-то образом ослабила карантинную систему, и дефекты, копившиеся долгие годы, прорвались сквозь «блокпосты», что тут же самым негативным образом отразилось на дедуктивных и индуктивных возможностях его мозга и эффективности логических систем. Но Сюзанне он сказал, что за это не держит на нее зла. Сюзанна поднесла кулак ко лбу и поблагодарила его сильно-сильно. По правде говоря, она не до конца поверила старине DNK 45932, хотя и понятия не имела, по какой причине. Возможно, корнями это недоверие уходило в Калью Брин Стерджис, где робот, который внешне не так уж и отличался от Найджела, оказался злобным и злопамятным предателем. Но было и что-то еще.

Высоко сижу, далеко гляжу, все вижу, – подумала Сюзанна.

– Вытяни руки, Найджел, – попросила она.

Когда робот выполнил ее указание, они увидели жесткие волоски, оставшиеся в сочленениях пальцев. И капельку крови на… том, что у человека называлось костяшкой пальца.

– Что это? – спросила она, сняв несколько волосков и подняв их.

– Я очень сожалею, мэм, но я не…

Он не видит. Разумеется, нет. В распоряжении Найджела остался только инфракрасный диапазон, а зрения он лишился, спасибо Сюзанне Дин, дочери Дэна, стрелку из ка-тета Девятнадцати.

– Это волоски. Я также вижу кровь.

– Да, конечно. Крысы на кухне, мэм. Согласно заложенной в меня программе, я должен уничтожать грызунов, если засекаю их. В наши дни их, к сожалению, очень много. Мир сдвигается все сильнее. – И тут же, резко повернув голову влево, он перешел на французский: – Un-deux-trois! Minnie Mouse est la mouse pour moi[50]!

– Э… Найдж, старина, ты убил Минни и Микки до того, как делал сандвичи или после? – спросил Эдди.

– После, сэй, заверяю вас.

– Знаешь, я, пожалуй, воздержусь, – сказал Эдди. – Я съел пубой в Мэне, и он так и застрял у меня в желудке.

– Тебе следует говорить un, deux, trois. – Слова сорвались с губ Сюзанны прежде, чем она поняла, что собирается их произнести.

– Не понял? – Эдди сидел, обнимая ее одной рукой. С того времени как они собрались вместе, он не упускал ни одной возможности прикоснуться к ней, словно нуждался в подтверждении ее реальности, не доверяя своим глазам.

– Не важно. – Потом, когда Найджел выйдет из комнаты или окончательно сломается, она собиралась рассказать Эдди о своих интуитивных догадках. Она думала, что роботы типа Найджела и Энди, как и роботы Азимова, о которых она читала подростком, не могли лгать. Возможно, Энди модифицировали, или он модифицировался сам, но запрет на ложь был снят. С Найджелом, полагала она, проблема оставалась, можно сказать, большая-большая проблема. У нее сложилось ощущение, что у Найджела в отличие от Энди доброе сердце, но тем не менее он или солгал, или сказал не всю правду о крысах в кладовой. Может, и о многом другом. Так что, его ein, zwei, drei или un, deux, trois следовало воспринимать как способ стравливания давления. Хотя бы на какое-то время.

Это Мордред, – подумала она, оглядываясь. Взяла сандвич, потому что хотела есть, как и Джейк, просто умирала от голода, но аппетит как-то разом пропал, и она не сомневалась, что не получит никакого удовольствия, заталкивая куски в рот. – Найджел выполняет и его указания, а сейчас он наблюдает за нами. Я это знаю… чувствую.

И откусив первый кусок хранившегося долгое время, упакованного под вакуумом, загадочного мяса, объяснила себе причину:

Мать всегда знает.

3

Никто из них не захотел спать ни в палате извлечения (хотя они могли выбрать любую из более чем трехсот застеленных чистым бельем кроватей), ни в пустынном городке за стенами Экспериментальной станции, поэтому Найджел повел их в свои апартаменты, часто останавливаясь, чтобы повернуть голову и досчитать до трех на немецком или французском. А вскоре начал считать и еще на каком-то языке, которого никто из них не знал.

Их путь лежал через кухню, где мерно гудели машины из нержавеющей стали. Она разительно отличалась от той древней кухни под замком Дискордия, где Сюзанна побывала во время Прыжка, и хотя они увидели следы приготовления трапезы, которой угостил их Найджел, признаков крыс, живых или мертвых, не просматривалось. Впрочем, никто по этому поводу не высказался.

А у Сюзанны ощущение, что за ними наблюдают, приходило и уходило.

За кладовой находилась маленькая, аккуратная трехкомнатная квартира, которую и облюбовал Найджел. Спальни, само собой, не было, но за гостиной и еще одной кладовой, заставленной электронным оборудованием, обнаружился кабинет с книжными стеллажами вдоль стен, дубовым столом и креслом под галогенной лампой для чтения. На стоящем на столе компьютере они увидели логотип «Северного центра позитроники», что никого не удивило. Найджел принес им одеяла и подушки, заверив, что они совершенно чистые.

– Может, ты спишь на ногах, – заметил Эдди, – но, полагаю, читать ты любишь, как и все, сидя.

– О да, действительно, один-два-три, – ответил Найджел. – Мне нравится хорошая книга. Это заложено в мою программу.

– Мы будем спать шесть часов, потом уходим, – сказал им Роланд.

Джейк тем временем разглядывал книги. Шел вдоль стеллажей (Ыш, понятное дело, не отставал от него ни на шаг), иногда доставал книгу.

– У него, похоже, весь Диккенс, – прокомментировал он. – И Стейнбек… и Томас Вульф… много Зейна Грея[51]… еще какой-то Макс Бранд[52]… Элмор Леонард[53]… и всегда популярный Стивен Кинг.

вернуться

49

Один, два, три – соответственно по-французски и по-немецки.

вернуться

50

Un-deux-rois! Minnie Mouse est la mouse pour moi! – Один-два-три! Минни – мышь моей мечты! (фр.)

вернуться

51

Грей Зейн (1872–1939) – американский писатель, создатель жанра литературного вестерна.

вернуться

52

Бранд Макс (р.1892) – псевдоним американского писателя Фредерика Фоста. Фост, тогда военный корреспондент, погиб в Италии в ночном бою. Дата смерти в биографии не указывается, потому что книги Макса Бранда, в самых разных жанрах, продолжают выходить и по сей день.

вернуться

53

Элмор Леонард – современный американский писатель-детективщик.

37
{"b":"258056","o":1}