ЛитМир - Электронная Библиотека

   "Да, ты меня слышишь?" - уже как-то обиженно прозвучало у меня в мозгу.

   "Слышу, слышу, - ответил я фразой из известного мультика, - че ты разорался? Не видишь, я отдыхаю"

   Дух поперхнулся. "Так тебе и надо" - злорадно подумал я и попытался уплыть в спасительную негу. Вообще мой, так сказать, сосед был не так уж и плох. Поняв, что я не клюну на его уловки, он вообще старался не разговаривать на эту тему. Хотя, конечно, постоянно доставал своим воем по поводу и без оного, но осознавал что шансов на выживание у него, в случае победы мало. И поэтому старался помогать мне в меру возможностей. Шкура то у нас одна на двоих. А моя смерть это и его тоже. Смешно - носить в себе Врага, который не может использовать твой труп.

   "И почему ты такой урод, - сказал зверь, - да и еще тупой как пробка". Надо сказать, что иногда эта мразь меня сильно бесила, но ничего с ней я сделать не мог. Приходилось стискивать зубы и терпеть.

   "То, что не красавчик и без тебя, уеб*ще, знаю, а вот за второе вмазать бы тебе по зубам", - привычно буркнул я, зная, что сделать это нереально.

   "Да, ну? - ехидно отозвался голос, не обращая внимания на оскорбление. - Если не тупой, то, как объяснишь происходящее?".

   "Как, как... Напился вчера с ребятами и судя по ощущениям подрался в довершении всего".

   "Да? А получше к ощущениям не хочешь прислушаться?".

   Мысленно прокляв его и всё его племя, я попытался создать картину окружающего мира.

   Во-первых, лежу на чём-то холодном. Во вторых ноги мне чем-то придавило, но как-то странно, как будто даже присыпало. В третьих сквозняк, холодный и мерзкий. И вода капает на камень. Не похоже это на казарму. Да выпить предпочтительней на свежем воздухе. И еще... Голова, конечно, болит, но не так как после пьянки. Скорее после удара.

   Я попытался вспомнить вчерашний день. Поезд, сержант, сажающий нас в грузовик, поездка по поганой погоде, ссора с солдатиком, взрыв...

   "О, чёрт!".

   "Вспомнил, наконец".

   "Лучше бы не вспоминал. Сильно меня потрепало?".

   "Сломал крылья и палец на ноге. Полно синяков, ссадин и шишек. В общем, ничего страшного", - тут он прав. Это мелочи, а не увечья. Организм зарастит их за пару часов. Больше всего сейчас должно волновать другое. Я открыл глаза и попытался сесть. Не без труда мне удалось сделать и то и другое.

   Глаза с трудом различали очертания предметов. Пошарив рукой на поясе, мне удалось нащупать "светлячка" (жаргонное название химического осветителя - прим автора). Переломив его пополам и слегка потряся, я получил маленький, но довольно яркий источник салатового света. Итак, сижу в пещере с низким потолком, своды покрыты влагой, которая собираясь в капли, падала на каменный пол и порождала этот надоедливый звук. Чуть дальше валяются рюкзаки вперемешку с камнями и оружием. За ними ход, ныряющий вниз, в темноту. Ноги засыпаны примерно до бедра, но откопаться не сложно. Метрах в трех туннель, ведущий вверх, через который, судя по всему, я и попал сюда.

   "Неплохо было бы откопаться, - подал "дельную" мысль зверь, - а потом выбираться отсюда".

   Я ничего не ответил и, молча, принялся разгребать скальную породу руками. Не могу сказать, что это было легко, потому что многие камни имели острые сколы, режущие не хуже ножа, но приблизительно через полчаса мои ноги были свободны.

   Встав во весь рост, я направился к вертикальному тоннелю и, задрав голову, посмотрел вверх.

   - Бл*, вот жопа! - вырвалось у меня из груди. "Светляк" освещал нагромождение камней намертво заваливших туннель. Сдвинуть такие глыбы мне по силам, но где гарантия того, что остальные не рухнут, раздавив меня как таракана.

   "Мда... Мы влипли, - задумчиво протянул зверь. - Остается только одно - сдохнуть от голода".

   - Ну почему же, есть вариант спуститься по тоннелю, - когда рядом никого не было, я говорил с этим дьявольским отродьем вслух,- Сквозняк есть - значит где-то второй выход из пещеры. Или ты этого не заметил?

   "Заметил, - ответил тот. - "Только вот ты кое-чего не заметил".

   - И что же это?

   "Обернись. Теперь смотри на правую стену. Ниже. Левее трещины". На стене пещеры отчетливо просматривался какой-то след. Присмотревшись, я понял, что могло его оставить. Когти. Хорошие такие когти, запросто рвущие келавр в клочья. И след свежий, иначе его бы сровняло солью, которая покрывает стены. "Соль закрывает сколы за два-три дня", - всплыла фраза инструктора, сказанная им на таких далеких уже курсах спасателей. Следовательно, этим следам день-полтора. Плохо.

   Я беззвучно подошел к рюкзакам и взял в руки дробовик. В тесных коридорах эта штука получше автомата. Особенно вблизи.

   "Ты можешь сказать, где он?" - дух прекрасно чувствует своих "живых" сородичей.

   "Точно нет, но где-то впереди, - он был обеспокоен. - И удаляется".

   Мои руки сгребли рюкзаки и закинули их за спину. Включив подствольный фонарь, я двинулся вперед.

   "Э, ты куда?" - забеспокоился мой сосед.

   "За ним, - последовал короткий ответ. - Или ты думаешь, что я позволю ему просто уйти?".

   Тот ничего не ответил. Глубоко вздохнув, я начал спуск...

   Отойдя от селения на несколько десятков километров, команда Хинаты начала увеличивать темп. Точнее Конохомару, всё еще недовольный заданием и идущий первым, стал прибавлять шагу. "Эта старушенция совсем меня не воспринимает всерьез, - думал он, перепрыгивая с ветки на ветку. - Посылает нас в какую-то глушь, вместо того, что бы, хотя бы оставить в деревне. Если слухи не врали, то Акацке похитили Казекаге. Деревня Песка наш союзник, и мы должны помочь им". Он начал мечтать о том, как он, Конохомару, спасает Гаару и становится героем Конохи. Погрузившись в свои мечты, мальчик не заметил ветви, которая росла аккурат на уровне его лба.

   БАМС!

   ШМЯК!

   - Конохомару! - крикнула Моэги, приземляясь возле него.

   На лбу наследника клана Сарутоби зрела шишка размером с кулак.

   - Похоже, нам придется немного передохнуть, - произнесла Хината, снимая рюкзак и осматривая лоб мальчика. "Хорошо он ударился. Надеюсь, сотрясения мозга нет. Иначе придётся вернуться обратно", - подумала она.

   Перетащив пострадавшего на ближайшую поляну, команда расположилась на привал. Близился вечер, и сумерки начали теснить солнце, все сильнее наклоняя его к горизонту. Каждый думал о своём: Моэги беспокоилась о Конохомару, Удон сравнивал это задание с теми, которые они уже выполняли, а Хината... Хината никак не могла сконцентрироваться на чём-то одном. Её мысли постоянно перескакивали с одного на другое.

   "Это моя первая миссия в качестве капитана. Никогда не задумывалась о том, какая ответственность лежит на его плечах, - размышляла девушка о своём нынешнем статусе и тотчас, - Акацке похитили Казекаге, и Цунаде-сама отправила на помощь Какаши-сенсея, Сакуру-чан и Наруто-куна". Наследница одного из самых сильных кланов Конохи заулыбалась, вспоминая самого неугомонного и непоседливого ниндзя. Его прическу, глаза, улыбку, жесты. Эти воспоминания грели её сердце. Её первая любовь. Чистая, нежная, искренняя и ... безответная.

   "Интересно, насколько сильно он изменился? - размышляла она, готовясь к ночлегу. - Я слышала, он стал намного сильнее. Вместе с Сакурой-чан они сумели забрать колокольчики у Какаши-сенсея. А до них никто не мог этого сделать!"

   - Хината-сама, - раздался голос из-за костра.

   - Да, Удон-кун, что ты хочешь спросить?

   - А что это за место, куда мы идем?

   Капитан помедлила с ответом. Всех деталей она, конечно не знала. Ей дали весьма расплывчатые инструкции: придти, поспрашивать местных жителей, посмотреть на заброшенные штольни. Вернуться назад и доложить обо всём увиденном.

3
{"b":"258101","o":1}