ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия фамильяров. Загадка саура
Кентийский принц
Николай Фоменко. Афоризмы и анекдоты
Кулинарные сюжеты деревенской жизни
Девочки с острыми шипами
Математик. Закон Мерфи
100 способов изменить жизнь. Часть 2
Расстояние между мной и черешневым деревом
Наука и проклятия

А не падать в его объятия.

Вильгельмина думала о том поцелуе. Она не могла этого допустить снова. Он все еще был ее врагом, хотя ей становилось все труднее и труднее вспоминать об этом.

Ей следовало помнить, что Сообщество назвало Себастьяна Янга опасным вампиром не без причины.

– Все из-за дождя, – сказала она себе. Это причина, почему она так остро отреагировала на него. Он помог ей преодолеть то, что как она думала, будет преследовать ее всю жизнь. И она просто… отреагировала. Ну, ее тело.

Но ее тело подводило ее и раньше. Ей нужно об этом помнить. И еще ей нужно помнить, что она больше не та молодая девушка. Она должна справиться с ситуацией с Себастьяном. Ей нужно держать ее под контролем. Она это может.

Глава 11

Когда следующей ночью Себастьян прибыл в квартиру Мины, то почти ожидал, что не обнаружит ее там. Но когда он пошел по непримечательному коридору с бежевыми стенами и темным ковром, который, возможно когда-то был голубым, но сейчас был грязно-серым, то почувствовал ее. Аромат лилий и личный запах Мины достигли его, и неожиданно запах антисептика вокруг стал гораздо приятнее.

Прошлой ночью его ошеломила сила его желания. Себастьян знал, что хочет ее, но был шокирован, как быстро это вышло из-под контроля. Он жаждал ее больше, чем какую-либо другую женщину за долгое-долгое время.

Вначале Себастьян посчитал свою потерю контроля нервирующей. Ему просто не нравилось это. Он решил, что это было просто неожиданностью. Мина бросила ему вызов, а он любил вызовы. Все дело в этом. Все просто.

Он с нетерпением ждал сегодняшней ночи.

Себастьян постучал в дверь, которая тут же распахнулась, будто Мина стояла за ней. Хотя, сузившиеся под вечными очками глаза и сжатые губы не указывали на то, что она рада его видеть.

Ладно, может она не испытывала радостного предвкушения.

– Привет, – сказал Себастьян и не мог не добавить. – Не могла дождаться моего прихода, да?

Вильгельмина косо посмотрела на него, но подвинулась, чтобы он зашел в маленькую квартиру. По дороге он заметил, что ее темные волосы были затянуты в косички, и взгляд задержался на ее теле, посмотреть, не носит ли она наряд маленькой дрянной девчонки из католической школы. Не очень-то повезло. Обычная бледно розовая рубашка и выцветшие джинсы.

– Входи, – сказала она. – Раз уж ты уже был здесь, то мне не нужно тебе ничего показывать.

Себастьян улыбнулся ей и вошел.

– Сегодня кто-то не в духе.

Она прошла за ним в гостиную, подождала, пока он сел на диван.

– Нет. Просто серьезная.

Себастьян застонал.

– Это еще хуже, чем не в духе. Мина, тебе кто-нибудь говорил, что ты слишком серьезная?

– Ну, говорили, – ответила она, хотя и казалась немного оскорбленной его замечанием. Хороший знак. Где-то там должна быть дрянная школьница. Хотя он был бы сегодня просто рад настоящей улыбке. Или смеху. Но лучше не надеяться.

– Себастьян, – начала Мина и он улыбнулся.

– Что? – потребовала она, увидев на его лице удовольствие.

– Ты впервые произнесла мое имя.

Она посмотрела на него, как на чокнутого.

– Продолжай, – сказал Себастьян, откинувшись на подушки дивана.

Мина мгновение смотрела на него, но в глазах ничего нельзя было прочитать. Хотя, может дело в чертовом блеске ее очков.

– Себастьян, – снова начала она.

– Зачем ты носишь очки? Никогда не слышал о вампирах с миопией.

Она замолчала, снова нахмурившись.

– Что?

– Твои очки. Они тебе не нужны.

– Нет, – согласилась она. – Но они мне нравятся.

Мина сделала вдох и снова попыталась заговорить о чем-то, как видел Себастьян, важном для нее, и что она подбадривала себя сказать.

– Я хочу, чтобы ты знал, что…

– Тебе обязательно носить их сегодня?

Она захлопнула рот, затем сказала спокойно.

– Да.

– Ладно, – согласился он. – Но как узнаешь, если не спросишь?

Мина хмуро разглядывала его, будто пытаясь решить, правда ли ему нужен ответ. Очевидно решив, что не нужен, она снова начала свое объяснение.

– Я хочу сказать тебе, что абсолютно намерена…

– Мне нравится сегодня твоя прическа, – снова прервал ее Сеастьян. – А еще мне нравятся странные растрепанные хвостики.

Мина снова замолчала, одарив его взглядом, говорящим, что он безумен.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты крайне бесцеремонен?

– Удивишься, если узнаешь, сколько раз.

– Нет, – установила она. – Не думаю, что удивлюсь. Ты закончил? Я могу говорить?

Себастьян кивнул, пытаясь выглядеть достаточно раскаявшимся. Хотя он очень веселился. Ему нравилось, как легко он мог вывести ее из себя, это в своем роде объясняло, почему она так возбуждала его. Он выпрямился на диване, словно приготовился быть хорошим мальчиком и слушать.

Мина смотрела на него, пока он успокаивался, затем спросила.

– Теперь готов?

Он кивнул.

– Итак, я намерена придерживаться нашей сделки, но я думаю, нам нужно внести несколько правил.

Правила. Так, а вот сейчас она завладела его вниманием и не в хорошем смысле. Себастьян не любил правила. На самом деле, все что он намеревался сделать с ней, касалось нарушения правил. Разве никто не понимает, что этим вампиры и должны заниматься? Нарушать правила. Существовать вне условностей.

Но он молчал. Он хотел дослушать эту чепуху.

– Мое первое правило – никакого флирта.

Ну нет. Эти правила ему не подойдут.

– Никаких прикосновений. Не будем держаться за руки. Ну… в общем, никаких продолжительных контактов.

От этого заявления Себастьян встал, его движения были мягкими, но быстрыми.

– Почему?

Мина мгновение смотрела на него, затем холодно произнесла.

– Потому что мне это не нравится.

Себастьян едва не рассмеялся. Она лгала, и они оба это знали.

– Тебе не понравился мой поцелуй прошлой ночью?

На долю секунды ее взгляд переместился на его губы, затем она посмотрела ему в глаза.

– Нет.

Себастьян знал, что она врала, он чувствовал вкус ее желания на ее губах. Даже сейчас вокруг нее вместе с нервозностью искрилось ее желание. Она хотела его, а он ее. Все легко и просто. Но ее отрицание этого злило его больше, чем следовало бы. Как и ее отстранённое выражение лица.

– Ты придумала эти глупые правила, потому что я тебе не нравлюсь? Или потому что боишься, что нравлюсь слишком сильно? В конце концов, не очень хорошо испытывать симпатию к врагу Сообщества номер один.

Он сделал к ней шаг, она отступила. В комнате появилось больше страха, но в этот раз тревога была иной. Он размышлял, а не угадал ли он правду.

Но вместо того, чтобы отрицать или подтвердить его подозрения, она уставилась в пол.

– Ты не Враг номер один.

Себастьян медленно приближался к ней, но остановился в нескольких дюймах.

– Мина, я не враг тебе.

Она на мгновение посмотрела на него, на ее лице была написана лица надежда, которая сменялась неуверенностью. Ее темные глаза ранили сердце. Но затем эмоции исчезли, ее лицо стало нечитаемым, как у куклы.

Себастьян ненавидел этот пустой взгляд. Он хотел женщину, которая позволит себе наслаждаться дождем. Женщину, которую возбуждает и ошеломляет его поцелуй. Даже ту женщину, что сжимает зубы и зло смотрит на него.

Он потянулся к ней, но остановил себя. Она сказала, что не хочет, чтобы он прикасался к ней, и он подчинится. Но у него было собственное правило.

– Ладно, я согласен на твои условия.

Ее глаза посветлели.

– Но у меня есть и свое.

Она сомневалась.

– Какое?

– Я могу попросить дотронуться до тебя. Если ты скажешь нет, то я не стану. Но я могу спросить.

Мина нахмурилась, удивляясь его уступчивости, гадая можно ли верить, что он сдержит свое слово. Конечно, он пока не сделал ничего агрессивного относительно нее. На самом деле, учитывая то, что она пыталась с ним сделать, он был на удивление добр. Даже когда он злился на нее, то сердился недолго. Даже когда она публично унизила его. Даже когда раскрыл ее попытки навредить клубу.

23
{"b":"258173","o":1}