ЛитМир - Электронная Библиотека

Последние слова Себастьяна улетучились, а его лицо стало иным. Темные волосы, темные глаза, широкая кривая улыбка.

Мина пискнула, затем моргнула, ее глаза пытались сфокусироваться на Себастьяне. Высоком, стройном Себастьяне с его растрепанными волосами, золотыми глазами и кривоватой улыбкой.

Но Мина не особенно обращала внимание на этот атрибут в данный момент, потому что он продолжил напирать, золотые глаза потемнели от гнева.

Неожиданно внутри Мины забурлил смех. Он вне себя. Таким она еще его не видела, и ей было не страшно.

Она боялась того, что он заставляет ее чувствовать. Она боялась раскрыться такому, как он. Но это ее личная проблема, с которой надо справиться. Она верила, что он ничего не сделает против ее воли. Но с ее собственными страхами с этим было не легче справиться, но это означало, что она задолжала ему извинение.

Возможно, за многие вещи.

Мина подошла к нему.

– Я никогда не принуждал женщин, и никогда не стану этого делать…

– Прости, – сказала она, дотронувшись до его руки. – Мне не следовало это спрашивать прошлой ночью. Не после тех чудесных вещей, что ты мне показал.

Себастьян уставился на нее, его взгляд блуждал по ее лицу. Затем улыбка медленно вернулась, кривоватая и милая.

– Ты прощена.

Вильгельмина заморгала от его неожиданной смены настроения, не зная, что сказать. Он был очень зол, и хотя у нее не было опыта насчет настроения мужчин, исключая отца и братьев, которые покинули ее жизнь примерно сотню лет назад, она не ожидала, что он так легко ее простит.

– Отлично, – сказал Себастьян. – А теперь иди, оденься. Хотя, не могу сказать, что это мне не нравится.

Вильгельмина посмотрела на свою светло-бирюзовую шелковую пижаму, которую, как оказалось, она забыла, что носила, пока он не указал на это. Пижама была мешковатого мужского покроя, но она неожиданно очень испугалась, что была обнажена под мягкой, легкой материей.

Она кивнула и поспешила вниз по коридору, подальше от голодного блеска в глазах Себастьяна. И она знала, что страх внутри нее был вызван не взглядом Себастьяна, а тем, что ей это нравилось.

Себастьян смотрел, как она спешила в спальню.

Ну, все вышло лучше, чем он ожидал. Он ожидал, что она закроется, или сбежит, как делала раньше при их ссорах. Но она этого не сделала. Она потянулась к нему. Дотронулась, извиняясь. Огромный, огромный шаг. И внутри нее он ощущал лишь легкий страх. Понимание этого сделало его невероятно счастливым.

Себастьян вздохнул, чувствуя облегчение от того, что его взрыв не напугал ее. Он ненавидел терять контроль. Злость опустошала эмоционально, это было вовсе не весело и обычно не продуктивно. И если честно, он терял контроль с момента, как узнал Мину, больше раз, чем за всю свою бессмертную жизнь. И с Миной злость может положить конец любому возможному доверию. Она хотела верить в худшее в нем, но пока этого не делала.

Они двигались вперед. Она не могла верить, что он был людоедом и согласиться на продолжение сделки. Прогресс налицо. Может, она начинала верить ему. Снова его пронзило счастье, и он улыбнулся.

Затем он подумал о том, как она выглядела в шелковой пижаме, как материал подчеркивал зрелость ее груди. V-образный вырез приоткрывал молочную кожу.

Себастьян рухнул в кресло, качая головой, из-за тела, которое немедленно отреагировало на это воспоминание.

Часто женщины в клубе носили весьма откровенное белье, но он никогда не находил его таким возбуждающим, как скромную пижаму Мины.

Он хотел ее. Он хотел последовать за ней в спальню, бросить ее на кровать и любить ее часами. Но он знал, что не мог торопить Мину. Он знал, что она пока не было готова к нему, еще рано.

Он никогда не был терпеливым мужчиной, но с Миной был терпелив. Сейчас ему было просто приятно, что она выполняла условия их сделки.

Через несколько минут Мина вышла из спальни, одетая в синюю, выполненную на заказ, рубашку на несколько тонов светлее ее глаз, черную юбку с синими цветами того же цвета, что и рубашка. Она выглядела строго и достойно, и Себастьян подумал, что от ее вида его член выпрыгнет из джинсов.

Спокойно, приятель.

Его член подпрыгнул в ответ, вечно непокорный орган. Себастьян проигнорировал его, встал и пробежался руками по переду джинсов, надеясь, что уберет ткань от весьма заметного бугра. Он не смотрел вниз, чтобы увидеть, сработала ли его тактика, боясь, что она последует за его взглядом.

Вместо этого он улыбнулся и протянул ей руку.

– Готова?

Вильгельмина прикусила нижнюю губу, затем кивнула. Она поместила свою холодную, маленькую ручку в его, и его грудь сжало, словно это была самая большая победа в его жизни.

Глава 14

– Куда мы едем? – спросила Мина, когда они сели на заднее сидение такси.

– В ЛаГуардиа, – сказал Себастьян водителю, наклонившись вперед.

Мина хмуро посмотрела на него.

– В аэропорт?

Он кивнул, озорно улыбаясь.

– Зачем? – спросила она.

– Я правда думаю, что тебе следует научиться доверять мне, – его улыбка оставалась плутоватой, когда он откинулся на виниловом сиденье.

Доверять ему. Он продолжал повторять, будто это самое простое на свете. Мина предполагала, что для некоторых людей так оно и было. Но доверие так долго не было частью ее сути, что она не знала, может ли. Абсолютное доверие, без каких-либо сомнений.

Мина взглянула на Себастьяна. Он смотрел на нее, и она немедленно переключила внимание на окно, хотя и не видела мелькающего за ним города. Она все еще сомневалась, доверять ли, и почему из всех в мире она хотела доверять именно ему.

Мина ждала на обочине, пока Себастьян рассчитывался. В это время ночи в аэропорту не было такой суеты, как должно быть днем, но в округе еще слонялось множество людей. Некоторые тащили тяжелый багаж. Некоторые рылись в сумках в поисках билетов или паспортов, или еще чего-то потерянного, а некоторые уверенно шли вперед к финальному пункту назначения, катя за собой маленькие сумки на колесах с длинными ручками.

– Ладно, – сказал Себастьян, появляясь рядом с ней. – Готова?

Он протянул руку. Мгновение она смотрела на нее, затем скользнула своей ручкой в его. Держаться за руки с этим мужчиной почти стало ее второй натурой. Почти.

– Ты все еще не хочешь мне сказать, что мы тут делаем?

– Неа.

Мина прошла сквозь автоматические стеклянные двери и увидела огороженные секции, собирающие толпу у стоек аэропорта. Люди ждали с багажом и нетерпеливыми выражениями лиц. Казалось, воздух трещит от напряжения. Возбуждение, нервозность, раздражение.

– Это просто напряжение, но оно чувствуется совершенно иначе, чем в магазине игрушек, да?

Мина моргнула, удивленная, что тот знал, о чем она думает.

– Да. И не очень приятно.

– Подожди, – уверил он ее. Они пошли вниз по широкому коридору, пока не дошли до громоздких пластиковых кресел. Себастьян провел ее к ним и жестом указал присесть.

Мина нахмурилась, но подчинилась. Он тоже сел, его длинные ноги прижались к ее. Она посмотрела туда, где прикасались их тела, удивляясь, как сильно она реагировала на невинное прикосновение. Она чувствовала этот контакт каждым нервным окончанием, каждой частичкой тела.

Что он хотел тут делать?

Она переместила взгляд с их ног на его лицо. Казалось, Себастьян не замечал прикосновения, его внимание было сосредоточено на путешественниках.

Мина слегка улыбнулась себе. Он бы не заметил нечто простое, вроде прикосновения их ног. В конце концов, когда она первый раз увидела его, его руки блуждали по всему телу женщины на танцполе. Она гадала, какое ощущение было бы от этого, если лишь простое прикосновение его ноги так пробуждает ее чувства.

Она посмотрела на его руки, спокойно лежащие на его коленях. У него даже руки были красивыми – широкие ладони, изящные костяшки и длинные мужские пальцы.

Он вздохнул и посмотрел на нее.

29
{"b":"258173","o":1}