ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты, наверное, пересекалась с богачами и знаменитостями своего времени.

Она пожала плечами.

– Никого интересного вроде Мисс Остин.

– И как так вышло, что женщина – наследница одного из самых больших состояний в США, живет в крошечной квартирке на Ист Энд? Уверен, что ты могла что-нибудь сделать, чтобы получить деньги.

Мина перебирала складки своей юбки. Она не хотела говорить о своей семье, или почему она живет на скромную сумму, которую унаследовала, когда ей исполнилось двадцать один, которую смогла сохранить с помощью инвестиций. Ну, скромная по сравнению с биллионами, которые зарабатывала компания отца.

– Прости, – сказал Себастьян, когда понял, что она лишь собирается пристально разглядывать рисунки на своей юбке. – Наверное, нам следует вернуться к тому, зачем мы здесь.

Мина кивнула, все еще не зная, зачем они действительно сюда пришли. Но все лучше, чем говорить о семье, которая предала ее.

Себастьян оглядел комнату и остановил взгляд на пожилой паре, стоящей недалеко от них.

Он указал на нее.

– Сосредоточься на них.

Мина так и сделала, сосредоточилась на их эмоциях: возбуждение, радость и легкая нервозность.

– Чувствуешь их?

Она кивнула. Мимо пары прошли несколько пассажиров и их эмоции перемешались, стало тяжело сосредоточиться. Людей было меньше, чем на Таймс Сквере, но они все равно мешали.

– Сосредоточься, – сказал Себастьян, пугая своей способностью чувствовать то, о чем она думала.

– Все стало запутаннее, – признала она, когда мимо пронеслась группа взволнованных и напряженных людей.

– Используй свой якорь. Сосредоточься на чем-то, пока не вернешь контроль.

Мина сильнее прижала ногу к Себастьяну, сосредоточившись на ощущении его рядом. Она разбирала эмоции, как запутавшиеся цепочки, пока каждая из них не стала отдельной изящной цепью.

Она засмеялась слегка удивленно.

– Сработало.

– Молодец, – сказал Себастьян, по-настоящему радуясь за нее. – Теперь ты можешь различать эмоции? Отделять одну от другой?

– Да, – сказала она, удивленная тем, что ощущает каждую эмоцию хрустально чисто, сильно и различно от других. Обычно человеческие эмоции накрывали ее как шум и не отличались друг от друга. Даже вчера ночью эмоции были милыми и терпимыми, но это было, как слушать симфонию. Теперь это как слушать скрипку, а затем флейту.

– Мужчина, – сказала она, – тревожится больше, чем женщина.

Себастьян радостно посмотрел на нее.

– Да.

– А женщина радостно возбуждена.

– Да – Себастьян ждал, что она продолжит.

Мина широко улыбнулась.

– Как я это делаю?

Себастьян уставился на нее, эта великолепная улыбка дезориентировала его так же, как эмоции Мину. Обычный изгиб рта, но это самое трепетное, что он видел когда-либо.

– Ты учишься контролировать свою естественную способность блокировать эмоции и фокусироваться на одной вещи за раз. Скоро ты сможешь вообще отключать их, если захочешь.

Мина оглянулась на пожилую пару, затем засмеялась. Этот ее тихий смешок.

– Теперь, когда они не ошеломляют меня, я не хочу их блокировать.

– Это может быть весело, – ответил Себастьян, фокусируясь на ней. На ее счастье. Ее гордости.

– Немного похоже, будто я подслушиваю? – спросила Мина, чувствуя легкую вину.

Себастьян пожал плечами.

– Может, немного, но мы же не можем читать их мысли, несмотря на то, что Голливуд хочет внушить массам.

Мина повернулась к Себастьяну. Она думала об этом. Казалось, он читал ее мысли, и она хотела бы прочитать и его в этот момент. Она не могла даже считать его эмоции.

– Почему я не могу читать твои эмоции? – спросила она, осознав, что никогда не ощущала его чувств, кроме как нормальными способами. Выражение лица, тон голоса.

– Я могу скрывать их. И ты так сможешь, с практикой.

Она кивнула, желая спросить, почему он чувствует, что должен скрывать свои эмоции, но не была уверена, что хочет знать ответ.

– Так, попробуй его, – сказал Себастьян, указывая на мужчину в сером деловом костюме, который нес дипломат и прижимал к уху телефон.

Мина сосредоточилась, затем нахмурилась.

– Злость. Нетерпение. Разочарование.

Себастьян присвистнул.

– Он, как мой брат, пока тот не встретил Джейн.

Она нахмурилась.

– Твой брат был таким?

– Добавь язвительность и страх и получишь Райса. До Джейн. Слава богу, существует чудо настоящей любви.

Мина рассматривала Себастьяна, который изучал проходящих мимо людей. И снова ее удивило его спокойное принятие идеи настоящей любви. Вампир, который меняет женщин каждый день недели. Это казалось ей странным.

Она стала наблюдать с ним за путешественниками. Молодой двадцатилетний человек шел прямо к ним, вся его фигура выражала усталость, выражение лица было очень серьезным, почти мрачным. Мина быстро пропустила его, в поисках более счастливых людей. Затем женщину, тоже двадцати лет, которая неслась в их сторону, и неожиданно коридор заполнили чистые, оглушающие эмоции. Восторг, облегчение и любовь.

Мина не могла отвернуться. Она с восхищением смотрела, как мужчина бросил свою сумку и поймал женщину, которая кинулась к нему. Они смеялись, обнявшись. Затем целовались, едва не пытаясь съест друг друга.

Мина едва не ахнула, когда яркое и сильное желание достигло ее. Живые ощущения пульсировали в воздухе вокруг них. Их губы не отрывались друг от друга, руки блуждали по телу. Отчаяние в их прикосновениях. Отчаяние, которое тут же будет успокоено. Чудесная свобода, которой хочешь.

И она хотела ощутить подобное, поняла Мина. Ее тело желало подобной открытости, меньшей сдержанности. Она посмотрела на Себастьяна, ожидая, что и он наблюдает за ними. Их невозможно было игнорировать.

Но он не наблюдал за парой. Он смотрел на нее. Затем их взгляды встретились, и его глаза потемнели, стали цвета древнего янтаря.

Неожиданно вокруг них закрутилось желание, и оно не принадлежало солдату и девушке. Это было желание Мины Себастьяна, жаркое и болезненное. Ее взгляд упал на его губы, и она поняла, что хочет эту страсть и несдержанность для себя, а не как наблюдатель.

Глава 15

Себастьян увидел жажду в глазах Мины. Он почувствовал, как она пульсирует вокруг него. Он легонько вдохнул, от ее желания его кожа запульсировала. А какого будет ощущение пульсации ее тела на его? Его члена внутри нее.

Нет, предупредил он себя. Ее реакция была вызвана объединением пары. Он должен держать это у себя в голове и действовать медленно. Его нутро подсказывало, что Мина еще не готова. В конце концов, три дня назад она вообще считала его воплощением зла.

И, похоже, она еще не изменила свое мнение. Она смотрела на него с чистым желанием в темно-синих глазах. Но за этим желанием скрывалась капелька настороженности. Он чувствовал это, хотя и не видел.

Действуй медленно.

- Себастьян, - пробормотала она, задыхаясь. – Я… я хочу…

Его тело немедленно отреагировало на неуверенные слова. Его член уперся в джинсы, мускулы ныли от желания прикоснуться к ней.

«Но она даже не знает, как попросить того, что хотела,» - предупредило его сознание.

- Мина, - он старался говорить ровно, мыслить ясно и рационально. – Я не думаю…

Ее маленькая ручка погладила его, очертив челюсть, пальцы скользнули по губам.

Он зарычал от наслаждения ее застенчивой ласки. Прежде чем его разум успел понять, что собирается делать его тело, он перехватил руку, касающуюся его и потянул ее со стула. Он пошел вниз по коридору, не уверенный, что собирается делать, просто зная, что хочет уединиться с Миной. Даже пусть и не совсем в приватном месте. Черт, да кого он обманывал? Он готов был закинуть ее на ленту сканера и взять прямо там.

К счастью, он заметил туалет, прежде чем решился воплотить это.

Он потянул ее к двери с надписью «Семья». Он молился, поворачивая ручку, чтобы там не было занято, и это была простая ванная комната. Ему повезло по всем пунктам. Комната была пустой, с одним унитазом, пластиковом столиком для пеленания, прикрепленным ко стене раковине на крупной стойке.

31
{"b":"258173","o":1}