ЛитМир - Электронная Библиотека

Мина уставилась на худого, бледного мужчину. Эта женщина наняла его? Она задумалась. Не похоже на нее. Она сосредоточилась на его словах, а не на его внешнем виде.

- Там, я понял, как она контролирует ситуации, вроде сексуальных контактов между эскортом и клиентами. Как мы и предполагали, сексуальные контакты не возбраняются, - его глаза заблестели, и у Мины сложилось впечатление, что эта идея возбуждает его.

Группа начала перешептываться, явно огорченная заявлением Даниеля. Она нахмурилась. Может она что-то упустила, но они вроде не говорили об укусах. Разве не о укусах они сильнее всего беспокоились? Укусы, использование людей в качестве еды, причинение им вреда. Укусы и питье их крови, это то, от чего они кажутся монстрами. А не секс. И люди занимаются сексом. И секс не останавливает их объединение с обществом.

Мина встала со стула.

- Извините.

Казалось, вся комната в унисон повернулась, чтобы посмотреть на нее, и на секунду она хотела сесть на место. Но она знала, что не могла. Ей нужен был на это ответ.

- Я… - она прокашлялась. – Я думала, что больше всего мы беспокоимся, не использует ли она свою службу эскорта, как ресторан с едой на вынос для своих работников. А не отношениях между людьми и сверхъестественными.

Глаза Даниеля сузились и его жуткий взгляд скользнул вниз по ее телу. Она боролась с желанием обхватить себя руками, защищаясь. Губы скривились в улыбке, от которой бежали мурашки.

- Дорогая Вильгельмина, ты же знаешь, что эти два акта идут рука об руку?

Мина нахмурилась. Что он подразумевал? Она задрожала, почувствовав, что ее кожа хочет избежать этого темного, нервирующего взгляда.

- Согласна, - сказал кто-то. – Как сверхъестественные существа, мы все знаем, что эти два акта тяжело разделить.

Мина посмотрела на говорящую – вампирша, одетая, как предсказательница судьбы. Это имел в виду Даниель? Что они все должны понимать опасность? Почему то, Мина чувствовала, что он намекал, что у нее в этом нет опыта. Но он не мог этого знать.

- Но мы знаем, что это там происходит? – спросила Мина, направляя свой вопрос Джексону и Джуду. – Были доклады о жестокости?

- Конечно были, - ответил вместо них Даниель, и снова Мина почувствовала радость в его заявлении.

- Хотя, - добавил Джуд, - Мы не можем точно сказать, были ли они связаны с эскортом. Это был один из клиентов Мисс Миллхаус, но это было в ночь, после того, как она наняла эскорт.

Мина заметила, что Даниель с отвращением посмотрел на Джуда.

- У Мисс Миллхаус есть правила, которым следуют работники? Например – интимные контакты приветствуются, если на них настаивают люди. И укусы запрещены, или это тоже поощряется? – спросила Мина.

Даниель задрал подбородок и не стал встречаться с ней взглядами.

- Об этом я не знаю.

- Ты работал на нее, и не знаешь правил? – Мина покачала головой. – Это как-то неправильно.

Даниель встретился с ней взглядом. Ее желудок сжался.

- Мина, - Видет, которая сидела в нескольких рядах от нее, встала. – Почему ты сомневаешься в этом? Мы знаем, что она опасный вампир. Как и любой, занимающийся подобным бизнесом.

Мина посмотрела на Видет, которая смотрела на нее, словно она капризный ребенок, который влезает во «взрослые» разговоры. Такой взгляд она помнила у своих родителей. И в этот раз она отказывалась отступить под осуждающим взглядом.

- Я просто хочу знать, что мы преследуем реальную угрозу.

- Может ты просто расскажешь нам, как продвигается твоя миссия?

Мина встретилась с ним взглядом, не желая позволять вампиру запугать ее.

- Я добилась того, что Себастьян Янг согласился месяц не кусать людей, - заявила она.

Она заметила, что Видет и Джексон были впечатлены. На красивом лице Джуда эмоций не было, а Даниель злился.

- И что ты предложила взамен? – спросил Данель. – Секс? Его ты с готовностью предлагаешь в эти дни?

Джуд встал.

- Даниель, я думаю, ты должен себя контролировать.

Даниель льстиво улыбнулся Джуду.

- Я просто имел в виду, раз уж Вильгельмина не против продажного секса Френни Миллхаус, может и она им приторговывает.

Мина сжала зубы.

- Нет. Это не часть сделки.

- Ну, я думаю, твое достижение замечательно, – сказал Джексон, одарив ее супер-яркой улыбкой. – Не важно, как ты это сделала. Люди в безопасности. Отличная работа, Вильгельмина.

Мина кивнула на его заявление и села. Неделю назад она бы так гордилась от этой похвалы, это убедило бы ее, что она делает работу Сообщества и делает ее хорошо. Но сейчас она чувствовала легкое сожаление, и еще большую уверенность, что людям не нужна защита от Себастьяна Янга.

Она посмотрела назад на Даниеля. Он смотрел на нее сузившимся, обиженным взглядом. Но возможно им нужна защита от некоторых сверхъестественных здесь.

Мина глубоко вдохнула, и покинула собрание. Теплый ночной воздух не был таким сжатым, как воздух на собрании. Она поспешила вниз по аллее, желая убраться прочь от остальных членов. Особенно Даниеля. Она не хотела говорить ни с кем из них. И не о Себастьяне.

В конце собрания. Мина еще больше убедилась, что Сообщество- это не то, во что она верила. Остальные члены сделали свои доклады о миссиях с «опасными» сверхъестественными. Оборотне, который держал дом, для детей-бродяжек, и, хотя не было никаких доказательств, что он причинял им вред, его назвали угрозой, которую надо остановить. Другой, рассказал о вампире, который водил такси, опять же тот был законным работником «Желтого такси», и не было никаких доказательств, что он завозил своих пассажиров в укромные места и жестоко кусал их. Но они поместили его под номером семь в списке самых опасных вампиров.

Мина покачала головой, шагая вниз по улице. Им больше нравилось осуждать, чем помогать людям. Она не была уверена, делают ли они это ради помощи. Скорее это были собрания, осуждающие сверхъестественных, чей уклад жизни был им не по душе.

Конечно же, и она была в этом виновна, так? Она никогда не видела и не слышала, чтобы Себастьян причинял смертным вред. На самом деле, по тому, как женщины вились вокруг него, он делал что угодно, не не вред им.

Снова, она задумалась, вились ли вокруг Себастьяна женщины сейчас. Ее грудь сжало, и в этот раз она не задумывалась, почему. Она хорошо знала эту эмоцию – ревность.

Вместо того, чтобы вернуться в свою квартиру, она двинулась в сторону Карфакс Эбби. Она хотела увидеть Себастьяна, и сейчас же. Она больше не собиралась лгать или судить себя. Он за три дня показал ей больше, чем она выучила за сто лет. Он заставил чувствовать ее живее, чем когда-либо. Даже, когда она была жива. Она хотела быть с ним.

Глава 17

Мина начала колебаться снаружи Карфакс Эбби. Если она войдет, то ей придется встретиться с людьми, с которыми она работала, людьми, которые с такой готовностью приняли ее. И которых она так несправедливо осудила.

Может, они не знали. Но это казалось маловероятным. У нее был опыт, относительно жизни клуба, пусть и не долгий. Все всё обо всех знали. И они, наверное, кого-то спросили. В конце концов она просто перестала приходить на работу.

Может, умнее вернуться в квартиру и подождать Себастьяна там.

Нет, она распрямила плечи. Ей нужно сделать это. Ей нужно сказать им, что ей жаль. И еще ей нужно увидеть Себастьяна. Ей нужно сказать, что и в нем она ошибалась.

О, он будет доволен этим, и никогда не позволит ей забыть, что она неверно осудила его. Но она с этим справится. Когда он поддразнивал ее, это было так же приятно, как и все, что делал этот мужчина.

- Привет, Константин, - сказала она тихо, когда подошла к крупной гранитной лестнице клуба.

Высокий грек-оборотень стоял в дверях, как древний часовой. Руки скрещены на груди, черная футболка обтягивала ее. Его затянутые в кожаные штаны ноги были широко расставлены, будто он пытался закрыть для нее вход. Но вместо этого он улыбнулся, в его тусклых темных глазах не было ни намека на неприязнь. На самом деле взглядом он изучал ее тело.

35
{"b":"258173","o":1}