ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я хочу покончить со сделкой, - сказала она ровно.

Нет. Ни за что. Но он этого не сказал.

- Почему?

Она посмотрела вверх на него, в ее синих глаза было отчаяние. Это он делал ее несчастной. Эта идея убивала его.

- Малышка, - пробормотал он, прикасаясь к ее щеке. – Пожалуйста, скажи мне что происходит.

Она закрыла глаза, затем от звука его мягкого сочного голоса выпрямилась. Она посмотрела ему прямо в глаза.

- Если ты встречаешься с женщинами, смертными женщинами, то откуда мне знать, что ты их не кусаешь? Мне никак этого не узнать. Ты мог кусать женщин каждую ночь с тех пор, как мы заключили сделку. Глупо с моей стороны. И…Я не могу… я просто не могу, - она указала на них. – Это. Сделка окончена.

Себастьян обдумал ее слова.

- Ты же ревнуешь, так?

Она не ответила, но была уверена, что отчаяние на ее лице сказало достаточно.

Не смотря на ее очевидный страх, от этой идеи ему захотелось победно заорать.

- Чему ты улыбаешься?

Он попытался успокоиться, но не мог.

- Жестоко наслаждаться страданиями других, - заявила она чопорно.

- Ох, малышка, - сказал он искренне. – Я наслаждаюсь, потому что это огромный прорыв.

Она посмотрела на него, как на чокнутого.

- Если ты ревнуешь, значит я тебе хоть чуть-чуть, да нравлюсь.

- Да, - признала она, закатив глаза.

- Я этому правда рад. Потому что, должен признать, и ты мне немного нравишься.

Ее глаза сузились.

- У тебя странный способ это демонстрировать.

- Та женщина. Ее зовут Джули Винчестер, она дизайнер по интерьеру, пришедшая в клуб, чтобы дать мне несколько советов.

Мина моргала, глядя на него, будто не была уверена, что правильно расслышала. И если правильно, то стоит или нет верить ему.

- Дизайнер?

Он кивнул.

- Вот и все. Я не кусал женщин, не спал с ними, и почти не разговаривал с того момента, как мы заключили сделку.

Мина знала, что должна была бы испытать облегчение от его слов. Он не был с другой женщиной. Не так, как думала она. Но это объяснение лишь помогло Мине понять, что сейчас он не был с женщиной. Но будет в конце концов.

Он не был тем, кто может остепениться, разве не так сказала Грета? Он не был мужчиной одной женщины, и она просто не могла ожидать этого. Если у Греты не было надежды удержать его, то шансы Мины равнялись нулю. И Мина не думала, что способна это вынести.

Но она хотела. Она хотела провести с ним больше времени, хотя эта идея безумно ее пугала. Но этот страх отличался от того, в котором она жила многие годы. Страх потери, а не страх оказаться в ловушке.

Ее взгляд изучал его лицо. Резкую линию скул, которая так контрастировала с греховно полными прекрасными губами. Его прямой нос и брови на тон темнее, чем его растрепанные волосы. Эти золотистые глаза, наполненные беспокойством, добротой и желанием. И все из-за нее, поняла она и не знала, что с этим делать.

- Иди сюда, - сказал он, поманив ее пальцем, с дурашливой улыбкой, которую она так любила.

Даже со всеми сомнениями в голове, она не могла отказаться. Она подошла ближе, и он притянул ее к себе. Его губы нежно прижались к ее, мягкие и сильные одновременно, с голодом и притаившимся за нежностью желанием. Опьяняющая комбинация. Волнующее обещание того, что будет дальше.

Несколько минут он продолжал так целовать ее, не заставляя ее реагировать больше, чем она того хотела. И из-за того, что он не давил, она дала больше. Приоткрыла для него рот. Ее язык щекотал его.

Она прижалась к его сильному телу, ее волосы запутались в его шелковых волосах. Она застонала, когда он разорвал поцелуй, не готовая к тому, чтобы его чудесные губы покинули ее.

- Пойдем ко мне в квартиру, - приглашение, озвученное низким бархатным голосом, было более соблазнительным и сладким, чем его поцелуи.

Она прикусила нижнюю губу, все еще возбужденная и чувствительная. Она не знала, может ли сделать это. Она хотела. Господи, как хотела. Она хотела чувствовать себя нормальной и целой. Она хотела, чтобы только он заставлял ее так себя чувствовать. И никто иной. Никогда. И это пугало ее, потому что она знала, это не то, что он предлагал. Он будет жить вечно, но вечно любить не будет. Она это знала.

Она снова уставилась на него, на его красивое лицо, гипнотизирующие глаза и кивнула. Ей нужно было воспользоваться шансом. Она не чувствовала так себя сотню лет, и она не могла отказаться от малейшего мгновения с ним.

Он ободряюще улыбнулся, и поднял дверь лифта. По коридору раздалось эхо металлического скрежета, и Мина не могла не понадеяться, что это был звук, с которым открылась ее тюрьма. Может, она наконец свободна, свободна от ужасного прошлого. Свободна снова чувствовать.

Переплетя пальцы с ее, он повел ее по коридору. Ее преисполненное надежды настроение испарилось, как только она вошла в красивую прекрасную квартиру Себастьяна. Пусть в этом месте была теплая домашняя атмосфера, но он все равно приводил сюда женщин. Его любовное гнездышко.

- Не хочешь присесть?

Она кивнула и примостилась на крае мягкого серого дивана. Он огляделся вокруг, как будто не был уверен, что делать. Его неуверенность помогла ей по какой-то причине почувствовать себя лучше.

- Хочешь что-нибудь выпить? Вина?

Она снова кивнула. Ей нужно было сосредоточиться на чем-то помимо Себастьяна.

Он кивнул в ответ и пересек комнату к маленькому буфету с несколькими бутылками и бокалами. Он собрался было взять одну из бутылок, затем остановился и посмотрел на нее через плечо.

- Белое или красное?

- Белое, - сказала она автоматически. Впервые за сто лет она хотела выпить что-то не красного цвета. Может это начало новой жизни.

Он повернулся к напиткам, а она изучала его спину. Его широкие плечи, и как мускулы перекатывались под его черной футболкой при каждом движении. Она не помнила, чтобы когда-либо смотрела на спину мужчины и хотела его. Даже когда…

Себастьян закончил наливать напитки и вернулся с ними к дивану. Он сел рядом с ней, оставив между ними небольшое пространство, и протянул ей бокал.

- Мина, нам все еще надо кое о чем поговорить.

- Например? – она посмотрела на свой бокал, притворяясь, что не понимает, о чем он. Но она понимала. Он хотел понять ее поведение в туалете аэропорта.

Себастьян потянулся, взял ее пальцем за подбородок нежно и заставил встретиться с ним взглядом.

- Я не знаю, - сказал он с изучающим выражением лица. – Это я и хочу, чтобы ты мне сказала.

- Я не уверена, что…

- Я хочу знать, почему наши поцелуи обычно заканчиваются твое попыткой нанести мне телесное повреждение?

Разве это не правда? Она знала, что паниковала, но она же не причинила ему вред, да?

Она открыла рот, чтобы отрицать это, но он продолжил:

- И почему ты не знаешь ничего о том, как быть вампиром. И почему ты так напугана.

Она посмотрела вниз на бокал и ухватилась за него обеими руками.

- Мина, пожалуйста. Скажи мне.

Она посмотрела на бледную жидкость в бокале, как в глубине ее мелькали искорки. Яркие и свежие. И она хотела вернуться к временам, когда была такой. Яркой, свежей, способной поверить в доброту других, смелой.

- Вино я пила лишь однажды, - сказала она неожиданно. Может, эти воспоминания принесло оно. Или может поход на встречу Сообщества, где она поняла, что не в них она верила. А может, это сам Себастьян, но неожиданно она захотела поговорить. Ей нужно рассказать кому-то, нет, не кому-то. Ей нужно рассказать ему.

- Правда? Лишь один раз? – сказал он. В его голосе звучал фальшивый интерес, который проявляют люди, когда они не уверены, куда пойдет беседа.

- Да. На мой двадцать второй день рождения. Думаю, не старше. Мой отец был очень строгим.

- Почему?

- Ну, конечно, все его дочери были наследницами. Мы должны были создавать хорошее впечатление, и мы не могли делать неправильный выбор. Мой отец твердо верил, что алкоголь ведет к неправильным решениям.

37
{"b":"258173","o":1}