ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вот с этим я должен согласиться, - сказал Себастьян, хотя и отхлебнул своего напитка. Крепкий ликер, золотистый, как и его глаза.

Она отпила от своего тоже, удивленная, что все еще спустя декады помнит резкий вкус. Удивительно, что это было погребено на задворках памяти. Резкое, яркое и незабываемое.

- И ты, и мой отец правы, - сказала она. – Я выпила лишь однажды ночью и сделала худший выбор в своей жизни.

Глава 18

Себастьян наблюдал, как Мина сделала еще один глоток вина, немного сморщившись от вкуса.

Он ждал. Он хотел понять ее, узнать, как она стала вампиром. Он хотел узнать, как она прожила столько лет и все еще не знала, как использовать силы, которые ей даны. Но что самое важное, он хотел узнать, почему она боялась его.

- Это был вечер моего двадцать второго дня рождения. Я помню, как он вошел в бальную залу. И я помню, что подумала, что он не может быть реальным, этот мужчина - слишком красив, - она тихо и неискренне рассмеялась.

Себастьян потянулся к ней, желая убрать этот отстраненный затравленный взгляд из ее темных глаз, но он боялся, что прикосновение может ее испугать. Может остановить ее. А у него было чувство, что ей нужно рассказать все так же сильно, как он хотел это услышать.

- Он пришел на одну из домашних вечеринок в нашем поместье в Ньюпорте. Это было недельное событие. Присутствовали Рокфеллеры, Карнеги и другие богатые люди. Но в том момент, как Донателло неспешно вошел в дом моих родителей, я не видела больше никого.

Себастьян пошевелился, от ее слов его грудь сжало. От отвращения, - сказал он себе, потому что знал, кем был этот Донателло. А не от того, что у Мины были такие сильные чувства к другому.

- Он отличался от всех мужчин в комнате. Высокий, темноволосый, невероятно красивый. А еще загадочный.

Снова резко сжало. О да, он ненавидел этого парня.

Себастьян наблюдал, как Мина выпила вина.

- Моя старшая сестра Лорелей была очень милой. Высокой и элегантной и… - Мина вздохнула. – Ну, она всегда привлекала внимание. Она не могла это остановить, даже если бы хотела, но она и не хотела. Моя вторая сестра Эва, тоже была красивой, умной и смелой. Она сводила родителей с ума своими выходками, но они боготворили ее. А еще был мой младший братец. Сын, которого всегда хотел отец. Папочка безумно обожал Бертрама. А между второй дочерью и любимым сыном была я. Еще одна девочка. Обычная, книжный червь, в лучшем случае не подходящая к общению с обществом.

- Мина, - сказал Себастьян, не способный больше не прикасаться к ней. Он потянулся к руке, которая лежала на ее колене, но она убрала ее.

- Я не рассказываю тебе это, чтобы ты жалел меня, - она послала ему взгляд, который не позволял сочувствовать ей.

- Я знаю, - уверил он ее. – Я просто хочу поддержать тебя.

Он колебалась, уставившись на предложенную руку. Наконец она скользнула ручкой в его, ее пальцы были тонкими и холодными. Ее хрупкость вызвало в нем желание защищать.

Она сделала еще глоток вина, затем продолжила:

- Когда Донателло прибыл на домашнюю вечеринку, мои сестры немедленно заметили его. Но он, казалось, не обращал на них внимание. Он сосредоточил его на мне. Это в первую очередь должно было насторожить меня.

- Мина…

- Дай мне просто продолжить. Пожалуйста.

Себастьян кивнул.

- Но я выпила вина и чувствовала себя смелой. И я заговорила с ним. И потанцевала. Как я уже сказала, вечеринка длилась неделю, и каждую ночь Донателло был рядом со мной, внимательный и обаятельный. Он прислушивался к моим интересам. Говорил мне все, что я хотела услышать. О, я не была такой наивной, чтобы не подозревать, что он охотится за моим наследством. Конечно, он должен был, или я так думала.

Себастьян нахмурился из-за ее грубой уверенности. Разве она не видела, какой хорошенькой была? Какой милой, забавной и совершенной?

Он сжал ее пальцы, не лез со своим мнением, потому что знал, что она не хочет его услышать.

Она не заметила его прикосновение.

- Мои родители не одобряли его. Они тоже знали, что он должно быть охотится за моим приданным, и они не колеблясь сообщили ему об этом. Они сказали, что если мужчина заинтересован в счастье в любви, то ему следовало выбрать Лорелей или Эву. Но если он хочет денег, то я была очевидным выбором.

- Почему?

- Потому что я была тихой и покорной, и не создала бы проблем, если бы он решил свободно распоряжаться моими деньгами и искать удовольствие где-то еще.

Себастьян больше не мог сдерживать свое мнение.

- Прости, но твои родители говорят, как козлы.

Мина заморгала, и он ожидал, что она разозлиться. В конце концов они были ее родителями. И он знал, что никому не следует оскорблять чужую семью. Черт, да он даже пару раз защищал Кристиана, а тогда он был чистым злом.

Вместо этого она пожала плечами.

- Если бы мои родители не были практичными, то были бы ничем.

Себастьян сжал зубы. В их поведении не было ничего практичного. Оно было жестоким. Как могли родители так ранить своего ребенка? Как они могли так открыто показывать, что любят одних детей больше других? Их родители никогда не демонстрировали предпочтение не к одному из детей. Именно он и его братья относились к их сестре, Элизабет, как к домашнему любимцу. Но она была малышкой и единственной девочкой. Но их родители никогда не выделяли ее.

- Хотя я знала, что мои родители, возможно правы, я игнорировала их предупреждения. Я удирала, выискивая способы увидеться с Донателло, - она смотрела вперед, выражение лица отдаленной, словно она вызывала в памяти их тайные встречи.

Себастьян не хотел, чтобы она вспоминала те свидания, моменты, когда ее обнимал другой мужчина. Неожиданно он понял, что больше волновался о том, что она вспоминает приятное, чем неприятное. Эгоистично, но правда.

- Днем я никогда его не видела, - сказала она, будто впервые осознав этот факт. Он наигранно рассмеялась. – Но думаю, даже если бы я заметила тот факт, не было бы никакой разницы. Разве не предрассудки считать кого-то вампиром?

Себастьян покачал головой. Пока не станет поздно.

- Когда приближался конец недели, Донателло стал сильнее настаивать, что я должна встретиться с ним вне дома. Он сказал, что хочет побыть наедине, где никто не сможет нас найти.

- И ты пошла.

Она кивнула, все еще смотря на комнату.

- Куда он привел тебя?

- Мы решили встретиться в лесу поместья моих родителей. Он был в частных владениях, и я знала, что мои родители никогда туда не пойдут, но он был достаточно близок, и если я вдруг захочу уйти, то смогу сделать это, - она глубоко вдохнула, и цвет ее лица стал еще бледнее, если такое возможно. – Или я так думала.

Себастьян сжал ее пальцы. Они были ледяными и не гнулись, словно сосульки.

- В лесу Донателло стал вести себя странно. Не как мужчина, который неделю назад очаровал меня. Он был агрессивен и… - она вдохнула, и Себастьян видел, что она начала паниковать от воспоминаний.

- Мина, малышка, не надо. Если это слишком больно, то ты не обязана рассказывать это.

Она повернулась к нему, и, казалось, что впервые с момента, как она начала историю, она заметила, что он рядом. От непролитых слез ее глаза сверкали, как сапфиры. От ее боли Себастьян едва не заскрежетал зубами. Он хотел убить этого Донателло. Разорвать на лоскутки.

- Мне нужно рассказать это, - прошептала она.

Он кивнул.

- Начался дождь. Ливень, - она задрожала, будто чувствовала его сейчас. – Я сказала ему, что нам нужно возвращаться. Подождать другой ночи. Он засмеялся и сказал, что мелкий дождик не помешает его планам. Он столько ждал, чтобы остаться со мной. Он прижал меня к дереву и держал. Я кричала, хотя и знала, что никто не услышит. Я боролась, но он был сильнее. Конечно я не знала, на сколько он силен, и что у меня нет ни малейшего шанса убежать.

Она снова резко вдохнула и быстро заговорила, будто пыталась как можно быстрее закончить историю.

38
{"b":"258173","o":1}