ЛитМир - Электронная Библиотека

Она снова заворочалась, желая его прикосновений везде. К ее груди, коже, внутри нее. От этой идеи она замерла, затем поняла, что этого она хотела больше всего. Почувствовать его мощь, силу, страсть внутри себя.

- Себастьян, - взмолилась она, не зная, как попросить его о том, что хочет. Она приподнялась, желая тоже дотронуться до него. Но он остановил ее, целуя, пока она не упала на матрас.

- Ты нужен мне, - прошептала она, когда он наклонил голову, чтобы посмотреть на нее.

- Я у тебя есть, - уверил он ее, его рука скользила по ее телу, накрыла грудь, погладила по животу и остановилась у края ее трусиков. Он игрался с резинкой пояса, нагнувшись и легонько целуя ее над ней. Двигаясь медленно-медленно вниз. Одновременно его пальцы играли с ее трусиками, а она ерзала, задыхалась, едва способная справиться со своим желанием.

Его губы остановили свое медленное путешествие у пояса трусиков. Он провел языком по его линии, его язык обжигал и волновал.

- Ты такая вкусная, - он снова лизнул ее.

Она ахнула, ее бедра приподнялись над кроватью. Его слова должны были напугать ее. Быть вкусной последнее, что она хотела. Она знала, что эта фраза ведет к боли. Но не здесь. Не сейчас. Эти слова Себастьяна лишь заставили ее захотеть, чтобы он попробовал ее больше, лишь он. Она хотела еще ощутить его язык на своей коже.

Ее пальцы вцепились ему в волосы, когда он запустил пальцы под пояс и стянул трусики, бросая их на пол. Мина поняла, что лежит перед ним совершенно обнаженная. Перед этим красивым, совершенным мужчиной. Она ждала, что почувствует стыд. Не почувствовала.

Она могла лишь думать о том, что хотела, чтобы тот продолжал трогать ее. Продолжал смотреть воспламеняющими, золотыми глазами.

Затем он переместился, матрас поднимался и опускался, пока он размещался между ее ног. Она легонько приподнялась на локтях, уставившись на эту новую позицию. Позиция, которая заставила ее широко расставить ноги под его внимательным взглядом. Она собралась сказать ему, что, наверное, ей была некомфортно от того, что они делали. Затем он дотронулся до нее.

Его палец погладил темные кудряшки на вершине ее бедер, еще одно из его легких прикосновений, которая оставило ее задыхаться, тело ее напряглось от сильнейшего желания.

- Ты нормально? – спросил он, внимательно за ней наблюдая.

Нормально? Нет, это слово не отражало, как она была. Она умирала и в этот раз от чистого желания, чистого экстаза.

Она кивнула. Затем он раздвинул ей ноги, его палец легонько дотронулся до маленькой точки на верхушке ее интимного места, которая так жаждала его прикосновения.

Ее бедра инстинктивно приподнялись, желая более долгого прикосновения. Себастьян широко улыбнулся и дал ей то, чего она хотела. Подушечка его пальца гладила ее, щекотала, дразнила. Каждое поглаживание приближало ее к чему-то, что она не совсем понимала, но знала, что хочет.

Она закрыла глаза, задыхаясь, ее руки вцепились в покрывало.

Неожиданно его руки исчезли, и она захныкала от потери. Но прежде чем она смогла умолять ее о том, чтобы он продолжал трогать ее, пожалуйста, продолжил трогать ее, в ее теле вспыхнуло пламя.

Она закричала, Себастьян замер, его язык прижимался к невероятно чувствительному бугорку ее интимной зоны. Он собрался притормозить, когда ее руки легли на его голову. Но она лишь прижала его ближе к себе, прижимаясь этим жаждущим маленьким бугорком к его языку.

- О, Себастьян, - умоляла она. – Не останавливайся. Пожалуйста, не останавливайся.

Она почувствовала, как он улыбается. Улыбается ее женственному местечку, это так ошеломляет, так волнующе, лично. В ней вспыхнуло еще более сильное желание.

Затем он лизнул ее. Его язык – обжигающий, шершавый рай. Он убрал его, затем нежно засосал местечко своими полными чудесными губами, как ее соски до этого, это было почти больно, восхитительно больно. Затем, как будто он знал, что она готова взорваться, он снова сделал несколько дразнящих движений своим языком. Ее клыки удлинились с ее возрастающей страстью, и впервые ей было все равно. Ее волновал лишь Себастьян и то, что он делал с ней.

Он продолжил свою сладкую пытку, а она задыхалась, ерзала, снова и снова зовя его по имени. Она закричала, когда он медленно погрузил палец в ее влажную жаркую глубину. Затем добавил еще один. Когда она почувствовала себя наполненной, он с силой втянул ее клитор, в этот раз не отстраняясь, когда она приблизилась к точке взрыва. Последнее движение его языком, и мир вокруг нее разлетелся на осколки.

Глава 20

Себастьян перевернулся на подушках, разглядывая Мину. Ее глаза были закрыты, густые ресницы чернели на фоне бледных щек, красные припухшие губы приокрыты. Ее бледная, бледная кожа даже покраснела.

Никогда он не чувствовал себя таким гордым за женский оргазм.

Его первой мыслью было то, что он хотел сделать это снова. Заставить ее кричать его имя снова и снова. Но он оставался рядом, обнимая ее. Это уже огромный шаг для Мины. И он не хотел разрушить хрупкое доверие своим рвением.

О, он хотел глубоко погрузиться в ее маленькое крепкое тело, но мог подождать. Он мог ждать столько, сколько ей нужно, пока она полностью не поверит, что он не хотел ничего иного, как разделить с ней удовольствие. Он хотел ее доверия так же, как и ее страсти. Он хотел, чтобы она чувствовала себя с ним в безопасности.

Мина глубоко вдохнула, от чего ее кремово-розовая грудь приподнялась, затем опустилась. Его пальцы сжались от желания дотронуться до этих совершенных сосков, но он держал руку на ее тонкой талии. Терпение. У него его никогда не было, но будет с ней.

Мина открыла глаза, повернулась и посмотрела на него. В ее сонных глазах было удивление, будто она все еще не знала, что делать с тем, что произошло.

- Ух ты, - наконец пробормотала она и улыбнулась. Он не мог не поцеловать эту восхитительную, удовлетворенную улыбку.

- Хорошо? - спросил он рядом с ее губами.

Она кивнула.

- Я и не представляла.

- Детка, наше существование не подразумевает боль.

Она встретилась с ним взглядом, и он увидел в нем надежду. Господи, он не хотел, чтобы эта женщина еще раз испытала боль. Он хотел защитить ее… Он просто хотел, чтобы она была здесь, и с ним.

Она зашевелилась рядом с ним, ее руки очертили его, затем переместились на спину. Ее ласка усложняла его намерение двигаться медленнее. Упорный орган, упирающийся в его джинсы не помогал тоже.

- Ты… ты всех этих женщин приводил сюда? – неожиданно спросила она.

Он поднял голову, удивленный ее вопросом.

- Я не хочу говорить о других женщинах, - сказал он. Он не хотел думать ни о ком, кроме Мины.

- И я тоже, - согласилась она.

Он улыбнулся и наклонился, чтобы медленно поцеловать ее.

- Но ты… понимаешь… ты делал это с ними? – спросила она, перед тем, как его губы приблизились.

- Это? – он нахмурился.

Она заворочалась, ее щеки стали еще краснее.

- Ну знаешь, сношение.

Себастьян раскрыл рот от удивления, затем рассмеялся.

- Я тут считал, что хорошо поступаю, не торопясь с тобой, а ты чувствуешь себя обманутой.

Мина покраснела еще сильнее.

- Нет, нет, дело не в этом, - она отвела взгляд.

Он засмеялся.

- Малышка, иди сюда, - он притянул ее к себе, и перекатился, пока она не оказалась сверху. Она уставилась вниз на него, с неуверенностью в глазах.

- Я с радостью дам тебе все, что ты хочешь. Мы можем заниматься любовью всю ночь. Я просто не хочу ошеломить тебя.

Она заерзала сверху, устраиваясь поудобнее на его груди, от ее движений ее упругая грудь терлась о его. Ее взгляд оставил его, вместо этого сосредоточившись на подушке под его головой. Или на его ухе, он не был уверен.

- Ты это можешь? Заниматься любовью всю ночь?

Он не мог не рассмеяться над ее смущенно-заинтригованном вопросе.

- Ого, я одним оргазмом разбудил нимфоманку.

42
{"b":"258173","o":1}