ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Позднее он все-таки научился кое-как владеть «инструментами», но держал их в клюве неуверенно и неловко и выбирал их без всякого знания дела: брал часто мягкие травинки, жилки листьев. Они, конечно, гнулись, лишь щекотали червяка, и напрасно только он с ними время терял.

Эйбл-Эйбесфельд пришел к выводу, что стремление брать «палочковидные» инструменты в клюв и извлекать ими червяков из всяких дыр в дереве у дятловых вьюрков врожденное, но рабочие навыки и правильные приемы приобретают они на практике.

Пример других умелых птиц играет здесь тоже немалую роль. Можно сказать, что знание теории этого дела вьюрки получают от природы в дар к первому дню своего рождения. Она запрограммирована в их наследственности, в генах хромосом. Но производственные навыки и технологические тонкости добывания червяков они должны развить у себя сами.

Как ловят

Рассказав о дятловом вьюрке и других умельцах из мира животных, мы уже занялись исследованием этого вопроса — кто и как из животных добывает свой хлеб насущный. Методы здесь чрезвычайно разнообразны и часто очень хитроумны. Рассказать о всех, конечно, невозможно. Но некоторые так оригинальны, так не похожи на все, к чему мы привыкли, что и умолчать о них нельзя.

Прежде всего о хищниках. Их охотничьи навыки тоже врожденные. Тигр, например, караулит добычу в засаде, у водопоя или в других местах, которые часто посещают его жертвы. Он кидается на них мощным прыжком и перекусывает горло.

С утра до вечера - i_021.png

Львы охотятся и загоном. Это единственные из кошек, за исключением, может быть, только южноамериканской эйры, которые живут небольшими стаями — прайдами. Убивая свою жертву, лев у мелких животных перекусывает шейные позвонки, у крупных — ломает их резким поворотом шеи вбок и вверх, прыгнув на животное и ухватив лапой за конец морды, либо просто ударом лапы по шее, иногда и по спине.

С утра до вечера - i_022.png

Леопард обычно бьет свою жертву спереди и тут же впивается в горло. Когтями задних лап крупным животным он часто рвет при этом живот.

Медведь бьет лапами и кусает.

Волки и дикие собаки гонят стаей добычу и на бегу рвут зубами сухожилия ног и шкуру на животе и часто таким образом потрошат ее еще до трапезы.

Куницы кусают всегда в горло и нередко убивают так (порвав сонные артерии) и более крупных, чем сами, животных.

Сокол бьет только летящих птиц, пикируя на них с высоты со скоростью иногда больше трехсот километров в час! Падая на жертву, он бьет ее не клювом, как иногда думают и пишут (он сломал бы так себе шею), а когтями задних пальцев. Лапы его с раскрытыми пальцами плотно прижаты к телу. А задние когти выступают из оперения живота как два острорежущих ножа. Представьте теперь, с какой бешеной скоростью падает сокол из поднебесья, и вы по достоинству оцените силу удара его когтей. Я сам видел однажды на Амуре, как сапсан рассек беззаботно пролетавшего над рекой большого черного дятла почти пополам.

С утра до вечера - i_023.png

Ястреб нападает из засады и бьет всякую птицу (и летящую и сидящую) и разных зверьков, которых может одолеть. Хватает их когтями. И орел ловит добычу когтями, а потом долбит клювом, и сова, и филин тоже. У филина когти такие длинные, что он даже ощетинившегося ежа пронзает ими насквозь, не повредив лапы об иглы.

С утра до вечера - i_024.png

Лесной кулик, вальдшнеп, — не хищник. Он мирно ловит в земле дождевых червей. Рассказывают, кто это видел, что он иногда стучит одной ногой по земле и прислушивается: есть ли там кто, не зашевелятся ли под землей дождевые черви? Если услышит их возню, вонзает свой длинный клюв в землю и его чутким концом пытается нащупать червяка. Если тут не нащупал, то, чуть отступя, втыкает еще раз. Так сантиметр за сантиметром ощупывает он подозрительное место. А когда наткнется на червя, упрется лбом в землю, кончик клюва раскрывается, и птица, как пинцетом, хватает червя и вытягивает его.

Иногда вальдшнеп легонько стучит клювом по земле. Говорят, что так он будто бы имитирует стук дождевых капель и, обманув червей, заставляет их вылезать из глубины поближе к поверхности, где их легко достать клювом.

Другой червоед, новозеландский киви, охотится примерно как вальдшнеп, но, шаря клювом под землей, отыскивает червей не осязанием, а обонянием. Не в пример другим птицам, оно у него очень тонкое. У киви даже ноздри с основания клюва переместились на самый кончик: чтобы червей под землей было легче вынюхивать.

Скворцы «высматривают» червей так: вонзают клюв в землю, с большим усилием раскрывают его там — земля расходится, образуется дырочка. В эту дырочку (не вынимая клюва из нее!) скворец смотрит обоими глазами, сведя их, что называется, «к носу». Глаза у него так расположены, что могут смотреть прямо вперед по клюву.

С утра до вечера - i_025.png

Некоторые птицы, и даже не очень сильные, но, по-видимому, очень нахальные, взяли «за моду» отбирать добычу у других птиц, более искусных, чем они, в своих промыслах. Коршун, например, — у соколов, ястребов и даже орлов. Но нет равных в этом бессовестном деле фрегату.

Немногие пернатые столь хорошо приспособлены к полету, как фрегат. У него сильные — в размахе больше двух метров — крылья и длинный вильчатый, как у ласточки, хвост. Кости фрегата «надутые»: с объемистыми воздушными полостями.

Часами парят фрегаты над океаном, ни разу не взмахнув крыльями. Иногда они играют друг с другом, выписывая в небе изумительные пируэты и виражи. Но плавают плохо и никогда не ныряют. Пищу свою добывают тоже в воздухе: ловят летучих рыб. Если фрегат схватил рыбу неудобно, он подбрасывает ее вверх и ловко хватает на лету. Если опять поймал неудачно, подбрасывает еще раз. Разбой у фрегатов в крови. Часами патрулируют они морские побережья, карауля возвращающихся с добычей птиц. Увидев с высоты спешащего к берегу баклана или чайку, фрегат быстро снижается и атакует противника, толкает его, бьет крыльями. Испуганная птица бросает добычу, а фрегат ловко подхватывает ее. Если рыболов уже съел свою рыбу, фрегат будет толкать его до тех пор, пока он не отрыгнет ее, и рыба, не успев даже коснуться воды, попадает в глотку фрегата.

Гнездятся фрегаты на тропических островах Тихого, Индийского и Атлантического океанов. С земли они подняться не могут, поэтому гнезда вьют на отвесных скалах или на деревьях. Ветки для гнезд ломают на лету или вылавливают из моря.

Название этой птице дано за ее стремительный полет в честь знаменитых когда-то быстроходных кораблей — фрегатов.

Кто как пьет

Все знают, что верблюд может долгое время бродить по пустыне с тяжелым грузом на спине и не пить. Люди не перестают удивляться этому свойству верблюда. Однако мало кто знает, что есть на земле животные, которые никогда и ничего не пьют. Это американские тушканчики, или кенгуровые крысы.

Живут кенгуровые крысы в пустыне Аризона и грызут семена и сухие травы. Сочные зеленые растения они не очень любят и едят редко. Почти вся вода, которая циркулирует в их теле, эндогенная, то есть рожденная в тканях тела. Она получается в клетках тела из переваренных зерен. Опыты показали, что из ста граммов перловой крупы, которой экспериментаторы кормили кенгуровых крыс, те получали, переварив и переработав ее в организме, пятьдесят четыре грамма воды! Вполне достаточно для крошечного грызуна, который расходует воду еще экономнее, чем верблюд.

15
{"b":"260184","o":1}