ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, кенгуровая крыса никогда не пьет: воду добывает из пищи. Знает ли она, что такое жажда? Может быть, и не знает, потому что чувство голода и чувство жажды слились у нее воедино.

По-видимому, не знают этого чувства и пустынный жаворонок, дрозд, сойка, антилопа аддакс, некоторые лесные птицы и мелкие грызуны. Людям не приходилось видеть, чтобы они пили.

Знаменитый сумчатый медведь Австралии (как и игрушечный плюшевый мишка, на которого он очень похож) тоже не пьет. Австралийцы так его и называют — коала, что на их языке значит «не пьет».

Не пьют и ленивцы: их «поят» сочные зеленые листья, которыми они набивают свои обширные желудки.

Почти все другие животные без воды обходиться не могут, но пьют ее по-разному: кто слизывает росу, кто сосет воду, кто лакает языком, хлебает всей пастью либо набирает ее в клюв, а потом, подняв голову, глотает. Самый производительный способ — засасывать воду. Зебра или бизон за один глоток выпивают сразу пол-литра воды. В плотно сжатых губах оставлено маленькое отверстие. Щеки и язык, увеличивая полость рта, создают в ней переменный вакуум, и вода, которая, как доказал еще Торичелли, не терпит пустоты, автоматически втягивается в пасть, заполняя ее. (Длинное рыло свиньи с водой затягивает в себя и воздух, оттого свинья, когда пьет, неприлично хлюпает.) Так пьют все копытные, многие обезьяны, медведи, а из птиц — голуби.

С утра до вечера - i_026.png

Лакают воду хищные звери. У крупных кошек язык густо покрыт бородавками, которые и удерживают воду. Этот способ питья не очень производителен: тигр, чтобы напиться на весь день — а для этого ему нужно четыре литра воды, — должен сделать языком восемьсот лакающих движений, на что уходит четверть часа. (Правда, не все четыре литра он выпивает сразу.) Лев, если бы пил, сколько пьет зебра — двадцать литров, — больше часа сидел бы у водопоя. А зебра, всасывая воду, успевает напиться за две минуты. И все это не случайно. Животные, которых всегда ждут у водопоя алчные враги, должны оставаться в опасном месте как можно меньше. Если бы не умели они так быстро пить, то, наверное, уже давно были бы все съедены.

С утра до вечера - i_027.png

Ну, а львам спешить не надо, они могут позволить себе смаковать очень вкусную в жаркий день воду, нежно лакая ее языком.

Муравьед пьет, окуная в воду свой полуметровый язык, а потом обсасывает его. Пьют языком и многие грызуны, а из птиц — попугаи, колибри, нектарницы, которые приспособились сосать соки цветов.

Хлебают воду выдры. Они ее словно кусают, хватая всей пастью.

Как пьет курица, видел каждый: набирает ее в клюв и, запрокинув голову, заставляет течь в горло. Такая манера в обычае почти у всех птиц. «Даже у страусов, о которых долго говорили, — пишет З. Веселовский, — что они вообще не пьют».

Некоторые звери утоляют жажду весьма оригинальными методами. Слоны бивнями и ногами роют в земле ямы, в них набегает чистая, фильтрованная через песок вода. Они засасывают ее в хобот (сразу литров 10–20) и потом выливают в рот. Но новорожденные слонята вначале пить хоботом еще не умеют: они хлебают воду ртом, встав перед водоемом на колени.

Обезьяны ревуны, гиббоны и многие полуобезьяны прямо с ветки спускаются к воде и, омочив руку, обсасывают ее. Так же, облизывая мокрую лапу, пьет и панда.

А павиан, уцепившись передними лапами за какой-нибудь уступ в береговом обрыве, концом хвоста изо всех сил старается дотянуться до воды. Окунув его, быстро вылезает на берег и скорее сосет, пока он не высох. Потом тянется хвостом за новой порцией воды. Так же «черпают» воду хвостом и некоторые макаки. Пьют они мало — около трех-четырех стаканов в день. Так что вполне могут напиться этим способом. Но когда за водой лазать по обрывам не надо, пьют ее ртом, как все.

С утра до вечера - i_028.png

Кенгуру, которому каждый день нужно больше литра воды, напоить себя по методу павиана было бы уже несколько труднее. Львам и тиграм — они выпивают вдвое-втрое больше кенгуру — еще сложнее. А ламы, антилопы и жирафы (4–6 литров в сутки — и хвосты коротки!) вообще не сумеют таким способом напиться.

Зебры и лошади — известные водохлебы: их суточная норма 10–20 литров. У носорога и бизона — 40–60 литров. А слон и столитровой бочкой едва-едва утолит свою могучую жажду.

Пьют животные не только воду, но и кровь (хищники), березовый сок (дятлы), нектар цветов, дубовый сок (жуки, олени, и от него иногда, по-видимому, пьянеют!) и даже мочу (северные олени и пчелы). Грызут и снег, и лед.

Сайгаки, например, и многие морские жители — костистые рыбы, тюлени, черепахи, змеи, ящерицы, а также птицы — пьют соленую воду. С точки зрения физиолога это особенно удивительно: ведь соли в питьевой воде, когда их много, могут совсем испортить почки, да и не только почки.

Но оказалось, что природа и тут все мудро предусмотрела.

Кто приходит в море на водопой

Старые легенды рассказывают, что крокодил льет горькие слезы, оплакивая несчастную жертву, им же проглоченную. «А егда имать человека ясти, тогда плачет и рыдает, а ясти не перестает». Давно стало нарицательным выражением «крокодиловы слезы». Говорят так о лицемерном человеке, притворно скорбящем о товарище, которому он причинил зло. Что же касается крокодила, то принято считать, будто никаких слез он вовсе и не льет. Это, дескать, миф, поэтический вымысел.

Недавно шведские ученые Рагнар Фанге и Кнут Шмидт-Нильсон решили все-таки проверить, плачут ли крокодилы.

И оказалось, что крокодилы и в самом деле проливают обильные слезы. Но не из жалости, конечно, от избытка не чувств, а… солей.

Почки пресмыкающихся животных — несовершенный инструмент. В помощь им, для удаления из организма избытка солей, у рептилий развились особые железы, которые помогают почкам. Железы, выделяющие растворы солей, у крокодила расположены у самых глаз. Когда они работают в полную силу, кажется, будто свирепый хищник плачет горькими слезами. Бразильские индейцы рассказывают, что и морские черепахи, выходя на сушу, горько плачут, сожалея о покинутой родине.

Фанге и Шмидт-Нильсон исследовали и черепах. Нашли у них точно такие же, как у крокодилов, слезные железы, выделяющие избыток солей. Солевые железы есть у морских змей и морских ящериц игуан.

Человек не может без вреда для организма долго пить морскую воду. А морские рептилии ее пьют. Пьют морскую воду и чайки, альбатросы, буревестники. Прежде многие ученые оспаривали наблюдения моряков: морские птицы, говорили они, не глотают соленую воду, а лишь набирают ее в клюв и потом выплевывают. Полощут, так сказать, рот.

Решили проверить это на опыте. Выяснилось, что птицы морскую воду пьют. Анатомы нашли у них около глаз солевыводящие железы, своего рода «слезные почки». Лишнюю соль из организма они удаляют даже быстрей, чем настоящие почки. Обладая столь продуктивным «перегонным аппаратом», чайки, бакланы, альбатросы, буревестники и пеликаны могут без вреда пить морскую воду. Слезный «сепаратор» очистит ее от солей, и ткани организма получат пресную воду.

Солевые железы у всех животных, обладающих ими, устроены почти одинаково. Это клубок мельчайших трубочек, оплетенных кровеносными сосудами. Трубочки забирают соль из крови и перегоняют ее в центральный канал железы. Оттуда солевой раствор по каплям вытекает наружу: у крокодилов и черепах через отверстия около глаз, у птиц обычно через ноздри. У пеликана на клюве есть даже продольные бороздки. По ним, как по каналам, стекают к кончику клюва соленые «слезы».

Зоологов всегда удивляло устройство ноздрей буревестника: они снабжены трубочками, которые наподобие спаренных ружейных стволов лежат сверху на клюве. «Жерла» направлены вперед.

16
{"b":"260184","o":1}