ЛитМир - Электронная Библиотека

─ Ма, а почему солнце синее? ─ спросил Сашенька, задрав голову к небу. На его пухлых губах играла очаровательная улыбка.

─ Оно разве синее? ─ переспросила Мария и тихонечко засмеялась.

─ Да! Вот погляди! ─ горячо отозвался сын.

Мать подняла голову и зажмурилась. Ласковые лучи осветили её лицо. Оно было безоблачно чистым, одухотворённым, с него словно слетел налёт вечных проблем и тревог. Мальчик остановился и, открыв от удивления рот, с восторгом смотрел на неё.

─ Мама, у тебя сейчас такое лицо... ─ обронил растроганно.

─ Какое, сынок? ─ Мария опустила голову и взглянула на сына.

─ Теперь уже не такое! ─ разочарованно, почти обиженно проговорил он. Потом смягчился: ─ Ты была похожа на Мадонну. Помнишь, на картинке в Библии?

─ На деву Марию? ─ Мать ласково потрепала сына по густым светлым волосам. ─ Нет, мальчик мой. На неё никто не может быть похож. Она святая...

─ Ты не ответила, почему солнце синее...

─ Мне оно показалось жёлтым.

─ А ты опусти ресницы и смотри долго-долго! Тогда поймёшь, что оно синее.

Мария рассмеялась и вновь посмотрела на небо. Сашенька терпеливо ждал.

─ Ну, что? ─ не выдержав долгой паузы, спросил он.

─ Ничего не получается, родной... ─ виновато отозвалась она.

─ Ладно! Может, в следующий раз увидишь! ─ Малыш снисходительно улыбнулся и протянул ей руку. ─ Пойдём домой? Я кушать хочу.

***

Всю свою нерастраченную нежность и любовь Мария щедро дарила сыну. Чтобы не травмировать ребёнка, она отказалась от предложения директора, Вячеслава Григорьевича, который несколько лет назад овдовел и хотел связать свою судьбу с доброй отзывчивой Марией. Он и к Сашеньке относился тепло, поскольку знал его с самого рождения. Но Мария даже мысли не могла допустить, что кто-то чужой войдёт в их маленькую, дружную, полную взаимного понимания семью. Да, и кроме уважения она к Вячеславу Григорьевичу ничего не испытывала.

С Константином Александровичем Мария познакомилась в детской больнице. Он был хирург, что называется, от Бога ─ компетентный, внимательный, чуткий. Сашеньку с острым приступом аппендицита привезла в больницу скорая. Была угроза перитонита. Мария от страха потерять сына заливалась слезами и молила доктора спасти его. Он спас и весь реабилитационный период участливо следил за здоровьем мальчика. Сашенька шёл на поправку. Мать почти безвылазно находилась в больнице, и такая преданность сыну невольно вызывала уважение сурового с виду доктора. Это был замкнутый человек, немногословный, отдающий все свои силы работе. Больные и весь медперсонал очень уважали его. О его прежней жизни мало кто знал. Он ни с кем не сдружился настолько, чтобы открыться, рассказать о себе. Он был словно окутан ореолом тайны. Кто-то слышал, что он спасал людей в Чернобыле и сам пострадал от радиации. Но точно никто ничего не знал. Константин Александрович был среднего роста, коренастый, начинающий седеть, светловолосый мужчина. В серых глазах его светились интеллект и доброта. Возраст неопределённый. Можно дать и сорок, и пятьдесят, а то и больше. С Марией доктор виделся каждый день и сам не заметил, как привязался к ней и её сыну. Эта мягкая, чуткая женщина затрагивала особые струны его души. Она была доброй... И преданной... Эти два качества он ценил в людях больше всего. Когда Сашеньку выписали, Константин Александрович несколько раз приходил к ним домой. Ему хотелось навестить больного мальчика, а ещё больше увидеть его мать. Мария неизменно встречала с тёплотой и благодарностью доктора, который спас Сашеньку ─ самое дорогое, что было у неё в жизни. Постепенно посещения врача участились. Мать и сын привыкли к нему. Константин Александрович приносил сладости Сашеньке и цветы его маме. Мария была тронута ─ ей никогда не дарили цветы мужчины, только дети ─ на первое сентября и день учителя. Она наивно думала, что Константин Александрович делает это из вежливости ─ он ведь интеллигентный человек. Его частые посещения она приписывала исключительно заботе о маленьком пациенте. Ведь именно Сашеньке он уделял большую часть времени своих посещений. Константин Александрович рассказывал ему о дальних странах, обычаях разных народов, приносил книги для его возраста, а потом они вместе обсуждали их. Сашенька с нетерпением ждал каждую встречу с доктором. Кроме мамы, это был единственный взрослый человек, который интересовался его судьбой. К Марии Константин Александрович не проявлял особых чувств, относился к ней доброжелательно и ровно, порою подчёркнуто сдержанно. Он пока не решался признаться ей в том, что любит.

Прошло полгода, в течении которых все трое ещё больше привязались к друг другу. Теперь они проводили вечера не только дома у Марии и Сашеньки, но совершали вылазки в музеи, кино, на природу. Однажды Константин Александрович пригласил мать с сыном к себе на дачу под Москвой. Это было чудное место рядом с лесом. Днём они собирали грибы, ягоды, а вечером устроили настоящий пир. Когда Сашенька, выбившись из сил, уснул, Константин Александрович бережно перенёс его в спальню, накрыл одеялом и вернулся в гостиную. Мария тепло улыбнулась. Она была благодарна ему за доброе отношение к сыну. От этой улыбки Константин Александрович почувствовал, как у него застучало в висках. Он протянул ей руку, усадил на диван и сел рядом.

─ Мария... Маша... Машенька... ─ проговорил с нежностью, взял её руки в свои и осторожно сжал пальцы. ─ Я люблю Вас...

Мария ошалело смотрела на него, не в силах ответить.

─ Я давно хотел признаться Вам в этом, но не решался... ─ произнёс доктор и замолчал, словно собираясь с мыслями. ─ Я... Я хотел сделать Вам предложение, но есть одно обстоятельство, которое удерживало меня... Только одна причина... Серьёзная...

─ Вы пьёте? ─ наивно спросила Мария. Она вдруг поняла, что хочет стать женой этого человека, несмотря ни на какие причины.

─ Нет, я не пью! ─ Константин Александрович покачал головой.

Мария светло улыбнулась ему. Её щеки зарделись.

─ Я... Я должен Вам признаться...

─ Не надо! Ничего не говорите! Я согласна... Вы добрый, чуткий, внимательный человек, Константин Александрович... И нет такой причины, чтобы

─ Я... я ничего не могу, Машенька... ─ обречено произнёс он.

Она вскинула на него глаза, пытаясь проникнуть в смысл его слов. Наконец, до неё дошло. Она вспыхнула и прижала его руку к своей щеке.

─ Это не причина... ─ обронила тихо. ─ Я хочу быть с тобой, Костя...

Она впервые назвала его просто по имени и смутилась. Он ласково улыбнулся и с трепетом поднёс её руку к своим губам.

─ Машенька... дорогая моя, любимая... Единственная моя...

Она порывисто обняла его за шею и прижалась к нему.

─ Я люблю тебя, Костя...

Новость о том, что мама выходит замуж за Константина Александровича, Сашенька воспринял с восторгом. Именно о таком отце он тайно мечтал. Он любил дядю Костю. Они поженились через месяц. Жили в квартире Марии. У Константина Александровича была двухкомнатная в комуналке, и они решили разменять две квартиры на одну большую, но на это нужно время. Жизнь семьи складывалась счастливо с самого начала ─ здесь царили взаимная любовь, нежность, понимание, забота. Константин Александрович никогда не спрашивал о прошлом Марию, а она его. Они деликатно относились к чувствам друг друга.

***

Как-то вечером Константин Александрович застал Марию в слезах. У него дрогнуло сердце ─ она была так трогательна, так беззащитна в своём горе. Он усадил её на диван, сел рядом, обнял и попросил всё рассказать. Как выяснилось, дело было в Сашеньке. Он играл с мальчишками во дворе и сцепился с одним из них, Петей, из-за какого-то пустяка. Тот презрительно глядя на него, обозвал его «ребёнком из пробирки». Сашенька мотал головой и доказывал, что он «нормальный, такой, как все дети». Петька вызывающе захохотал и выкрикнул, что у Сашеньки никогда не было отца, что он «искусственный». Дети подхватили его и с улюлюканьем загнали Сашеньку домой. Марии едва удалось успокоить его. Сейчас он уснул.

2
{"b":"260569","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спящий бог. 018 секс, блокчейн и новый мир
Жестокая игра. Книга 5. Древние боги. Том 2
Бойся, я с тобой
Nordic Dads
Два лица Пьеро
Турбулентность
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
Моя прекрасная ошибка
Специалист по выживанию