ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лед
Уродливая любовь
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
Лоренцо Великолепный
Цусимские хроники. Чужие берега
Пятое действие
Наше время не пришло
Сначала заплати себе. Превратите ваш бизнес в машину, производящую деньги
1000 и 1 день без секса. Белая книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом
Содержание  
A
A

И вот теперь, он возвышался надо мной. Я отчаянно, но совершенно бесполезно подёргала связанными руками и ногами. Связал он меня отлично. Дверь была заперта. Я была всего лишь рабыней оставшейся наедине с своим господином. Причём совершенно беспомощной рабыней.

Дразус немного отошёл назад, и я смогла рассмотреть его лицо. Его ничего не выражавшее лицо.

- Накажите меня! – крикнула я. - Я люблю Вас! Покажите мне, что я теперь принадлежу Вам!

Но мужчина сделал ещё шаг назад.

- Я умоляю о Вашей плети, Господин, - простонала я.

Мое сердце переполняла радость и любовь к нему. Но он молчал, а лицо его оставалось совершенно бесстрастным.

- Позвольте мне встать на колени перед Вами, - сказала я, - и просить быть выпоротой Вашей рабской плетью.

Дразус Рэнциус молча, не шевелясь, стоял на месте.

- Выпорите меня! Прошу Вас! Я люблю Вас! Я люблю Вас!"

- Рабыня, - презрительно усмехнулся он.

- Да, Господин, - признала я.

- К тому же прирождённая рабыня, - сердито добавил он.

- Да, Господин, - всхлипнула я.

- А ведь прежде я не знал, что Ты была прирождённой рабыней.

- Но Вы уже знали это, когда приобретали меня, - напомнила я. – Вы узнали это прошлой ночью.

- Да, - кивнул он.

- И, тем не менее, Вы купили меня! – воскликнула я.

- Да, - согласился Дразус.

- Я люблю Вас! – радостно крикнула я.

- Ты - прирождённая рабыня, - зло бросил он мне. - Твоя любовь ничего не стоит.

- Зато она реальна, - заверила я его.

- Интересно, - протянул он.

- Вы заплатили за меня, - заметила я. – А значит, Вы хотели этого.

- Возможно, - уклончиво ответил Дразус.

- Господин?

- Возможно, я купил Тебя не ради твоей любви, а из-за ненависти, -пояснил он.

- Я не понимаю Вас, Господин, - призналась я.

- Ты принесла мне много боли и печали, - напомнил он, - особенно, когда ещё была свободной женщиной в Корцирусе.

- Мне очень жаль, Господин, - честно призналась я.

- И как Ты уже сама знаешь, - сказал он, - теперь Ты моя рабыня.

- Так или иначе, я сожалею о своём прошлом отношении к Вам.

- Возможно, что моим намерением было оскорбить Тебя, унизить и раздавить Тебя, надругаться, своими руками научить Тебя страху, страданию и боли!

- Вы можете сделать со мной всё, что захотите, - улыбнулась я. - Я -Ваша рабыня.

- Интересно, понравится ли Тебе, - принялся размышлять Дразус, - жить в ошейнике, ненавидя самой и ненавидимой мной, совершенно беспомощной, и знающей, что должна абсолютно повиноваться мне, служить мне, любыми способами, со всем совершенством.

- Во мне нет ненависти к Вам, - рассмеялась я. - И Вам нет нужды сомневаться в моём повиновении и качестве моего служения. Ведь я -рабыня, Вы всегда можете исправить их. К тому же, я с нетерпением жду возможности начать служить Вам, и вовсе не потому, что этого требует надетый на меня ошейник, я от всего своего сердца.

- Возможно, я всё-таки должен унизить и опозорить Тебя, - заметил он.

- Чем больше Вы будете унижать меня, Господин, тем больше я буду любить Вас.

- Надеюсь, Ты ещё не забыла как мучила меня в Корцирусе! – напомнил он, сердито глядя на меня.

- Я была жестокой и мелочной, - признала я.

- Ты принесла мне тогда много страданий.

- Мне жаль, - улыбнулась я.

Признаться, я не была сильно расстроена, узнав о его тогдашних мучениях.

- Но в действительности, Ты же не сожалеешь об этом, не так ли? – с ядовитой улыбкой на губах поинтересовался Дразус Рэнциус.

- Говоря по правде, нет, - признала я, пытаясь пожать плечами, что не очень получилось, из-за верёвок на руках.

- И почему же? – спросил мужчина.

- Да потому, что я - женщина, - огрызнулась я.

- Значит, женщинам нравится насмехаться над мужчинами, и мучить их желанием, - заметил он.

- Некоторым женщины, и иногда, - ответила я.

- Но Тебе это нравится, - заявил он.

- Да! – с вызовом отозвалась я, переворачиваясь на спину и пытаясь приподняться, опираясь на локти. - Мне - да!

- Ну, что ж, я так и думал, - кивнул он.

- Это, весьма лестно для женщины, - объяснила я, - почувствовать, что в её власти пробудить желание мужчины!

- Несомненно, - раздражённо согласился он.

- Мне только жаль, что тогда я не знала, насколько важна я была для Вас в то время, - усмехнулась я. - Это сделало бы игру намного интересней!

- Понятно, я учту это, - сказал Дразус.

- И даже сейчас, мне было приятно узнать, - сказала я, - насколько я потревожила Вас тогда. Благодарю Вас, за признание в этом!

- Так, значит, Тебе радостно, - спокойным тоном проговорил он, пожалуй, даже слишком спокойным.

- Да, я рада, что у меня получилось сделать Вас несчастным! – призналась я, сердито. - Я рада, что заставила Вас потеть и смущаться, когда была для Вас недостижима!

Что и говорить, я и правда была рада этому!

В Корцирусе, хотя и будучи отчаянно увлечённым мною, он сопротивлялся моим чарам, и это безумно расстраивало меня. И как следствие этого сопротивления, во мне разгорелось желание отомстить ему по-женски. У меня были тысячи способов для того, чтобы помучить его, такие как, томные взгляды, казалось бы, ничего не значащие слова, улыбки, как бы случайные жесты и движения, небрежная близость, кажущееся безразличие. Много раз замечая, как в ответ на мои действия в Дразусе вспыхивало пламя страсти, я, надменно, опускала его с небес на землю, охлаждая его своей надменностью и иронией.

- Но те дни остались в прошлом, не так ли? - заметил Дразус.

- Да, Господин.

Я с трудом проглотили вязкую слюну. Я внезапно вспомнила, что лежу перед ним, нагая и крепко связанная по рукам и ногам, абсолютно беспомощная перед его силой и властью.

- И кое-что теперь изменилось для Тебя, не так ли? – спросил он.

- Да, Господин, - признала я неизбежное.

Что и говорить, теперь я была его рабыней. И наименьшее недовольство, что девушка вызывает у своего владельца, может быть отпечатано на её коже. А я теперь как раз и была в полном его распоряжении. Теперь уже я сама должна быть готовой по щелчку его пальцев, по небрежному взгляду, полностью ублажить его и выполнить его любые приказы.

- На колени, - скомандовал Дразус Рэнциус.

- Да, Господин, - отозвалась я, принимаясь извиваться и дёргаться.

Это оказалось непростым делом, встать на колени, со связанными за спиной руками, да ещё и со скрещенными щиколотками. Он даже не сделал попытки помочь мне. Наконец мне это удалось, и я замерла перед ним. Он стоял от меня в нескольких шагах, скрестив руки на груди.

- Ты хорошо смотришься на коленях и связанная как рабыня, - сказал он.

- Спасибо, Господин.

Мне вспомнился Корцирус, где я сидела над ним на троне в роли Татрикс. Теперь уже он возвышался над своей связанной, голой рабыней.

- Кажется, для Тебя пришло время расплаты, - бросил он.

- Делайте со мной всё что пожелаете, - ответила я. - Я Ваша.

- Даже не сомневайся, именно это я и сделаю, - усмехнулся он.

- Да, Господин, - опустила я свою голову.

- Как же я презираю Тебя! – вдруг крикнул Дразус Рэнциус.

- Да, Господин.

- Ты чрезвычайно красива, - сказал он.

- Спасибо, Господин.

- Ты боишься меня?

- Да, - кивнула я.

- Но Ты не кажешься испуганной, - заметил Дразус Рэнциус.

- Я не думаю, что Вы – относитесь к мужчинам, которые покупают женщин, ради того, чтобы причинять им боль, - пояснила я.

- Но ведь Ты не можешь знать этого наверняка, - усмехнулся он.

- Конечно, нет, но я могу надеяться, - сказала я.

Это почти как с замужеством. Ведь большинство женщин, до вступления в брак, действительно почти не знают мужчину, за которого они выходят замуж. Окончательно они узнают его, только спустя некоторое время совместного проживания. Естественно, что женщина, вступая в такие отношения, испытывает некоторый трепет. Также, только многократно страшнее, это происходит и с рабыней. Ведь своего нового владельца, того, у которого будет полная власть над ней, она, скорее всего не будет знать совершенно. Этого человека, она, вполне вероятно, до своего приобретения даже не никогда в глаза не видела. Окружит ли он её своей любовью и заботой, будет оберегать и лелеять её как сокровище, или будет обращаться как с животным и кормить дождём и снегом. Она понятия не имеет, что её ждёт. Всё что она может сделать, это изо всех сил стараться понравиться ему. Она – его собственность, и ей остаётся только надеяться на лучшее.

123
{"b":"262023","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подари мне чешуйку
Пограничное поместье
Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай
Наваждение
Пять Жизней Читера
Три товарища
Застолье Петра Вайля
Кудряшка
K-POP. Живые выступления, фанаты, айдолы и мультимедиа