ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вообще роль изменённого состояния сознания при невротизации, психосоматизации не выявлена, респектабельными психиатрами не признаётся. Нередко психоаналитики болезни выводили с эмбрионального происшествия, чем укрывали подлинную невроэтиологию. Даже доктор Уинтер охаивает объяснение комплекса вины зародышевыми чувствами. Вся дианетика видится бегством Хаббарда прочь от уяснения травм его.

Дианетике нет оправдания даже в прагматичности. Во что невротику верится, неважно. Успешны внушения любые. Дианетическому целительству грош цена. Все примеры Хаббарда не стоят одного примера Пёркинса. Дианетика сводится к излечению верой. Которое ничто не доказывает.

Хаббард, однако, такую критику предвидел:

«Всякие попытки нечищаемых отвадить от одитования сообщать одитору. Прекращение диатерапии — следствие нечистоты реактивного ума либо совести».

Когда пишу, дни дианетики видятся сочтёнными. Хаббарду нынче не до неё. В 1951 году третья Хаббардова жена, 25-летняя Сара, подала на развод. Называя «паранойяльным шизиком», обвиняя в истязаниях её беременной, в психиатрическом ему диагнозе.

В начале 1952 года Фонд обанкротился. По решению суда выкуплен учитовским бизнесменом, отказавшимся знаться с Хаббардом. Теперь отец одитования живёт уже в Аризоне. Где Хаббардово сайентологическое («науковедческое») товарищество рассылает его филиппики против уичитовской группы, продавая последние Хаббардовы книги, выпуская периодику “Scientology”, торгуя книгами с аудиозаписями Summary Course in Dianetics and Scientology, $382½ штучка. Феникское Хаббард-училище за регистрацию берёт $25, предлагая степень бакалавра сайентологии.

За $98½ вышлют электрописхометр, «отмечающий силу психического напряжения на протяжении диасеанса». Также «выявляющий моменты доспехации-выключения». Согласно листовке Хаббарда, «напрямик одитование неполно без электропсихометра. Безэелектропсихометрический одитор — это слепой охотник». Инструкция Хаббарда “Electropsychometric Auditing” — бесплатное приложение к электропсихометру. За $48½ доступна меньшая модель «моёметр».

Последнее послание Хаббарда клянчит $25 на жизнь, основание бесплатных училищ «по всей Америке», мелкие проекты. В награду членство в новом ордене Злотцев. Иоанн Кэмбэл, ознакомивший Америку с дианетикой за лечение синусита, тоже развёлся. С Уинтеровой сестрой.

А синусит его никуда не пропадал.

Общая семантика, подобная мантика

После дианетики с оргономикой удивляться нечему. Но без одной психиатрической секты знакомство было бы неполным. Речь об «общей семантике» графа польского происхождения Альфреда Габданка Скарбека Кожибского да «психодраме» румынородного психиатра Якова Льва Морено. Здесь абсурдность не столь очевидна, спорна.

Кожибский родился в 1879 году в Варшаве. Формально недоучен. Во время Первой мировой майорствуя на пользу Российской империи, тяжело ранен и выслан артиллерийским экспертом в Америку. Там остался, десятилетие сочиняя “Science and Sanity” — 500-страничную библию общей семантики. Напечатанную в 1933 году полиграфиею Международного графского сообщества противоаристотеликов. Книга — разорганизованная, многословная, философски неграмотная, скучная мешанина заимствованной у специалистов полуправды, неологизмов, идей путаных и метафизики мутной, а также более чем сомнительные спекуляции на психотерапии, неврологии.

Аллену Вокару Риду, что разбирал этимологию слова «семантика», получилось выяснить, якобы слово в черновике “Science and Sanity” не применялось. Зато было дико популярно среди польской интеллигенции.

Нормальные люди семантикой называют учение про значения слов и вообще симоволов. Зато Кожибский это слово растянул и лишил его всякого смысла. По Кожибскому, растительные тропизмы, вроде роста вверх, являются «семантической реакцией». Если младенец отрыгивает еду, чтобы кушать опять, «это блевание стало семантической уловкой на контролирование реальности». У нынешних общесемантиков отождествление «семантики» с «оценкой», «общей семантики» с «изучением и совершенствованием оценивания».

Кожибскому не нравится засилье логики, ложно названной им «аристотельской» (хоть Аристотелю книга посвящена), извращённой вербальными привычками, присущими говорам индо-европейской языковой семьи[80]. Особенно выделение подлежащего со сказуемым, упирание на глагол “is” («быть», «являться»). Что «является бisумием». Кожибски не сознаёт «изоморфизма», который используется математиками, Кожибски самим.

«Аристотельская» привычка бывает и другая, связанная с «двузначностью логики» — делением утверждений на ложные-истинные. Конечно, такая дихотомия приложима не всегда. Это логики знали без Кожибского. Которому не дано понять: есть области, где без этой дихотомии никуда. Все «k-значные логики» дедуктивно выводятся всё теми же делениями на ложь-истину. К примеру, человеку досталась ручка со стержнями: красным, синим и чёрным. Утверждение: раз эта ручка ни синяя, ни чёрная, то ручка (синяя) красная, будет (ложным) истинным, если даже логика трёхзначна[81]. Никакая логика не добилась отмены дихотомии, разве только переименования. И стыдиться нечего. Лучше стыдиться общей семантики.

Кожибскому невдомёк: и до него столетиями философы боролися против языковых ошибок. Ни слова про Джона Дьюи — аристотелеборца величайшего. Зато политы грязью почти все главные современные мыслители.

Масштабы самолюбия Кожибского видны всякому, кто знал либо читал его глубже. Себя рисующего величайшим, а свою “Science and Sanity” ставящего на «бессмертную» полку вместе с «Органоном» и «Новым Органоном». Подобно Хаббардовой, общесемантическая терапия призвана вылечить невротика любого диагноза, возвысить каждого до гениальности, сравнимой с коржибсковской. Всеми профессиями, с юриспруденции до стоматологии, нужно руководить общесемантически. Лишь общая семантика мир отвратит от умирания. Вторый выпуск “Science and Sanity” предваряется призывами заставить власти применять общую семантику на практике, пророчествами, что союз общесемантиков останется частью Лиги наций.

Кожибсков Институт общей семантики создали в 1938 году возле Чикакского университета за деньги производителя санузлов Корнелия Крэйна. Номер его здания с 1232 переименовали в 1234, чтобы серийный номер остался шестизначным. Кожибски — коренастый, плешивый, низкоголосый, одетый в армейский камуфляж. Кожибскивские занятия подобны телешоу. Важные места лекции выделены паузой, аудитория поддакивает-отнекивается, Коржибски помешался на фразе “et cetera”. Часто польским акценом обяъвляет: «Дело говорю» либо: «Детский сад». Играть аудиторией ему нравится. И студентам. Мода на коржибщину подобна зарисованной “Science and Sanity” «парандоидной семантоэпидемии» вследствие влияния лидера.

По Кожибскому, человек «анумный», когда психическое отражение слегка чуждо реальности. Коль отражение слишком искажено, человек является «безумным». Причина чему коверкающая действительность интенция по Аристотелю. К примеру, можно ли сказать, стул это либо не стул, устанавливается через то, как мы понятие «стул» определим. Но точная дефиниция недоступна. Стуловость и нестуловость различны континуально. Вот как это писал Уэллс в очерке “First and Last Things”:

«Вообразите кресло, табуретку, скамейку, ослон, а также детский, раскладной, электрический стулья, кресло пилота, кресло гинекологическое, кресла в театре, троны — всё разнообразие стульев, и поймёте, насколько терминология нестрога. Со всяким определением я смогу бороться».

Интенция, про которую речь, является признанием указанного факта. Стуловости не существует. Есть лишь стул №1, стул №2, стул №3 и так далее. Эту нумерацию Кожибски называет «индексированием». Но конкретный стул изменяется также во времени. Вследствие погоды, пользования, прочего становится другим. Что предусмотрено «датировкой». Говорим о стуле в 1952 году, стуле в 1953 году, так и далее. Анумницы же, наряду со многими безумцами, лечимы научением этому. Невротику, к примеру, ненавистны мамаши. Потому что с детства своей обижен. С аристотельской привычкой обобщает из-за наделения равным именем. Но без аристотелизма можно разлчать и маму №1, маму №2, маму №3 и прочие, на пациентову не похожие. Даже последняя не такая, какой была в его детство. Есть мама 1910 года, мама 1911 года, мама 1912 года, прочие. Так излечима мамофобия.

вернуться

80

Точка зрения филологов, этнологов, объявляющих объект их изучения (слова, культуру) первичнее логики, математики. Согласно Суиту, раз аристотельская логика зиждется на грамматике индоевропейских языков, «остаётся ли что-нибудь от логического формализма?». Смотри: Sweet H., “Words, Logic, and Grammar” // “Transactions of the Philological Society” (1876).

вернуться

81

Строго говоря, логика трёхзначна, но с двузначными функциями. Но даже вообразивши бесконечнозначную логику с бесконечнозначными функциями, рассуждения в ней всё равно должны затрагивать истинность или ложность соответствия рассуждения правилам этой логики.

56
{"b":"262416","o":1}