ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вся такая — и новая каждый год[87] — диагностика по продукту деятельности доныне лишь экспериментальна. Десятилетия проверок её могут оправдать. До той поры на неё полагаться глупо.

Экстрасенсорика да психокинез

Вера в сверхъестественные психические явления («парапсихология», если с понтами) не моложе человечества. Но только в XIX столетии с неё стали делать опытную науку. Исследования варьируют от явного чудачества, до работ уважаемых психологов à la доктора Дюк-университета Джозефа Бэнкса Райна, Гарднера Мёрфи с Нью-Йоркского Сити-колледжа. Здесь обращаемся к Райну, сделавшему для наукообразности парапсихологии больше всех.

Сразу нужно сказать, что на любого героя данной книги Райн и близко не похож. При научной работе честен, ответственен и компетентен. Упомянут единственно потому, что на нём ортодоксоборцы спекулируют, и потому, что находится на ничейной земле между наукой и бредом.

В Американской психологии предвзятое неприятие значительно сильнее британского. Это настроение во многом я разделяю. Что, читая ниже, нужно знать не менее, нежели закоренелые верования Райна при чтении убедительных его сочинений.

Родился Райн в 1895 году в Уатерло, Пенсильвания, но детство прошло в огайском городишке. Юношей два года служил на флоте. Потом университет Чикаго. Выпустился в 1922 году. Поздней оттуда же докторская степень по ботанике, которую преподавал на Западной Вирджинии. В юности хотелося стать протестантским священником. Позднее раздумал, однако не разуверился.

Не спроста двадцатилетним он с его женой пришли на спиритическую лекцию Конан-Дойла. Оба поражены:

«Мера правды в его словах имелась. Даже предположивши, что сэр Артур Конан-Дойл ошибается по мелочам, озвученное всё равно наделено трасцендентальною важностью. Шанс тайне — поразительнейшее, что мне выпадало за все годы».

Эти переживания побудили чету Райн углубиться в укрощение духов. Райн это назвал «духовной авантюрой». В 1927 году стал асстистировать при лаборатории Дюкова университета во спиритической группе профессора Вильяма Мак-Дугала с Оксфорда-Гарварда. Последний примкнул к Дюку в 1928 году, десятилетие спустя возглавивши парапсихологическую лабораторию.

Первые результаты работы представлены Райновым “Extra-Sensory Perception” (1934). Позднее вышли “New Frontiers of the Mind” (1937), “Extra-Sensory Perception After Sixty Years” (1940) и “The Reach of the Mind” (1947)[88]. С 1937 года правил Journal of Parapsychology — наиважнейший журнал истории научного расследования сверхъестественных психических явлений. Райнову перу принадлежат и статьи в нём.

В его сочинениях экстрасенсорика (от “extra-sensory perception” — «восприятие без ощущений») несомненно продемонстрирована при помощи миллионов экспериментов с особыми картами, чтоб угадывать. Это карты с пятью легко различающимися значками: квадратик, окружность, крест, звезда, волнистые линии. Колода чаще всего 25-картная, по пять на каждый значок. Позднее Райн исследовал иное «пси-явление» (его термин: «ψυχή» — «душа, фантом»), которое назвал уже «психокинезом». Это способность мысленно контролировать вещество. Вроде медиумической левиации, целительства верой, полтергейста, прочего подобного. Якобы сосредотачиваясь на поверхностях игральной кости при встряхивании можно задуманную комбинацию вызывать чаще.

Психокинезу с экстрасенсорикой пространственно-временные препятствия нипочём. Порядок уложения карточек в колоде называется на значительном расстоянии. Даже до тасования. Последнее названо «проскопией». Если верить Райну, «заметной разницы в объявлении порядка залегания карт после либо до тасования нет». Над оною проскопией Райн очень долго ломал голову, поскольку на телепатию не списываема. Вместо чтения мысли тасующего, заранее предвидется таблица результата. И как после того таблицу результата ещё составлять?

Независимость пси-явлений от пространства-времени не даёт их объяснить физически. Следовательно, хоть отчасти выполняется психический параллелизм. И можно верить в бессмертную душу, свободу воли, некоторые спиритические феномены. По Райну, медиумизм, автоматическое письмо, движение тарелочки списываемо на телепатию, ясновидение, проскопию.

Райн ещё поддержал и народную веру в особую чувствительность животных. Об этом: Rhein J. B.: “Can Your Pet Read Your Mind?” // American Magazine, 1951, июнь; “The Mystery of the Animal Mind” // The American Weekly, 1952, 30 марта. Якобы ричмондская лошадь Лэди, читающая на публику мысли, действительно телепат[89]. Райн описывает и калифорнийскую собаку целые сутки стонущую, пока в Лон-Бич не случилось землетрясение; колли, которая скулила под кроватью, пока хозяин её не взорвался на соседней фабрике. Проскопия.

И что же делать с этими потрясающими заявлениями? Пси-феномены — факт или результат экспериментаторской небрежности? Поскольку доводы на свою поддержку Райн указывает очень многие, доводы против упрятаны в узкоспециальных изданиях, остановимся только на важнейшем.

Самое страшное для Райна, что подтверждаются результаты почти всегда в парапсихологию верящими. Сотни таких опытов осуществили психологи сомневающиеся, но результаты получились отрицательные. Согласно Райну, неверие мешает экстрасенсорике. Пси-способноси чуствительны к оспариванию. Критики же винят его в небрежности, избирательной гласности: «По-простому говоря, Райн отбирает из испытуемых угадавших случайно, выпячивая как доказательство» (Mencken H. L., “Evening Sun”, 1937, 6 декабря).

«Отбиранье» не намеренно, но безотчётно. Предположим, экспериментатором исследуется сотня студентов и определяется, кому задание дополнительное. Случайно с половину студентов успешнее среднего, половина — неудачливее. Следовательно, пси-феномены присущи первой половине. Вторую половину наш исследователь отбрасывает. Опыты продолжаются только с первой. Случайно кто-то справился со всеми шестью-семью заданиями. Результат ожидаемый. Сверхспособности ни при чём.

Компетентный экспериментатор, естественно, не будет ошибаться настолько топорно. Зато ненадёжность отбора видна. Для лучшей иллюстрации вообрази: сотня психологов Америки прочитали книгу Райна, решили проверить. Пятьдесят из оных ясновидения, телекинеза, проскопии не наблюдали, забросили. У прочих энтузиазма больше, результаты лучше — стали продолжать. Среди пятисяти последних около 25 результата не получат и со второго раза, забросят. Остальные воодушевлены, снова, снова пробуют. В конце концов один экспериментатор объявится с огромными показателями по всем шести-семи заданиям. Об остальных 99 ему невдомёк. Появился повод уверовать. Хотя шансы небольшие, хороший результат в определённом смысле достоверен. (Шанса выиграть в лотерею будет ещё меньше. Но кто-то же выигрывает.) Счастливчик отсылает отчёт на Райновый журнал, его публикуют, а читатель уши развесил.

Тут уместно спросить, а продолжая работу с угадавшим, ужели парапсихологу не станет ясно? Да. Райн уведомляет, якобы после блистательного прохождения заданий удача псишных оставляла. Те, кто блистательно выполнил его задания, внезапно терял одарённость:

«Имеются примеры хорошего показателя в первый и второй разы, но даже при тех же условиях опытов успеха больше не было. Неудача понятна в свете потери любознательности с энтузиазмом. Также неуловимости пси».

Лучше сказать: неуловимости везения. Невезение тоже можно сделать преимущуством. Проверяемый угадывает, однако не вытянутую карту, но следующую («смещение вперёд») либо предыдущую («смещение назад»). Это тоже считается.

Такое «смещение» бывает и карты на три! С такой интерпретацией опыта хоть кто-нибудь останется псишнее среднего. Когда даже на смещение не спишешь, остаётся возмущение пси-состояния. Испытуемый волнуется, скучает или стесняется посетителя, злится на парапсихолога, болеет, устал или разуверился, глуп, опечален или нервозный — это сказывается на результатах. Перечисленные состояния нежелательны даже для экспериментатора. Телепатически передающего состояние подопытному. Также последний не может угадать грань игральной кости, подопытному не нравящуюся! «Наислабейшие влияния способности губят».

вернуться

87

Недавние тесты: Швисово рисование дерева, Давыд-Коулова (Оксидентловый колледж) самоидентификация с определённым животным.

вернуться

88

Последняя книга Райна “New Worlds of the Mind” (1953) не похожа на ранние. Сильней ударение на религиозные спекуляции с экспериментальными подтверждениями существования бога, пользы молитвы. Научная база под сверхъестественное «сродни вкладу эмбриологии в медицину. Сфера религиозных исследований расширится за пределы существующих идей». Последняя пока работа Райна — исследование «зоопси-феноменов». Кошки, выяснилось, — ясновидящие телепаты. И то лишь начало.

вернуться

89

Райнова проверка чудо-Лэди, трёхлетней кобылы, происходила зимою 1927 – 1928 годов. Чета Райн описала в: “An Investigation of a ‘Mind-Reading’ Horse” // Journal of Abnormal and Social Psychology, том 23, 1929, с. 449. Лошадь отвечала тыкаясь мордой во блоки с буквами-цифрами. Райну хватило проницательности понять, что лошадь угадывала только при хозяйке Клавдии Фонда. Но вместо того, чтобы допустить сигнализирование дрессировщиком — обычное дело при цирковых учёных зверях, — Райны хотели верить в телепатию. Почему? Лэди правильно показала многие задуманные «номера, не знакомые госпоже Фонда». Которую почему-то всё равно не удалили.

При обычной в таких экспериментах неточности, только гадай, что значит его «незнакомые». Неопределённость остаётся до чтения Second Report on Lady, the “Mind-Reading” Horse // Journal of Abnormal and Social Psychology, том 24, 1929, с. 287. Райн проговорился: «Когда, стоя за Фонда, писал я номера на блокноте, недавно прекрасные результаты не повторялись». Получается, не давая читать написанное Фонда, Райну верилось, что возможна только телепатия.

В действительности, приёмов узнавания втайне написанного медиумы знают аж до пятидесяти. Проверьте Райны применённость их (они не показали даже, что знают), эксперимент имел бы ценность. Возможно, господин Фонда соучаствовал, ибо «какое-то время присутствовал». Но внимания не привлекал, и «его не помянули, чтобы не загромождать изложение». Такова цена Райновым экспериментам.

В 1956 году мой приятель Мильборн Кристофер, это профессиональный фокусник, оценивал выступление Лэди, но свою профессию скрыл. Госпожа Фонда дала Кристоферу длинный карандаш и блокнот, его поставила подальше, велела написать число. Двигая карандаш, как если бы писал «8», он, однако, касался бумаги лишь так, чтобы получилось «3». Лэди показала, что число — «8». Следовательно, Фонда читала по движению карандаша. Дешёвый трюк. Доктору Райну были возможности пользоваться подобными хитростями, но не стал.

Для него Лэди действительно была телепаткой до декабря 1928 года, после чего Фонда действительно подсказывала. Смотри: “Life”, 1952, 22 декабря. Замечательна статья Кристофера по животным-телепатам: “M-U-M” (издание Сообщества фокусников Америки), 1955, апрель.

59
{"b":"262416","o":1}