ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 9

Миша

Я спал в своей собственной постели в течение последней недели, даже притом, что мое тело желало забраться по дереву прямиком в окно Эллы. Она избегала меня после того, что мы проделали в моем автомобиле. Предполагаю, ей требуется некоторое время, чтобы разобраться со своими мыслями, инициатором всего произошедшего был именно я.

У Эллы всегда были проблемы с близостью, и она отталкивала людей, включая меня, если они пытались пересечь линию дружбы. Фактически мне следовало бы работать над тем, чтобы стать ее другом. Мы всегда жили по соседству, но мне приходилось давать ей взятки в виде пачки сока и игрушечного автомобиля, чтобы позволить мне перелезать через забор к ней во двор.

Но это стоило того. Пятнадцать лет спустя, мы все еще остаемся друзьями. Я не могу представить свою жизнь без нее. Кое-что я понял той ночью, когда нашел ее на мосту. Хоть я и знал, что она не собирается прыгать, но вид ее, стоящей на краю пропасти, заставил меня понять, чего я хочу. Мне необходимо, чтобы она всегда была в моей жизни. Она бросает мне вызов, отталкивает меня и выводит из себя, но я не хотел бы, чтобы все было иначе.

Уже поздно, на дворе вторая половина дня, когда я просыпаюсь. Моргая от яркого солнца, я вытаскиваю свою задницу из постели и надеваю старую футболку и какие-то джинсы. Итан и я по-прежнему работаем над починкой идиотской начинки моей машины, поэтому я отправляю ему сообщение о том, что я проснулся и готов к работе. После это я направляюсь на кухню, чтобы выпить апельсиновый сок прямо из кувшина.

И тут, расчесывая свои волосы, заходит моя мама и начинает ругать меня.

— Миша Скотт, сколько раз я тебе говорила не делать так? — Она выхватывает сок и ставит его обратно в холодильник.

Я вытираю сок с подбородка. — Думаю, это называется избирательный слух[19].

Она застегивает пуговицы на своей куртке, разодетая с ног до головы, учитывая, что у неё сегодня рабочий день в качестве секретаря в представительстве. К тому же у есть ночная работа официанткой в кафе. — Ты чертовски умная задница. — Она держит красный кружевной бюстгальтер. — Хорошо, я знаю, что всегда была клёвой мамой, но это в моей постели уже переходит все границы.

— Разве это не твое? — Я вытаскиваю коробку с хлопьями из шкафа.

Она хмурится, глядя на меня, и бросает лифчик в мусорную корзину позади себя.

— У меня размерчик побольше.

Думая о ее неприличном платье в ту ночь, я не могу удержаться от смеха. — Вот это новость.

Она нежно хлопает меня по затылку, и я смеюсь, растирая его, словно это было больно. — Если хочешь знать, той ночью у меня было свидание с действительно хорошим парнем, но он немного моложе меня, и я пыталась произвести на него хорошее первое впечатление.

— Так вот почему ты была в том паршивом платье. — Я зачерпываю горсть хлопьев из коробки и запихиваю в рот. — Я подумывал об этом.

— Я выглядела не так уж плохо, — протестует она, хватая свои ключи с крючка на стене. — Не так ли?

Я ненавижу, когда она задает вопросы на подобии этих; такие, у которых нет правильного ответа. Я пожимаю плечами и кладу пачку с хлопьями назад в шкаф.

Она хватает шоколадный батончик из шкафа. — Так Элла вернулась назад, я угадала?

Я медленно пережевываю хлопья. — Да, до конца лета.

Она ждет, чтобы я продолжил.

— Ты собираешься сказать мне, где она была в течение прошлых восьми или девяти месяцев?

— В университете, — говорю я. — В Вегасе.

— Вау, по правде говоря, я впечатлена таким ответом. — Она сдирает обертку с батончика мюсли. — Так будет лучше для нее.

Я хмурюсь. — Почему? Она же наплевала на всех.

— Я не говорю, что то, что она сделала — правильно, но тот факт, что она к чему-то стремится в жизни, заслуживает уважения.

— Я сказал тебе, что у меня тоже есть планы. Мне просто необходимо найти способ воплотить их в жизнь.

Она вздыхает и гладит мою голову, как будто я все еще ребенок. — Я беспокоюсь, что ты тратишь слишком много времени, преследуя ее. Возможно, тебе необходимо осознать, что, может быть, она не хочет быть пойманной, милый. Поверь мне. Это именно то, что я поняла в отношении твоего отца. — Она вешает сумку на плечо и барабанит ногтями по столешнице. — Миша, ты думал о том, что я сказала тебе в ту ночь?

— Ты имеешь в виду ту странную смс-ку, которую ты прислала мне?

Она тяжело вздыхает. — Жаль, что я сообщила тебе новости таким образом. Это сидело у меня в груди некоторое время, и я просто не могла придумать, как об этом сказать. Я запаниковала. — Она опускает голову. — Я ужасная мать, не так ли?

Я качаю головой и обнимаю ее, чувствуя, что она нуждается в этом. — Быть той, кто приносит страшные вести, не делает тебя ужасной матерью. У меня всегда была крыша над головой и еда.

Она обнимает меня в ответ. — Да, но иногда мне кажется, что я должна была проводить больше времени с тобой. Я имею в виду, каждая мать в мире делает это гораздо лучше, чем я.

Я перевожу взгляд с ее головы к окну. Дом Эллы прямо там. Он выглядит разрушенным и сломленным. — Не каждая мать. На самом деле, некоторые даже не могут ничего сделать с этим.

Она делает шаг назад, вытирая глаза тыльной стороной ладони. — Ты собираешься ему позвонить?

Я нахожу глазами номер мобильного отца, прикрепленный к стене рядом с телефоном. — Я еще не решил.

Она проводит пальцами под глазами, фиксируя свой макияж. — Просто убедись, что ты объективно об этом подумал. Я знаю, что он вычеркнут из твоей жизни навсегда, но по телефону он звучал довольно искренне. Думаю, он действительно хочет увидеться с тобой.

Я заставил себя улыбнуться. — Хорошо, я подумаю над этим.

Мой отец ушел, когда мне было шесть лет, и с того времени мы о нем не слышали. Моя мама поехала искать его сразу же после того, как он ушел, но вернулась, сказав, что не смогла найти его. Я всегда задавался вопросом, а что если она нашла его, но не хотела говорить мне правду?

Моя мама уходит из дома, и я разваливаюсь на диване, закидывая ноги на стол, и жду, когда появится Итан. Я переключаю каналы, когда звонит домашний телефон.

— Слушаю.

— Эммм…это Миша? — ответил голос.

— Да…а что? Кто это?

Повисает долгая пауза, и я думаю, что соединение прервалось.

— Ты еще тут? — раздраженно спрашиваю я.

— Да. — На другом конце провода человек прочистил горло. — Это твой отец.

Я чуть не уронил проклятый телефон.

— Миша, это ты, правда? — Его голос звучит, как и раньше немного формально, и это выводит меня из себя.

— Да, это я, — отвечаю я сквозь зубы.

— Знаю, что твоя мать собиралась заставить тебя позвонить мне, но есть кое-что, о чем я должен поговорить с тобой, — говорит он. — И это не требует отлагательств.

Я обдумываю его слова. — Я ждал почти четырнадцать лет, чтобы поговорить с тобой. Думаю, ты сможешь подождать немного дольше. — После чего я бросаю трубку и ударяю кулаком по стене.

Гипсокартон ссыплется на столешницу и крючок для ключей падает на пол.

— Черт! — я оседаю на пол, надеясь, что никто не войдет и не увидит, как я разваливаюсь на части.

Особенно Элла.

ГЛАВА 10

Элла

Я помню первый раз, когда хотела поцеловать Мишу так же четко, как и день, когда нашла свою маму мертвой. Оба раза были одинаково ужасными, но каждый из них был ужасен по-своему.

Мы с Мишей сидели на капоте его машины в нашем секретном месте среди деревьев, глядя на озеро. Было очень трудно вернуться на это место, но вид и умиротворенность стоили того.

На некоторое время между нами повисла тишина, и все казалось нормальным, не считая ревности, которая бурлила внутри меня из-за последней девушки, попавшейся на Мишин крючок, по имени Кассандра. Я никогда не чувствовал себя так прежде, и это меня озадачило. Это не был тот случай, когда девушка была чем-то особенным для Миши, но он сказал Итану, что у нее есть потенциал, чтобы стать его девушкой, и это не давало мне покоя.

вернуться

19

Избирательный слух — стремление некоторых людей игнорировать то, что они не хотят слышать.

23
{"b":"264850","o":1}