ЛитМир - Электронная Библиотека

Мои глаза устремились к окну, из которого виден угол дома Миши. — Думаю, я уже сделала это.

У Дина на лбу появились складки, пока он бросал медиатор от гитары в чемодан. — Сорвалась? Или поговорила с кем-то об этом?

— И то, и другое, — произнесла я и пошла к двери. — Так, когда ты уезжаешь обратно в Чикаго?

— Надеюсь, сегодня вечером. Не в обиду тебе, но это место навевает на меня слишком много неприятных воспоминаний.

— Постарайся попрощаться прежде, чем уедешь.

Он не отвечает, а я и не жду ответа. Наверное, это самый долгий разговор, который у нас когда-либо был. У меня создалось впечатление, что он может стать нашим последним разговором еще на очень долгое время.

ГЛАВА 12

Миша

— Чувак, ты опять витаешь где-то в облаках? — спросил Итан, а уже через секунду жирная тряпка полетела мне прямо в лицо.

Я довольно сильно зашвыриваю ее обратно в него. — Ты начинаешь раздражать меня всем этим дерьмом.

Итан наигранно расширяет глаза. — Да ладно, мужик. Ты какой-то рассеянный последние два дня. — Он засовывает голову обратно под капот. — И я не собираюсь говорить почему.

— Вот и хорошо, потому что я не хочу это слышать. — Я обошел свою машину сзади и уставился на инструменты, висевшие на стене в гараже. Взяв ржавый ящик для инструментов — одна из немногих вещей, которые оставил мой отец — я выбросил его в мусорный бак. Он снова звонил этим утром, прося по автоответчику мою маму или меня ответить.

Итан поднял голову вверх и уставился на мусорный бак. — Не хочешь объяснить, что это было?

— Нет. — Я взял гаечный ключ и начал работать над машиной.

Мы работали над ней уже довольно длительное время, но сейчас стало очень жарко, и с каждой секундой я все больше злился на отца. Наконец, не выдержав, я отодвинулся и бросил ключ на бетон. На этот раз Итан не стал задавать вопросы.

— Нужно устроить сегодня вечеринку, — объявляю я, не в состоянии усидеть на месте. — Такую же грандиозную, как и та, что была в день нашего выпускного.

— Ты действительно хочешь пережить эту ночь? — Итан выбрался из-под капота. — Потому что я не уверен, что смогу.

Я вышел на солнечный свет, решив освободить свой мозг от всякой фигни. — Если ты что-то не можешь вспомнить, то оно и не причиняет тебе боль, верно?

— Не думаю, что ты хочешь этого. — Итан встал рядом со мной, и мы стали смотреть вниз на дорогу, где старик толкал тележку из магазина. — В моей жизни есть много моментов, которые я хотел бы вспомнить. Я отдал бы все на свете, чтобы вспомнить, но не могу. Я потерял целый год своей жизни. Лучше оставаться в пределах полу-ясной головы. Кроме того, это совсем на тебя не похоже. В чем дело?

— Ни в чем, — вздохнул я, засунув пальцы рук в волосы, — просто мысли вслух.

Итан вернулся в гараж, и снова начал работать над двигателем. Примерно на втором курсе, он начал тусоваться с ребятами, у которых были поистине ужасные взгляды на жизнь. Они любили сидеть без дела и получали высокие баллы, только благодаря своей харизме. Когда Итан связался с ними, то буквально в течение месяца забросил учебу и попал в какую-то серьезную передрягу.

Через год он принял верное решение и обратился за помощью. Он очистил свою жизнь, порвал с вредными привычками и стал работать до чертиков, чтобы нагнать все в школе. Он отставал на год, но в итоге ему удалось закончить в один год с нами. Взглянув на него, вы бы об этом даже не догадались.

Боковая дверь дома Эллы распахнулась, и вышла Лила. Она выглядела расстроенной, но не так сильно, как прошлой ночью. Она посмотрела на подъездную дорожку, ведущую к дому через улицу, где очень громко во дворе играли в футбол. Ее глаза бродят по моему дому и расширяются, когда она замечает, что я наблюдаю за ней.

Она осторожно спускается с верхней ступеньки. — Привет, Миша.

— В чем дело? — спросил я, выставляя подбородок вперед. — Элла уже встала?

Защищая свои голубые глаза от солнца, она посмотрела на окно Эллы. — Да, сказала, что выйдет через секунду. Просто разговаривает с братом.

— Он ведь не был придурком, да?

— Не знаю, что представляет собой брат-придурок, так как у меня его никогда не было, — улыбка растянулась на ее губах.

Я подошел к забору, подтягивая джинсы, которые спадали слишком низко на бедра. — Там слышны были крики?

Лила качает головой и встречает меня у забора, вытягивая прядь своих светлых волос изо рта. — А Элла сильно кричит?

Я положил руки на верхнюю часть забора. — Зависит от того, о какой Элле мы сейчас говорим?

Ее лицо опустилось. — Как я могу знать ее восемь долбанных месяцев и в это же время совсем ничего не знать о ней. Это ведь должно что-то говорить обо мне, да?

Я почувствовал себя не в своей тарелке из-за ее слов. — Думаю, Элла просто сделала своей миссией спрятать от тебя то, кем она является на самом деле, и поверь, в этом нет твоей вины.

Она смотрит на меня подозрительным взглядом. — Честно, мне кажется, что она такая со всеми, кроме тебя.

— Мы знаем друг друга уже целую вечность, — сказал я. — У нас неплохие отношения.

Ее голубые глаза заблестели озорством. — Так вот почему ты разбудил ее чувства тогда в машине?

— У меня такое ощущение, будто ты нарываешься, — сказал я. Эта девушка нравилась мне все больше и больше.

— Все может быть. — Она перегнулась через забор, чтобы получше рассмотреть мой гараж. — Это Итан там ковыряется?

Я отошел на шаг, чтобы она могла лучше рассмотреть гараж. — Да, он возится с машиной.

— Думаю, что пойду и помогу ему немного, — ухмылка растянулась на ее лице. Она перепрыгнула через забор, завизжав, когда ее туфля за него зацепилась. Стараясь не смеяться над ней, я отцепил ее туфлю, и Лила пошла в гараж, удивив тем самым Итана.

Дверь дома Эллы открылась, и мое внимание сфокусировалось на девушке, которая вышла на солнечный свет. Элла надела узкое темно-фиолетовое платье и высокие по колено ботинки на шнуровке, но ее волосы были аккуратно завиты. Этакий своеобразный микс ее старого и нового образа. Выражение ее лица не изменилось, пока она переходила через дорогу, но в глазах читался такой странный взгляд, словно она была напугана и одновременно взволнована.

— Лила не появлялась здесь? — Элла закусила губу, а мне захотелось наклониться и прикусить ее вместо нее, пробовать и чувствовать ее, как я делал это прошлой ночью.

Не отрывая от нее взгляда, я кивнул головой в сторону гаража. — Она там с Итаном. Думаю, им стоит немного побыть наедине.

— Полагаю, ты прав, — она сделала паузу. — Мне кажется, я немного напугала ее, ну, самую малость.

— Ты имеешь ввиду, что вы с Дином немного напугали ее?

— Она сказала тебе, что я говорила с Дином?

— Ну, она упоминала это, — я протянул ей руку. — Почему бы тебе не перебраться сюда и присоединиться к вечеринке на этой стороне забора?

— Вечеринка для четверых? — спросила она, пытаясь не засмеяться, и выглядела чертовски мило в этот момент.

Я поймал ее за бедра, игриво притянул к себе и прислонил губы к ее уху. — Она всегда может стать вечеринкой для двоих. Просто скажи об этом.

Элла вздрогнула от ощущения моего дыхания на своей шее. — Думаю, нам лучше повеселиться вчетвером.

Я сжал пальцами изгибы ее бедер. — Не знал, что тебе нравятся сексуальные извращения. — Она ударила меня по плечу, и я рассмеялся. Благодаря ей проблемы с отцом ощущались не такими ужасными. — Расслабься, я просто шучу, хотя именно ты была той, кто все это начал.

— Я же шутила.

— Знаю… Кстати, я подумываю о том, чтобы устроить вечеринку сегодня.

— Разве ты не устраиваешь их каждый вечер?

Я приподнял бровь. — Кроме той ночи, когда ты появилась, ты видела еще хотя бы одну?

Она морщит свой лоб. — Нет. — Она садится на забор, покачивая ногами в мою сторону. — Миша, а что ты делал последние восемь месяцев?

— Думал о тебе, — ответил я, избегая правды, ведь я ничего не делал, кроме как искал ее и помогал маме решать её проблемы.

28
{"b":"264850","o":1}