ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Два часа и три шота спустя, я чувствовала себя довольно хорошо. Группа закончила свое выступление, и Миша присоединился к нашей игре за столом. Из динамиков раздавалась «Sail» группы AWOLNATION, мягкие слова и знойный ритм которой возвращали меня к другому времени.

— Думаю, я пойду потанцую, — объявила я столу.

— Ах-ха, я так знала, что втайне ты любишь танцевать, — говорит Лила, хлопая рукой по столу, а затем икает. — Ой, извините.

Итан смеется над ней, будто она самая милая вещь в мире. — Ты достигла своего предела, девочка?

Лила озорно сужает глаза на Итана. — Не я была тем человеком, который пропустил последние три шота.

Он что-то ей ответил, но я уже этого не услышала, потому что начала подниматься со своего стула, желая потанцевать. Миша с любопытством наблюдает за мной, когда я прохожу сквозь толпу. Безликие люди потеют, и в воздухе, который раскаляется от желания разгоряченных тел, начинает пахнуть солью. Чем дальше я погружаюсь в толпу, тем жарче становится. К тому времени, как я оказываюсь в центре, моя кожа уже становится влажной от пота, и тонкая ткань кофты с бретельками прилипает к моей спине.

Темнота в груди, скрывающаяся там словно маленький дьяволенок, вот-вот собирается совершить свое грандиозное появление. Я поднимаю руки вверх и двигаю бедрами, позволяя своим волосам спадать вниз по моим плечам и спине. Дышу свободно, как и должна. Чем дольше играет музыка, тем более расслабленной я становлюсь. Моя голова двигается из стороны в сторону, и мои веки закрываются.

Я чувствую, как кто-то двигается позади меня. Он пахнет желанием, смешанным с землистым ароматом и чем-то аппетитным.

Миша кладет свои властные руки мне на бедра. Он практически плавит меня, когда его пальцы прикасаются к моей талии, и прижимает свое тело к моему как можно ближе, желая заполучить меня.

— Я думал, ты больше не танцуешь, — прошептал он грубым голосом, его теплое дыхание будоражило каждую часть меня.

Я прижалась к нему спиной, и вдохнула его знакомый запах. — Думаю, я обманщица.

— Не говори так, — он откидывает мои волосы в сторону и еще сильнее сближает наши тела, двигаясь вместе со мной. Через ткань нашей одежды, я чувствую, как, словно солнце, горит его тело. — На самом деле, ты самый честный человек, которого я знаю.

Я склонила голову к его груди. — Знаю, и работаю над возвращением.

— Здорово, я рад. — Его руки скользнули вниз на мои бедра и не остановились, пока не достигли подола моей юбки. — Разве мы не должны были закончить то, что начали в коридоре?

Я начинаю вырываться, но он усиливает свои объятия, удерживая меня рядом с собой. Я чувствую твердость его груди и тепло, излучаемое клеточкой его тела. От этого мне хочется застонать.

— Ты чертовски сводишь меня с ума. Знаешь об этом? — шепчет он через стон, его пальцы скользят по моему бедру прямиком под юбку. — Я хочу тебя, прелестная леди. Безумно. — Он не врет. Его желание прижимается к нижней части моей талии.

Я должна остановить его… Его руки уже практически находятся под моим платьем, к тому же мы окружены толпой людей со всех сторон, но я сдаюсь, умиротворяясь в его руках и позволяя его пальцам приподнять мою юбку еще выше. Медленно, он целует мою кожу, прежде чем отделить свои губы и прикусить мою шею, посасывая, пробуя и сводя мое тело с ума. Другая его рука блуждает вверх по моей кофте по направлению к вырезу. Я практически стала открываться в его руках. Без предупреждения, я обернулась, ускользая из его рук. Зацепляю руки вокруг его шеи. Его глаза темнеют, когда он снова соединяет наши тела.

Моя голова откидывается назад, открывая ему доступ. Я переношу свой вес в его худые руки, и он крепко меня удерживает, прослеживая поцелуями тонкую полоску на моей шее, облизывая ключицу, углубляясь все ниже и ниже, в то время как его рука снова пробирается под край моей юбки, чтобы ладонью ласкать заднюю часть моего бедра.

Он стонет, поддерживая мой затылок другой рукой, а потом вдруг отстраняется. — Как много ты выпила?

Я смотрю по сторонам, словно ответ таится в толпе. — Не знаю.

Он вздыхает и проводит руками по волосам. — Ты знаешь, что убиваешь меня?

— Прости, — сказала я, надув губы.

Он смеется и ведет меня к столу. — Иди и встреться с Лилой, а я скоро вернусь, хорошо.

— Почему? Куда ты идешь? — спросила я.

Он потирает лицо рукой, выпуская хриплый смех. — Мне нужно пойти и позаботиться кое о чем.

Мы расстаемся, и я иду на кухню, как он мне и сказал. В глазах Лилы читается обвинение, когда я сажусь за стол рядом с ней. Я пытаюсь сдерживать смех, но я настолько пьяна, что уже не беспокоюсь об этом.

— Посмотри на себя, — говорит Лила, — ты вся светишься от счастья.

Я начинаю что-то отвечать, но замечаю Мишу, разговаривающего с Наоми в самом центре толпы. Она смеется над тем, что он говорит, а потом они вдвоем направляются в сторону коридора, рядом с которым находится его спальня.

Думаю, именно это было тем делом, о котором он должен был позаботиться. Встав из-за стола и не произнеся ни слова, я выбежала под дождь.

Миша

Сегодня Элла убивает меня. Похоже, мне придется провести больше часа под ледяным душем, чтобы успокоить себя, к тому же она пьяна, поэтому я не мог зайти дальше. Поэтому я возвращаюсь в свою комнату, чтобы самостоятельно позаботиться о своей проблеме, когда натыкаюсь на Наоми.

Она ткнула пальцем в мою сторону, а затем рассмеялась. — Нам нужно поговорить.

— Я все еще не решил! — перекрикиваю я музыку.

Она взяла меня за руку и повела в коридор, расталкивая людей, перегораживающих нам дорогу, пока мы не дошли до моей комнаты. Закрыв дверь, она включила свет. — Хорошо, а теперь, пожалуйста, объясни мне, почему так трудно принять решение, касающееся того, о чем ты всегда мечтал?

— Я не хотел бы говорить об этом.

Она раздраженно взмахнула руками. — Не понимаю тебя. Всю старшую школу ты говорил о том, что хотел бы отправиться в турне с группой.

— И я все еще хочу, — сказал я, — но не уверен, смогу ли я оставить близких мне людей.

Ее лицо расслабилось, и она опустила руки. — По правде говоря, я тебя понимаю. Мне тоже не хотелось оставлять отца одного, но, поговорив с ним, я смогла ему все объяснить, и ты знаешь что? Он понял.

— У меня все намного сложнее, Наоми. — Я сел на кровать, желая, чтобы она ушла. — Я ведь беспокоюсь не только о маме.

Она села рядом со мной и по-турецки скрестила ноги. — Это из-за Эллы?

— Черт, неужели я настолько предсказуем? — сказал я. — Я ведь всегда думал, что чертовски хитёр.

Она фыркает от смеха. — Ты никогда не был хитрым. Да и дело не только в тебе. Это касается вас обоих. Но знаешь что, ты не можешь сосредоточить всю свою жизнь вокруг одной девушки. Тебе нужно двигаться дальше и жить такой жизнью, какой сам пожелаешь.

Она не понимает этого. — Давай не будем больше говорить об этом.

— Хорошо. — Она подняла руки вверх, показывая, что сдается. — Прости, делай, как знаешь. Я просто хочу дать тебе повод для размышлений.

Она гладит меня по колену, а затем выходит в коридор. Как только дверь закрылась, я упал на кровать. Возможно, она права. Возможно, настало время отпустить её.

— Черт, пора уже что-то решать.

Мои глаза блуждают по дому Эллы. Свет не горит, за исключением одного окна. Окна ванной, где умерла ее мама. Свет там не включали уже 8 месяцев. Так почему же сейчас включили?

ГЛАВА 15

Восемь месяцев назад…

Элла

— Ты ведь не всерьез решила забраться на это дерево? — Миша хмурится мне в темноте. Он одет в пару сексуальных джинсов, в которых хорошо смотрится его задница, и в черную футболку, идеально ему подходящую. — Ты собираешься сломать себе шею.

Я потираю руки и посылаю ему коварный взгляд.

— Ты знаешь, как сильно я люблю вызовы.

33
{"b":"264850","o":1}