ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пролог

Приемный покой городской больницы, Кале, Франция

– Перелом правой руки, многочисленные ушибы, сотрясения нет. Мадам Жаккар, вам наложат гипс, и вы с мужем можете отправляться домой.

– Доктор... – Усилием воли она сосредоточила свое зрение на бэйдже. «Как больно». – ...Бенар, не могли бы вы оставить меня на ночь? - И медленно выдохнула, стараясь не застонать от боли в ребрах.

– Мадам, вам не о чем беспокоиться. Вам выпишут обезболивающее.

Женщина быстро соображала, пытаясь придумать вескую причину... Но ничего не приходило в голову.

– Доктор Бенар... Дома меня ждет мать, у нее слабое сердце. – «Я несу чушь». – Она склонна все преувеличивать, но ей будет спокойнее, если я проведу ночь в больнице.

– Мадам, вы должны понимать: это вам не гостиница...

– Прошу вас, доктор.

– Ладно, всего одна ночь. Я сообщу вашему мужу. – Облегченный выдох принес невыносимую боль, и Ева едва сдержалась, чтобы не застонать на всю смотровую.

– Благодарю вас, доктор Бенар.

– Не за что. Вы должны быть внимательнее на лестницах.

– Да, конечно, вы правы, - мужчина вышел из палаты, а пациентка крепко зажмурилась, стараясь сдержать непрошеные слезы.

«Вы должны быть внимательнее на лестницах», – эту фразу ей говорили уже четвертый раз. Она открыла глаза, и соленые слезы все-таки скатились по щекам. Уже четвертый раз Брис избил ее настолько сильно, что ей понадобилась врачебная помощь. После второго раза Ева пыталась уйти, но Брис так искренне раскаивался... После третьего раза ушла из дома – Брис заявился в отель и снова умолял, а, когда извинения не подействовали, применил силу. Сейчас ей нужно бежать. Бежать со всех ног. Бежать и не оглядываться. Бежать из этой проклятой страны, где она никому не нужна. Бежать домой, в Хьюстон.

[Глава_1]

Два года спустя, Гленвью, штат Иллинойс, США

– Что за?! – Мужчина с силой ударил по рулю: подъезд перекрыл длинный фургон с огромной надписью «Délice», и Гейб не мог выехать из собственного двора. Он уже три минуты сигналил – никакой реакции, водитель так и не вернулся. Полицейский посмотрел на часы: «Еще чуть-чуть и я опоздаю в участок...»

Гэбриэл стойко выдержал еще две минуты, после чего выскочил из машины и, как ошпаренный, понесся в дом по соседству. «Не дело так начинать знакомство, но ведь и они должны понимать!» Обойдя фургон, он увидел другой такой же, выезжающий из соседских ворот. Не позвонив в калитку, мужчина быстрым шагом прошел через открытые ворота и очутился в зеленом саду, красоту которого непременно бы оценил, если бы не был так раздражен!

Еще с три минуты Гэбриэл звонил и барабанил в дверь, которая неожиданно раскрылась, а перед глазами открылось пустое пространство.

– Кто в такую рань... - Мужчина перевел взгляд ниже, значительно ниже.

– Здравствуйте!

– Здравствуйте, - маленькая – читай крошечная - рыжеволосая женщина в форме повара с недоумением смотрела на Гейба: – Вы кто?

– Гэбриэл Вульф. Ваш новый сосед.

– Очень приятно. Ева Винтер. Вы что-то хотели?

– Совсем ничего, не считая... – Не успел он договорить, как мимо нее пронесся огромный, размером с теленка, ирландский волкодав и прыгнул на нежданного гостя, сбив его с ног, после чего заискивающе оглянулся на хозяйку. – Да что же это такое?!!

Сдержать смех Ева пыталась недолго: от силы секунду или две – а потом громко расхохоталась. Женщина смеялась и не могла остановиться, а сосед был похож на вскипающий чайник, он весь побагровел от злости. Взъерошенные волосы торчали в разные стороны, как перья у нахохлившегося воробья. От смеха у нее на глазах выступили слезы. А Барт, заметив, что незнакомец не доволен его радостным приветствием, решил извинится и начал его интенсивно облизывать!

Новый сосед, казалось, сейчас взорвется или треснет, как перезрелый арбуз, из-за чего мисс Винтер еще сильнее рассмеялась. Поймав гневный взгляд, она с трудом взяла себя в руки, закусила щеку, чтобы снова не рассмеяться, и сделала серьезное лицо, но его разъяренный вид к серьезности совсем не располагал. Женщина отвернулась и стала глубоко дышать, чтобы успокоиться. Таки обретя самообладание, она вновь повернулась мистеру Вульфу:

– Ох, простите, пожалуйста. Барт! На место! – Пес не отреагировал. – Барт! Мыться! – И тут огромный, превышающий свою хозяйку весом раза в полтора пес сжался и попятился в дом. – Мистер Вульф, извините, ради Бога! Пройдите в дом, я что-нибудь...

– Вы сделаете очень хорошее «что-нибудь», – раздраженно ответил он, подымаясь на ноги – Если попросите водителя фургона отъехать от моего подъезда: я опаздываю на работу!

– Ой! Конечно. – Ева отвернулась и прокричала в дом: – Пол! Нужно убрать фургон! Отрывайся от пирожных! За работу! - И буквально в ту же самую минуту усатый громила лет шестидесяти, широко улыбаясь, вышел из дома. - Пол, ты преградил путь моему соседу. – Женщина пыталась говорить строго, а саму до сих пор разбирал смех.

– Ева, детка, я же не знал! Этот дом уже с полгода пустовал! – Громила повернулся к Гэбриэлу: – Вы простите старика!

– Не прикидывайся! Старик! – Повар обернулась к молодому мужчине: – Гэбриэл, вы извините меня, пожалуйста! Так неудобно получилось, а еще Барт... Он обычно так не бросается на людей. Он очень добрый пес. – Женщина широко улыбнулась, а сердце Гейба пропустило удар, и все же...

Никак внешне не реагируя на попытки соседки извиниться, он отряхнулся и поднял взгляд прищуренных глаз на Еву:

– Надо быть внимательнее с собакой. До свидания, – раздраженно проговорил он и отправился туда, откуда пришел.

Соседка обескуражено смотрела, как он недовольно ковыляет к воротам и тихо произнесла:

– Всего доброго.

«Хам! Определенно! Ну... С другой стороны... Гэбриэл Вульф очень симпатичный, даже красивый... И его можно понять... Я бы тоже разозлилась, если бы пес в роде Барта сбил меня с ног...» Ева улыбалась, воспроизводя в памяти возмущенное лицо Гэбриэла во время падения. Ярко-зеленые глаза сверкали, сквозь смуглую кожу от злости проступил румянец, темно-русые, почти черные волосы взъерошены... Откровенно говоря, он очень понравился Еве, даже чересчур... Худощавый, высокий... «Я ему едва до груди достаю. А взгляд...» То, как он прищурившись смотрел на нее... Это взбудоражило ее, возбудило до крайности... Даже голова закружилась... «Еще бы, у меня уже больше двух лет никого не было... А Вульф, может быть, вообще женат». Возбужденное состояние вмиг прошло. События двухлетней давности вновь встали перед глазами. Женщина тряхнула головой, освобождаясь от непрошеных воспоминаний. «Надо работать. Сегодня еще два фуршета и один званый обед...»

Гейб приехал в участок на восемь минут позже назначенного времени. Раздражение его несколько улеглось, а вот настроение не улучшилось, из-за чего улыбаться совсем не получалось, даже натянуто. Не то, чтобы мужчина был ярым приверженцем правил, но некоторым он следовал всегда и во всем, при любых обстоятельствах. Их было два, ну или больше. Но у этих был приоритет: пунктуальность и использование служебного положения в личных целях. Это были даже не правила. Скорее принципы: несоблюдение договоренности - верх неуважения к человеку, использование служебного положения в личных целях - верх неуважения к себе.

– Доброе утро, капитан Шейн. – Попытка говорить бодро также не увенчалась успехом.

– Здравствуйте, лейтенант. Вы опоздали. – Все существо негодующе поморщилось от последней фразы. Капитан говорил без всякого выражения, словно происходившее вокруг его вообще никак не касалось, однако новому сотруднику и не нужен был обвинительный тон, хотя бы потому, что... Потому что «Служить и защищать» для него были не просто слова! А если человеку все равно...

1
{"b":"265381","o":1}