ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы столкнулись с этим еще раз недавно. Стоило Юрию Крупнову выдвинуть программу экономического возрождения Нечерноземья «Костромская мечта» – и он натолкнулся на резкое противодействие местных «едроссов». Какая еще программа? Кто это осмелился разрабатывать ее без нас? И уже началась соответствующая кампания в местных СМИ. «Элита» остро чувствует любую угрозу ее монополии на власть.

А низы в РФ – это бесструктурное нечто, по консистенции напоминающее, простите за грубое сравнение, очень жидкий понос. Вроде бы, недовольных «элитой» хватает. Но никакой структуры эти недовольные сложить не могут: они подчас больше готовы воевать друг с другом, чем с «элитой». По множеству линий раздора. Низы в РФ готовы бить друг друга по множеству поводов, разобщение низов – государственная политика в нынешнем порядке. Поводов разобщения – море. Начиная с того, что низы болеют за разные футбольные команды (идет надувание футбольной истерии) – и кончая высокомудрыми спорами о прошлом, о Сталине – Антисталине, о нации, о религии и прочая. Причем с каждым годом общий интеллектуальный уровень массы опускается, она примитивизируется. Ее солидарность падает. Попробуйте разместить в сети ролик о какой-то костромской проблеме, о которой не говорят по телевидению. Реакция – в районе нуля, ничтожные просмотры. Никто в Москве за костромичей (омичей, псковичей) на улицы не выйдет. И наоборот. Пока нет раскрутки в широких СМИ. А они – в руках «элиты».

Массы превращаются в полностью зависимую от «элиты» субстанцию. Захочет она – и массы будут ожесточенно воевать друг с другом по поводу похорон/непохорон Ленина. Захочет – и десятки тысяч самых совестливых и храбрых поедут воевать за Новороссию, которую Кремль изначально не собирался ни признавать, ни поддерживать. Но на целый год десятки тысяч самых активных окажутся на изолированной территории смерти и разрушений. Лохотрон с Крымом, Новороссией и Русским миром – просто высший пилотаж «элиты». Учитесь: тысячи опасных для «элиты» пассионариев (готовых сорваться с места и воевать) просто погибли, а остальные попали в ловушку. Даже если они смогут вернуться с Донбасса, наверняка так или иначе окажутся нейтрализованными. Их пересажают, запрут в психушки, посадят под «колпак».

При этом массы в РФ уже настолько тупы, что не могут выйти на улицы по поводу тех проблем, которые впрямую касаются их жизни. По поводу безработицы, тарифов ЖКХ, политики Центробанка, «реформ» образования и медицины, цен на топливо. По таким темам поднять массы на демонстрации в РФ практически невозможно. Низы в РФ поднимаются только по «ракрученным» по телевизору поводам. Для того, чтобы их поднять, нужно пристрелить Немцова, желательно – вместе с «Мандобунтом». Но побудить массы выйти для борьбы за их СОБСТВЕННЫЕ интересы – практически невозможно, если нет «накачки» в широковещательных СМИ. Представить себе расеян, выходящих миллионными массами против затрат на чемпионат мира по футболу, как выходят простые бразильцы, невозможно.

А телевизор – в руках «элиты». Никакой Интернет его не перебивает.

Бесклассовое рабство

То же самое – и на Украине. Майдан‑2 – это раскол внутри правящего класса мародеров и клептократов на Украине. Одна часть сего класса-монополиста решила сожрать другую (донецкую), при этом опираясь на поддержку США и кидая деньги на организацию недовольных масс. Если б этого фактора не было и «элита» оставалась единой, сами низы никогда не смогли бы провести Майдана. Были бы лишь локальные протесты – не более того.

Похожая история случилась и в ЛДНР. После переворота в Киеве 21 февраля 2014 г. в Донбассе местный олигархат (Ахметов прежде всего) и его титушки (уличные активисты-наемники, силовики, депутаты, функционеры Партии регионов) делали все, чтобы не допустить истинно народных возмущений против хунты. Они хотели свести все к чисто внешним акциям, без обострения, без отделения от Украины, без захватов административных зданий, без создания новых республик. Массовым демонстрациям протеста хотели отвести роль «психологической давилки» на Киев, роль фактора торга с новой властью. Чтобы выторговать выгодные условия для сохранения своих власти/кормушек в Донбассе. Усилиями Народного ополчения Павла Губарева и отряда Игоря Стрелкова (несистемных игроков) олиграхов и титушню на пару месяцев удалось отбросить в сторону и направить массовый протест на создание двух республик по силовому сценарию, со взятием власти и вооружением протестных масс.

Но именно, что всего на пару месяцев. Очень быстро богатые взяли реванш. Ахметов (донбасские) спелся (спелись) с Кремлем в лице Суркова. Губарева и Стрелкова «выключили», на руководящих постах в ЛДНР оказались те же титушки, несколько перекрашенные. Все опять попало под контроль единственного класса – «элиты». Естественно, никакой национализации активы Ахметова не подверглись, все мечтания протестующих о народовластии и социализме, о Советах и Русском мире развеялись дымом на ветру. «Элита» снова восторжествовала, даже этот вооруженный протест загнав в свои рамки. Под свой контроль.

Оно и понятно: бесструктурность и бесклассовость – тому причиной. Это рабство масс, которые, не обладая классовой структурой, не могут сложиться в сплоченные общественные силы.

Последствия деиндустриализации

Чтобы изменить положение, нужна новая индустриализация. Именно новая: новой промышленности не нужны такие огромные армии рабочих, как в первой половине ХХ века. Но зато на одного работающего на роботизированных заводах должно приходиться пять-шесть тех, кто занимается разработкой продукции, созданием новых технологий, поиском новых знаний для этого, подготовкой и воспитанием новых рабочих, инженеров и исследователей. Это должно создать не пролетариат, а когнитариат, совмещающий в себе черты и рабочего класса, и интеллектуалов. Это – действительно люди научно-промышленного комплекса. Плюс новый отряд бизнесменов-прогрессистов – промышленников высоких техноукладов и агробиопроизводителей, отличающихся враждебностью к клептократии, сырьевикам, финансистам, склонных к великодержавности и национализму.

Старого рабочего класса, организованного по-армейски на огромных заводах типа Путиловского, выступившего сплоченной и организованной опорой для коммунистов, больше не будет. Тот рабочий класс отлично сознавал свои интересы и проявлял невиданную сейчас солидарность. Тогда рабочие-металлисты, скажем, могли из солидарности поддержать стачки железнодорожников или шахтеров. Причем не только у нас, но и в США такое было. Рабочие организации были реальной силой, которую приглашали на переговоры в самые высшие круги. Делая общее дело на больших предприятиях, рабочие намного лучше понимали природу экономики, взаимозависимость разных предприятий и отраслей. Производство авообще стимулирует развитие интеллекта.

Поэтому у нынешних левых, зовущих к борьбе с капиталом, нет никакого будущего. У них исчезла социальная база: армии рабочего класса. Они пытаются провозгласить таким новым рабочим классом вообще наемных работников. Но не получается: разношерстная масса автомехаников, подавателей гамбургеров в ресторанах «быстропита», горничных и портье в гостиницах, разнорабочих и кассиров торговых центров, компьютерщиков и рабочих «отверточных» заводов-сборщиков не обладают классовым сознанием. У них нет чувства общности, солидарности, их примитивные мозги не могут даже осознать происходящего. Ну, а выживающие из ума пенсионеры прочно захвачены властью. Пенсионеров легко дурить имитацией СССР, чем успешно занят Кремль. Бюджетники? Они стали зависимым от «элиты» прекариатом. Потому левые – в тупике, они остаются нищими маргиналами, все более отстающими от жизни.

Только новая индустриализация, создав когнитариат, в силах создать новые классы, противостоящие нынешней клептократическо-сырьевой «элите». Однако и партии эти классы создадут не коммунистические, а национально-прогрессистские. Коммунизм, как и классический либерализм, уйдут в прошлое. Самые умные левые уже пришли к выводу, что нужно меняться, совмещая социализм и проектность с великодержавностью и защитой моральных устоев. Поэтому лично я не левый, а именно адепт индустриализации без догматических левых шор. Сегодня именно предприниматели из несырьевой промышленности имеют хоть какой-то шанс сформироваться как класс. В противовес единственному классу мародеров и «гипнотизеров». А появится новая индустрия – возникнет и класс когнитариата.

6
{"b":"268171","o":1}