ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Главным, конечно, было атомное оружие, и уже 20 августа 1945 года Постановлением ГОКО за номером 9887 был образован Специальный комитет при ГОКО, призванный руководить всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана.

Но одновременно с разработкой собственных ядерных боеприпасов было необходимо форсировать создание средств их доставки и, кроме того, многократно усилить возможности ПВО. Но и в авиации были вскрыты серьезные недостатки. Все отечественные самолеты, находившиеся на вооружении, исчерпали возможности модернизации. Особенно тревожным было состояние тяжелой бомбардировочной авиации: свои разработки отсутствовали, у немцев ничего достойного для воспроизведения тоже обнаружить не удалось. Не было собственных разработок по турбореактивным двигателям, очень плохое положение было с авиационными приборами и оборудованием. Общее состояние научно-технического задела в авиационной технике в СССР характеризовалось в 1945 году как неудовлетворительное. Командующий ВВС А.А. Новиков и нарком авиационной промышленности А.И. Шахурин были смещены со своих постов, а впоследствии арестованы и осуждены.

Досталось и Маленкову. 4 мая 1946 года на заседании Политбюро ЦК по докладу И.В. Сталина было принято следующее решение, утвержденное затем опросом членов ЦК ВКП(б) от 4–6 мая 1946 года:

«1) Установить, что т. Маленков, как шеф над авиационной промышленностью и по приемке самолетов – над военно-воздушными силами, морально отвечает за те безобразия, которые вскрыты в работе этих ведомств (выпуск недоброкачественных самолетов), что он, зная об этих безобразиях, не сигнализировал о них в ЦК ВКП(б).

2) Признать необходимым вывести т. Маленкова из состава Секретариата ЦК ВКП(б).

3) Утвердить секретарем ЦК ВКП(б) тов. Патоличева Н.С.»

Но спустя всего две недели, 19 мая 1946 года, Сталин подписал Постановление Совета Министров СССР № 1017-cc под названием «Вопросы реактивного вооружения», где в первым пункте было записано: «<…> создать Специальный комитет по реактивной технике при СМ СССР <…>», и председателем нового комитета был вновь назначен Г.М. Маленков. Фактически не у дел он был до августа, а его заместителями по этому комитету стали Д.Ф. Устинов и И.Г. Зубович.

Дошла очередь и до радиолокации, систем управления и вообще радиоэлектронного вооружения. Еще 10 февраля 1946 года Берг записал в дневнике: «…Время летит. Сегодня воскресенье, и я сижу один в своем кабинете и готовлюсь к отчетному докладу за все время работы Совета, т. е. за два с половиной года. По-видимому, предстоит реорганизация. Сейчас, после войны, происходит много перемен. Только что я перечитал свой дневник с момента отъезда в 1943 г. из Самарканда. Как много пережито! Как много было тяжелого! Как много было работы! Но и результат начинает получаться неплохой. Совет окреп и стал авторитетной организацией.

Институты равняются на него. Заводы работают вовсю. Создана мощная промышленная база. Подготовлены кадры. Но все же надо менять организацию управления радиолокацией. Мы со Щукиным были в Совете народных комиссаров. Мне предложено подготовить материалы для решения о создании отдельного радиолокационного наркомата. Это то, что я давно считаю необходимым».

На основании детального изучения всех имевшихся сведений из открытых и закрытых источников, обобщения опыта войны, анализа научно-технического состояния советской и зарубежной радиолокации военные заказчики ГАУ, ВВС и ВМФ, Советом по радиолокации были выработаны научно-обоснованные перспективы последующего развития радиолокации в нашей стране. Был подготовлен и план развития радиолокации в нашей стране, ответственным разработчиком которого и проекта постановления СМ СССР по нему был А.И. Шокин.

Промышленным отделом Совета по радиолокации были детально проработаны трудоемкость, материалоемкость, необходимые комплектующие, финансовые затраты под весь план выпуска радиолокационных станций всех типов, намеченных к производству. В архивных делах лежат многостраничные альбомы таблиц, содержащих все эти сведения, и на каждом листе стоит подпись начальника промышленного отдела Совета по радиолокации.

Работа над постановлениями Правительства по вопросам радиолокации продолжалась по нескольким направлениям.

Первым был план важнейших разработок в области радиолокационной техники на 1946–1950 гг. Он был составлен в январе 1946 г. и после согласований и корректировок 13 апреля 1946 г. принят Постановлением СМ СССР за № 840-340сс.[210] Главным в этом плане была разработка системы радиолокационного вооружения на ближайший период, определение номенклатуры необходимых типов РЛС для армии, авиации и флота: боевых, навигационных, опознавательных. В проект плана были включены также научные исследования и опытно-конструкторские разработки в области радиолокации и в смежных с нею отраслях техники.

Помимо упоминавшегося проекта постановления по ЛКБ и немецким специалистам, шла подготовка отдельного постановления по развитию электровакуумной промышленности, и в частности НИИ-160.

Наконец, появился проект еще одного постановления по обеспечению важнейших разработок, предписанных постановлением от 13 апреля 1946 г. В него были собраны те вопросы развития радиолокации, которые требовали решения Правительства, но по разным причинам еще не разрешенные. Сюда же включили и вопросы электровакуумной промышленности.

«Совершенно секретно

Совет по радиолокации при СМ СССР

16 мая 1946 г.

№ 0834 сс

Министру электропромышленности

КАБАНОВУ

Совет по радиолокации подготовляет проект постановления Правительства по обеспечению важнейших разработок, предписанных Постановлением СМ СССР от 13 апреля 1946 г. № 840–340 сс.

<…>

Прошу Вас сообщить Ваши замечания и согласие по этому вопросу.

Заместитель председателя Совета

Инженер-вице-адмирал БЕРГ»[211]

Согласование проекта этого постановления шло далеко не гладко. Он тоже встретил возражения И.Г. Кабанова, в том числе из-за переориентации заводов, выпускавших радиостанции (в частности, завода № 197 в Горьком), целиком на выпуск радиолокационной аппаратуры. Одной из причин долгих согласований, возможно, была также подспудная борьба из-за параллельно готовившейся реорганизация управления радиолокационной промышленностью.

Образование нового наркомата проходило разделением НКЭП, поэтому со стороны разных ведомств вносились все новые поправки, а его содержание намного расширялось, включая другие документы, не доведенные до утверждения. Наконец проект наиболее близкий к принятому документу появился и был направлен в НКЭП на согласование.

«Совершенно секретно

Совет по радиолокации при СМ СССР

11. VI.1946 г.

№ 1085 сс

Министру электропромышленности СССР

КАБАНОВУ

Направляю на Ваше рассмотрение проект Постановления Совета Министров СССР по вопросам радиолокационной техники.

Прошу Вас дать свое заключение в письменном виде.

Приложение 1. Доклад товарищу Сталину по вопросам радиолокационной техники.

2. Проект Постановления Совета Министров СССР по вопросам радиолокационной техники.

3. Приложения №№ 1, 2, 3, и 4 к проекту постановления.

4. Справка о согласовании тематики по министерству.

Заместитель председателя Совета

Инженер-вице-адмирал БЕРГ»[212]

28 июня 1946 года система управления предприятиями радиолокационного и радиоэлектронного профиля была изменена. Из Министерства[213]электропромышленности было выделено новое министерство, куда и были сосредоточены большинство соответствующих предприятий. По-видимому, возражения И.Г. Кабанова были признаны разумными, и новое министерство, куда и передали завод № 197, образованное Указом Президиума Верховного Совета СССР 28 июня 1946 г., получило наименование «Министерство промышленности средств связи СССР».

вернуться

210

РГАЭ. Ф 300, оп. 2, д. 5, л. 52.

вернуться

211

РГАЭ. Ф. 8848, оп. 1с, д. 1098, л. 201–204.

вернуться

212

РГАЭ. Ф. 8848, оп. 1с, д. 1098, л. 192.

вернуться

213

15 марта 1946 года наркоматы были переименованы в министерства.

105
{"b":"269719","o":1}