ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«т. Кутикову

т. Шокина оставить

Ванников»

Адская работа и невзгоды не прошли даром для здоровья А.И. В 1946 году у него начались приступы бронхиальной астмы, с которой он не расставался уже до конца жизни. Много сил было отдано борьбе с этой болезнью, вновь пришлось напрягать все свои лучшие качества: волю, организованность и аналитическое мышление. По принципу «Исцелись сам!» в конечном итоге А.И. стал едва ли не крупнейшим специалистом по астме. Своими познаниями, а часто и лекарствами он делился с встречавшимися на жизненном пути коллегами по несчастью и многим принес облегчение. Не упускал случая слегка подтрунить над не слишком сведущими врачами, а иногда и им давал советы по особенностям применения тех или иных препаратов.

Но это было потом, а бурное начало непонятной болезни со страшными приступами удушья ввергло его в глубоко пессимистические размышления о своем будущем.

Лечили его в Кремлевке. Среди врачей были такие светила, как Виноградов и Ефуни. Для лечения применяли самые передовые методики того времени, которые хотя не излечили, но несколько улучшили состояние больного. После курса инъекций аутовакцины в 1952—53 гг. выраженных приступов бронхиальной астмы не было, но почти постоянное ощущение недостатка воздуха, одышка, переходящая при физической нагрузке или сырой погоде в приступ удушья, остались на всю жизнь. Помимо одышки мучило постоянно затрудненное отхождение мокроты. Позже А.И. лечил частным образом врач И.А. Андреев, приходивший вечерами на квартиру (Вовси и Ефуни к тому времени были арестованы по «делу врачей»). Ходил он в военной форме, носил бороду, что было тогда довольно редким явлением, в общем, «интересный мужчина», но врач был хороший. Для отхождения мокроты он предложил принимать йодистые препараты, что также принесло определенное облегчение. К тому же помимо приема медикаментов А.И. упорно занимался дыхательной гимнастикой по специальной методике и в результате при эмфиземе легких сумел развить их рабочий объем больше, чем у среднего здорового человека.

А.И. Шокин заканчивал четвертый десяток лет жизни. Несмотря на болезнь, он продолжал плодотворную работу. Но только работой его цельная натура, конечно, не ограничивалась, каким бы занятым он ни был и как бы ни мучила его болезнь. Говорят, что мужчина должен сделать в жизни три дела: воспитать детей, посадить дерево и построить дом.

К подраставшей дочке, которую он нежно любил и называл не иначе как Зайкой, в 1947 году добавился сын. Глядя на то, как он ползает по полу его больничной палаты, А.И. мечтал, не очень веря в это, дожить хотя бы до того времени, когда сын пойдет в школу.

Глава 10

МПСС

С Новой Басманной улицы А.И. Шокин переехал в Большой Черкасский переулок, где разместился аппарат МПСС. Другой заместитель председателя комитета А.Н. Щукин, получивший вскоре звание генерал-майора, никуда не переехал, поскольку его перевели на должность заместителя начальника пятого (радиолокационного) ГУ Министерства вооруженных сил, разместившегося в том же здании на Новой Басманной.

Он пришел в трудное время. В МПСС были сложности с кадрами после того, как в 1946 г. в авиакатастрофе погибли возвращавшиеся из Германии сотрудники министерства во главе с заместителем министра Г.К. Смирновым. Не очень многочисленные предприятия по созданию радиолокационных комплексов и систем управления были сосредоточены в 6-м главном управлении, которым уже успели поруководить А.А. Захаров, Г.П. Казанский, с апреля 1947 по апрель 1949 – С.М. Владимирский. Теперь был назначен пришедший вместе с А.И. Шокиным М.П. Петелин. Возглавлявший главк недолгое время в 1946 году А.А. Захаров вспоминал, что тогда работы у него было еще немного.

Но за прошедшие три года все резко поменялось. Работы стало много, и задачи были серьезные: министерство было одним из основных исполнителей работ по развитию реактивного вооружения, радиолокации, назначенным соответствующими постановлениями, и к ним постоянно добавлялись еще более сложные и объемные. К концу 1948 года на головном НИИ-885 действовали лаборатории и цеха по разработке и изготовлению бортовой и наземной аппаратуры для ракет. Уже после прихода А.И. Шокина в МПСС в апреле 1950 г. для концентрации сил сюда из НИИ-20 был переведен коллектив Б.М. Коноплева. Здесь же велись разработки по системам телеметрии зенитных ракет и РЛС. Тогда же были начаты первые работы по созданию ЭВМ и организовано СКБ-245[234]:

«17 декабря 1948 г.

Совершенно секретно

Особая папка!

В целях развития научно-исследовательских работ в области исследования динамики управляемых объектов реактивного вооружения методами электрического моделирования Совет Министров Союза ССР

ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Утвердить перечень научно-исследовательских работ по электрическому моделированию реактивного вооружения и тренажерам согласно Приложению 2.

2. Обязать Министерство промышленности средств связи (т. Алексенко), Министерство машиностроения и приборостроения (т. Паршина), Министерство вооружения (т. Устинова), Министерство высшего образования (т. Кафтанова) и Академию наук СССР (т. Вавилова) выполнить работы по электрическому моделированию реактивного вооружения и тренажерам в сроки, утвержденные настоящим постановлением, приступив к работам с января 1949 года.

3. Разрешить Министерству машиностроения и приборостроения (т. Паршину) организовать на площадях одного из своих заводов Специальное конструкторское бюро № 245 (СКБ-245), возложив на него разработку и изготовление тренировочной аппаратуры (тренажеров) для обучения военных команд стрельбе управляемыми ракетами и счетно-аналитических и вычислительных машин для электрических моделей управляемого реактивного вооружения.

4. Обязать Министерство Вооруженных Сил СССР (т. Булганина), Министерство вооружения (т. Устинова), Министерство промышленности средств связи (т. Алексенко) и Министерство сельскохозяйственного машиностроения (т. Горемыкина) выдать в 2-месячный срок исполнителям тактико-технические задания на разработку аппаратуры электрического моделирования объектов реактивного вооружения и тренажеров.<…>

7. Обязать Министерство промышленности средств связи (т. Алексенко) и Министерство машиностроения и приборостроения (т. Паршина) представить в Госплан СССР и Министерство финансов СССР предложения о финансировании и численности работающих [в] НИИ-885 и СКБ-245 на 1949 год для выполнения работ, предусмотренных настоящим постановлением.

8. Обязать Министерство высшего образования СССР (т. Кафтанова) направить для работы в СКБ-245 и на завод «CAM» министерства машиностроения и приборостроения 15 человек молодых специалистов, из них: 7 инженеров-электриков, 6 инженеров-радистов и 2 математиков в счет плана распределения молодых специалистов на 1949 год по Министерству машиностроения и приборостроения.

9. Разрешить Министерству машиностроения и приборостроения (т. Паршину) распространить для вновь организуемого СКБ-245 должностные оклады, существующие в ГСКБ Министерства машиностроения и приборостроения.

10. Распространить действие Постановления Совета Министров СССР от 14 апреля 1948 г. № 1175-440 (приложение № 4, пункт «Б») в части условий премирования за выполнение научно-исследовательских работ по реактивному вооружению за работы, проводимые по настоящему постановлению, с сокращением в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 9 августа 1948 г. № 3003 установленных премий на 50 %.

11. Обязать Министерство высшего образования СССР (т. Кафтанова) расширить имеющуюся в индустриальном институте специальность по подготовке инженеров по счетно-аналитическим машинам и электрическому моделированию, обеспечив выпуск в 1949 году 20 человек и в 1950 году 50 человек.

вернуться

234

Задача особой государственной важности. Из истории создания ракетно-ядерного оружия и Ракетных войск стратегического назначения (1945–1959 гг.): Сб. докл. / Сост.: В.И. Ивкин, Г.А. Сухина. – М.: РОССПЭН, 2010. – 1207 с. – С. 172–174.

120
{"b":"269719","o":1}