ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Александр Иванович Шокин. Портрет на фоне эпохи - i_100.jpg

М.Г. Первухин с супругой и А.И. Шокин. Сочи, ноябрь 1956 г.

Первухину было непросто управлять большим количеством новых подчиненных из трех министерств. А.А. Захаров вспоминал случай в 1953 году, когда его и некоторых других товарищей министр подверг критике на коллегии по поводу «неразборчивых подписей» – разобрать их сокращенные каракули он не мог, а посему настаивал, что надо подписываться полной фамилией, приводя в пример писателей. Но это бы ничего, а вот чтобы ориентироваться в сложных проблемах незнакомой новейшей техники и принимать по ним ответственные решения, министру нужен был толковый советник. А.И. Шокин с его огромным опытом не только инженерной, но и аппаратной работы по созданию радиоэлектронных систем подходил для этой роли как нельзя лучше, и они сработались.

Кабинет Первухина находился в Кремле. А.И. тоже перебрался в Кремль. А.К. Катман, в то время работавший в КБ-1, вспоминает, как был у А.И. в Кремле по вопросам развития технологии печатного монтажа для перспективных зенитно-ракетных комплексов. Было это летом, в жаркую погоду, А.И. сидел в одной рубашке с закатанными рукавами у открытого окна.

Проблема становилась с каждой новой системой все более важной. С 1951 года в КБ-1 под руководством А.А. Колосова (ОКБ-41) велись работы по созданию системы ракетного вооружения истребителей-перехватчиков, в дальнейшем получившей обозначение К-5. К-5 изначально задумывалась как достаточно миниатюрное управляемое оружие, пригодное для размещения на фактически единственном реактивном истребителе тех лет МиГ-15 (позднее МиГ-17). Особенно малогабаритной должна была быть аппаратура, устанавливаемая на ракете для выработки сигналов управления движением. Вначале предусматривалось применение пальчиковых ламп, затем перешли на лампы типа «желудь», а от объемного монтажа перешли к печатным схемам.

Специальная конференция по вопросам печатных схем под руководством министра прошла в МПСС еще в феврале 1949 года. Были заслушаны доклады по различным технологическим приемам их изготовления на керамике и на пластмассах, продемонстрированы образцы, как функциональных узлов, так и приборов печатного типа. В период с 1948 по 1950 год к разработке методов печатного монтажа были подключены десятки организаций. Основой для его развития являлся накопленный еще перед войной опыт работ в области радиокерамики, в частности, непроволочных керамических катушек индуктивности. В 1950 году для радиоприемника «Москвич» был разработан новый вид платы, монтаж которой был выполнен способам печатания; это давало возможность значительно сократить затрату труда на монтаж радиоприемников. На 1952 году был намечен выпуск нескольких тысяч радиоприемников «Москвич», смонтированных этим способом.

Все было бы неплохо, но отсутствовало промышленное оборудование, которое позволяло массово производить аппаратуру по технологии печатного монтажа. Организовать его разработку и начать выпускать в необходимых количествах оказалось задачей куда более сложной и длительной, чем создание образцов самой аппаратуры. Только после 1956 года, когда уже в Министерстве радиотехнической промышленности наконец появилось необходимое оборудование, началось по-настоящему широкое применение печатного способа, как в гражданской, так и военной аппаратуре.

О характере другой работы (в том числе по С-25) А.И. Шокина в МЭСЭП и ее оценке свидетельствует сохранившийся собственноручно им написанный перечень приказов на премирование за 1953 год:

1. За 8 мес. 1953 г., т. Первухин № ОГ-916 от 09.09, 100 % окл.

2. За план 7 мес.1953 г., т. Первухин № ОГ-785 от 05.08, 100 % окл.

3. За выполнение монт[ажных]. работ, т. Жимерин № ОГ-1478 от 22.12, 4000 р.

4. За выполнение годового плана производства изд. А-100, т. Первухин № ОГ-1166 от 07.10, 10 000 р.

5. За апрель 1953 г., т. Первухин № ОГ-345 от 04.05, 50 % окл.

6. За декабрь 1953 г., т. Казанский № ОГ-180 от 25.01.54, 100 % окл.

7. За выполнение годового плана в 1953 г., приказ от 02.54.

Как видно из этого перечня, платить в аппарате министерства еще продолжали. Характерной чертой уже уходившей эпохи было то, что средняя зарплата научных и инженерно-технических работников была наивысшей, далее следовали управленцы, и самая низкая – у рабочих. Вскоре это распределение начало меняться и к концу семидесятых годов стало обратным.

Работа А.И. Шокина в качестве начальника 4-го спецотдела суперминистерства продолжалась недолго. Постепенно отраслевой принцип управления промышленностью стал возвращаться к нормальному виду.

В день ареста Л.П. Берии, заклейменного на июльском пленуме ЦК КПСС как враг народа и английский шпион, 26 июня 1953 года[250] были ликвидированы и слиты в Министерство среднего машиностроения Первое (атомное) и Третье (зенитно-ракетное) Главные управления. Министром был назначен В.А. Малышев. ТГУ в составе Средмаша было преобразовано в Главспецмаш, Рябиков назначен заместителем министра. С.М. Владимирского из аппарата Совмина перевели в КБ-1, сначала главным инженером, а потом начальником. В марте 1954 года, когда по системе С-25 широко развернулись монтажные работы, Главспецмаш был поделен на Главспец-монтаж во главе с Рябиковым, занимавшийся строительно-монтажными работами, и руководивший разработками Главспецмаш, начальником которого стал все тот же Владимирский.

24 августа последовало восстановление Министерства авиационной промышленности. Ставший Председателем Совета Министров СССР Г.М. Маленков, по-видимому, сохранил привязанность к авиации. Следующими стали радисты. 21 января 1954 года на базе предприятий радиотехнической, электровакуумной и телефонно-телеграфной промышленности Министерства электростанций и электропромышленности СССР было образовано общесоюзное Министерство радиотехнической промышленности СССР Министром был назначен В.Д. Калмыков.

Валерий Дмитриевич Калмыков родился в 1908 году в Ростове-на-Дону в семье служащего. С 16 лет работал электромонтером, затем техником, мастером, начальником цеха. Закончив в 1934 году МЭИ, он поступил на работу во ВГИТИС (НИИ-10), где занимал должности инженера-конст-руктора, главного конструктора и, наконец, директора. В 1949 году его назначили начальником четвертого ГУ Министерства судостроительной промышленности, а оттуда забрали в ТГУ.

МЭСЭП после выделения МРТП некоторое время продолжило свое существование, пока 14 апреля 1954 г. не было вновь разделено на Министерство электростанций и Министерство электропромышленности. А.И. Шокин некоторое время оставался при Первухине, восстановившем в декабре

1953 года свой пост заместителя Председателя СМ СССР. Только 26 октября

1954 г. постановлением Совета Министров СССР А.И. был утвержден заместителем министра радиотехнической промышленности, но ненадолго. Вновь вмешались перемены вверху. В конце февраля 1955 г. Хрущев добился ухода ГМ. Маленкова с поста председателя СМ СССР, заменив его Н.А. Булганиным. При этом Первухин стал первым заместителем Председателя Совмина и решил вновь взять к себе А.И. помощником. 2 марта 1955 г. Совет Министров СССР освободил А.И. от работы в Минрадиотехпроме с назначением на работу в аппарат Совета Министров СССР. И опять ненадолго.

Глава 11

МРТП – ГКРЭ

При образовании МРТП первым заместителем к Калмыкову назначили уже встречавшегося в этой книге Г. С. Хламова, до этого всю жизнь занимавшегося автомобилестроением, в том числе в 1950—53 годах на посту министра автотракторной промышленности СССР. Последняя его должность перед назначением в МРТП – заместитель министра в объединенном Министерстве машиностроения. После полутора лет пребывания в совершенно новой для себя и, скорее всего, малопонятной радиоэлектронной отрасли Хламов 23 июля 1955 года был назначен министром тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР. Вот тогда А.И. Шокина вновь вернули в МРТП, и 9 августа постановлением Совета Министров СССР он был утвержден первым заместителем министра радиотехнической промышленности СССР. Заместителями Калмыкова стали Казанский, Захаров, Аткарский, а позднее и Владимирский. По моим впечатлениям, наилучшие отношения, пожалуй, из всех у А.И. были все-таки с Казанским.

вернуться

250

Этим числом отмечены официальные документы, но записки, по этому поводу, поданные в ЦК и Президиум Верховного Совета, имели дату на две недели позже.

128
{"b":"269719","o":1}