ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обрести любовь демона
Владимир Высоцкий. Каким помню и люблю
Вдова для лорда
Диковинные истории
Убедили, беру! 178 проверенных приемов продаж
Дневник стюардессы (сборник)
Брак по расчету
Небо, под которым тебя нет
Сахарный ребенок. История девочки из прошлого века, рассказанная Стеллой Нудольской

Абу-Али ал-Хусейн Ибн-Абдаллах Ибн-Сина (АВИЦЕННА)1

ТРАКТАТ О ЛЮБВИ2

Перевод с арабского С.Б. Серебрякова

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Ты просил меня, Абдаллах (ал-Ма' суми)3, законовед, — да осчастливит тебя Аллах! —

составить трактат, в котором кратко разъяснялось бы, [что такое] любовь. Отвечу тебе, что

в нижеследующем трактате я сделал все, что мог, для того, чтобы заслужить твое

одобрение и удовлетворить твое желание.

Я составил свой трактат для тебя из семи разделов:

1. О силе любви, текущей в каждой индивидуальной субстанции;

2. О наличии любви у неживых простых субстанций;

3. О любви у существующих вещей [вообще] и у [тех из них], которые обладают питательной

силой в той мере, в какой они ею обладают;

4. О наличии любви у животных субстанций в той мере, в какой они обладают животной

силой;

5. О любви тех, кто отличаются изяществом и молодостью, к красивым образам;

6. О любви божественных душ;

7. Выводы из разделов.

Раздел I. О СИЛЕ ЛЮБВИ, ТЕКУЩЕЙ В КАЖДОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ СУБСТАНЦИИ

Каждая индивидуальная субстанция, управляемая [Аллахом], от природы стремится к

своему совершенству, которое есть благо индивидуальное, проистекающее из

индивидуальной субстанции Чистого Блага, и от природы она бежит присущих ей

недостатков, которые в ней являются злом, [проистекающим] из первоматерни и небытия,

ибо всякое зло связано с первоматерпей и небытием4. Очевидно, поэтому, что все

существующие вещи, управляемые [высшим принципом], обладают естественным

вожделением и врожденной любовью. Отсюда с необходимостью следует, что у этих вещей

любовь есть причина их существования. Ибо все, что можно выразить, делится на разряды

по трем признакам: 1) либо оно достигло особого совершенства, 2) либо достигло крайности

недостатка, 3) либо колеблется между обоими состояниями, находясь по существу в

промежуточном положении. Далее, то, что [характеризуется] крайним недостатком, имеет

своей целью достижение абсолютного небытия и исчерпание всех своих связей; ввиду

этого его правильнее всего называть абсолютным небытием и изучать как небытие. Хотя

оно и заслуживает того, чтобы по классификации или мысленно его относили к числу

существующих вещей, тем не менее его бытие не должно считаться сущностным бытием.

[Термин] существование к нему можно применять лишь метафорически. И к совокупности

существующих вещей его можно относить только акцидентально5. Следовательно,

истинные существующие вещи являются либо такими, которые предрасположены к

крайнему совершенству, либо такими, которые можно характеризовать как колеблющиеся

между недостатком, чем-либо вызванным, и совершенством, существующим от природы.

Стало быть, существующие вещи в совокупности своей не свободны от некоей связи с

совершенством, и их связь с ним сопровождается врожденной любовью и вожделением

того, что может соединить его с его совершенством.

Это ясно также со стороны причины и вопроса почему: поскольку 1) ни одна

индивидуальная субстанция, управляемая [высшим принципом], не лишена присущего ей

совершенства; поскольку 2) [такая субстанция] сама по себе не является достаточной

[причиной] для существования своего совершенства, ибо совершенства управляемых

[высшим принципов] суть эманация Совершенного самого по себе, и поскольку 3) нельзя

представить себе, чтобы этот Принцип, привносящий совершенство, имел целью

привнесение [совершенства] в каждую из индивидуальных субстанций в отдельности, —

как то разъяснили философы; [поскольку все это так], из мудрости необходимо [сущего

существа] и его умения управлять вытекает стремление заложить во все общую любовь, с

тем, чтобы она таким образом сохраняла то, что было получено через эманацию, общие

совершенства, и была направлена на их создание в тех случаях, когда они утрачивались

дабы ею осуществлялось управление мудрым порядком [в мире]. Таким образом, наличие

этой любви у всех управляемых [высшим принципом] существующих вещей должно быть

необходимым и неотъемлемым. В противном случае была бы нужна другая любовь для

того, чтобы сохранить эту общую любовь, уберечь ее от небытия и вернуть ее в прежнее

состояние, когда она пришла в упадок, беспокоясь из-за ее удаления. [В этом случае] одна

из этих двух любовей была бы бесполезной и излишней, а существование чего-либо

бесполезного в природе, то есть в божественно установленном порядке ложно. Но нет

любви вне этой общей абсолютной любви. Следовательно, бытие каждого предмета,

управляемого [высшим принципом], определяется врожденной любовью.

Теперь, имея это в виду, отправимся к более высокой ступени, нежели та, о которой

говорилось ранее, перейдя к рассмотрению Верховного Существа и того, как ведут себя

вещи под управлением управителя, учитывая [меру] его величия. И мы говорим: благо

любимо само по себе. Если бы это было не так, то все, что желает, стремится и совершает

ту или иную работу, не имело бы перед собой определенной цели, представляя себе ее

благость. Если бы благо не было любимо само по себе, то все усилия, направленные к

благу, во всех действиях были бы напрасны. Поэтому благое любит благое, ибо любовь в

действительности есть не что иное, как одобрение всего прекрасного и подобающего. И эта

любовь есть начало стремления к нему, когда оно отсутствует, если это есть нечто такое, что

может отсутствовать, или к соединению с ним, когда оно наличествует. Далее, все сущее

одобряет то, что ему подходит, и стремится к нему, когда оно утрачено. А особым добром

является склонность к чему-то в действительности и в помыслах относительно того, что

считается действительно подобающим. Далее, одобрение и стремление, как неодобрение и

отвращение, в существующей вещи проистекают из приверженности к ее благости, ибо

вещь сама по себе одобряется только по причине своей благости, поскольку бытие

называется благом правильным и сущностным образом лишь в тон мере, в какой оно —

благое, так как правильность обнаруживается в вещи сущностно в виду ее здравости и

благости. Ясно, таким образом, что благо любимо за то, что оно есть благо, будь то благо,

присущее данной вещи, или благо, которое она разделяет с другими [вещами]. Каждый [вид]

любви есть либо нечто уже достигнутое, либо то, чего еще надо достичь, а именно — из

всего того, что любимо. Когда благость [вещи] возрастает, возрастает также и достоинство

объекта любви, а также и любовное стремление к благу.

А раз это установлено, мы говорим: то Существо, которое слишком свято, чтобы быть

управляемым, должно быть высшим объектом любви, ибо Оно является высшей

благостью. А высший субъект любви тождествен с высшим объектом любви, а именно, с

высшей и святейшей сущностью Всевышнего, ибо благое любит благое через соединение с

ним посредством обретения и постижения. Первое Благо постигает себя актуально в

вечности, и, стало быть, его любовь к себе самому — наиболее совершенная и полная. И

1
{"b":"274323","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Портал в мир ребенка. Психологические сказки для детей и родителей
Найти, влюбиться и отомстить
Сад надежды
Есть, молиться, любить
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод
Фантомный бес
Тайная жизнь Мака
Пена 1
ГОРМОНичное тело