ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи: как продукты питания убивают нас, лишая здоровья, молодости и красоты
Как выжить в начальной школе
Петровы в гриппе и вокруг него
Гаврюша и Красивые. Два домовых дома
Исцеляющие медитации. 30 визуальных техник для очищения ваших чакр, души и тела
Психология и психосоматика женского здоровья. О чем молчат болезни
Книга для мужчин. Быть сильным и настоящим
Firefly. Великолепная девятка
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы

поскольку между божественными атрибутами Его сущности нет никакого различия, любовь

здесь — сущность и бытие в чистом и простом виде, как у Блага6.

Таким образом, у всех существующих вещей либо любовь является причиной их бытия,

либо любовь и бытие в них тождественны. Очевидно, следовательно, что ни одна

индивидуальная субстанция не лишена любви, а это — то, что мы хотели разъяснить.

^ ^ ^

Раздел II. О НАЛИЧИИ ЛЮБВИ У НЕЖИВЫХ ПРОСТЫХ [СУБСТАНЦИЙ]

Простые неживые субстанции делятся на три разряда: 1) истинная первоматерия, 2) форма,

которая не может существовать отдельно сама по себе и 3) акциденции. Различие между

акциденциями и этой формой состоит в том, что форма образует субстанцию. Поэтому

древние метафизики считали подобающим относить ее к подразделениям субстанции, ибо

форма является частью самостоятельно существующих субстанций, и они не отказывались

признавать за ней свойство субстанциональности из-за того, что она не может

существовать отдельно сама по себе, — ибо таково состояние субстанции первоматерии.

Несмотря на это, не следует отрицать ее принадлежности к субстанциям, потому что она по

своей сущности является частью таких субстанций, которые существуют сами по себе.

Более того, метафизики придают ей, т. е. форме, свойство субстанциональности [в большей

мере], чем первоматерии. Причина этого заключается в том, что субстанция существует как

актуальная субстанция благодаря данной субстанциональной форме: если последняя

существует, то должна существовать актуально и субстанция. Поэтому сказано, что форма

есть субстанция как вид актуальности7.

Что до первоматерии, то она относится к числу тех [вещей], которые получают

субстанциональность потенциально. Ибо актуальное существование какой-либо субстанции

не обязательно следует из существования первоматерии. Поэтому сказано, что она есть

субстанция как вид потенции.

Таким образом, в данном рассуждении устанавливается истинная природа формы. Эту

истинную природу нельзя приписывать акциденции, ибо эта последняя не является

[началом], образующим субстанцию, и ни с какой точки зрения не может рассматриваться

как субстанция.

А раз это установлено, мы говорим: каждая из этих простых неживых индивидуальных

субстанций сопровождается врожденной любовью, от которой она никогда не свободна, и

любовь эта — причина их бытия. Что же касатеся первоматерии, она представляет собой

лишенность в то время, когда она только стремится иметь форму, а [само] ее стремление к

ней есть нечто существующее. Поэтому ты можешь заметить, что когда она лишена одной

формы, она спешит обрести другую форму взамен, избегая абсолютного небытия.

Первоматерия же есть местопребывание небытия. Таким образом, когда она имеет форму, в

ней есть лишь относительное небытие, а если бы [у нее вообще] не было формы, то ей

было бы присуще абсолютное небытие. И здесь нет нужды в подробном рассуждении для

выяснения того, почему это так. Первоматерия подобна уродливой, безобразной женщине,

которая боится, как бы ее уродство не обнаружилось: каждый раз, когда открывается ее

покрывало, она прикрывает свои недостатки рукавом8. Итак, установлено, что

первоматерия обладает врожденной любовью.

Что же касается формы, то имеющаяся у нее врожденная любовь проявляется двояко: 1) в

обнаруживаемом нами стремлении ее придерживаться своего предмета; 2) в

обнаруживаемой нами приверженности ее к своим совершенствам и естественным местам,

когда она находится в них, и любовном стремлении к ним, когда она от них отделена9, как то

имеет место у пяти простых тел и вещей, составленных из четырех (элементов). Кроме этих

разрядов [вещей], форма не придерживается ничего.

Что касается акциденций, то присущая им любовь также проявляется в их приверженности к

предмету [любви], а именно, когда они связаны с поочередно сменяющимися в предмете

противоположностями.

Таким образом, ни одна из этих простых [субстанций] не лишена любви, присущей ей от

природы.

^ ^ ^

Раздел III. О ЛЮБВИ У СУЩЕСТВУЮЩИХ ВЕЩЕЙ [ВООБЩЕ] И У ТЕХ [ИЗ НИХ], КОТОРЫЕ

ОБЛАДАЮТ ПИТАТЕЛЬНОЙ СИЛОЙ В ТОЙ МЕРЕ, В КАКОЙ ОНИ ЕЮ ОБЛАДАЮТ

Вкратце укажем: как растительные души делятся на три разновидности: 1) питающая сила,

2) сила роста и 3) сила размножения, — точно так же любовь, присущая растительной силе,

делится на три разновидности: 1) первая из них присуща питающим силам и является

источником влечения к пище в соответствии с потребностями в ней материи и задержания

ее в питающемся [теле] после претворения ее в его природу; 2) вторая разновидность

любви присуща силе роста и является источником влечения к пропорциональному

увеличению объема питающегося [тела]; 3) третья разновидность любви присуща силе

размножения и является источником стремления произвести начало сущности, подобной

тому, от которой он сам произведен.

Ясно, что когда существуют эти силы, необходимо существуют и эти разновидности любви.

Следовательно, они также от природы наделены любовью.

^ ^ ^

Раздел IV. О НАЛИЧИИ ЛЮБВИ У ЖИВОТНЫХ СУБСТАНЦИИ В ТОЙ МЕРЕ, В КАКОЙ ОНИ

ОБЛАДАЮТ ЖИВОТНОЙ СИЛОЙ

Нет сомнения, что каждая из животных сил и душ10 характеризуется тем действием, которое

побуждается врожденной любовью. Если бы это было не так, — если бы они не обладали

естественной брезгливостью, источником которой является врожденное отвращение, и

естественным влечением, имеющим своим источником врожденную любовь, — то их

существование в животном теле должно было бы рассматриваться как праздное. И это

проявляется во всех частях, на которые делятся эти силы.

Что до той части, которая ощущает извне11, то [ее действие] определяется дружбой и

враждебностью к определенным предметам чувственного восприятия. В противном случае

животное не могло бы проводить различия между воспринимаемыми явлениями и

остерегаться тех вещей, которые приносят вред, и ощущающая сила в своей истинной

природе была бы излишней.

Что же касается части, ощущающей изнутри12, то она действует, успокаиваясь и

наслаждаясь приятными воображаемыми предметами и т. п., когда они имеются, и жадно

стремясь к ним после их утраты.

А что до гневательной части, то [ее действие] определяется жаждой мести и стремлением к

господству, избеганием слабости и унижения и всего, что на то похоже.

[Обращаясь теперь] к чувственной части, мы предпошлем этому некоторое вступление,

которое будет полезным само по себе, а также для [уяснения] основанных на нем

рассуждений в разделах.

Любовь делится на две разновидности. К первой из них относится естественная любовь. Ее

носитель не успокаивается до тех пор, пока каким-либо образом сам по себе не достигнет

своей цели, если ему не препятствует в этом какая-либо внешняя принуждающая [сила].

Камень, к примеру, не может не достичь своей цели, а именно соединиться со своим

естественным местом и покоиться в нем самому по себе, если только на него не действует

2
{"b":"274323","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Возраст красоты. Секреты трех поколений французских бьюти-редакторов
Наука чудес
Божий дар
Суси-нуар 2. Зомби нашего века. Занимательное муракамиЕдение от «Подземки» до «1Q84»
Лузер
Замуж со второй попытки
Опрокинутый мир
Простые радости
Розы на стене