ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Дружище» был категорически против, о чем и не преминул немедленно сообщить. Сисадмин со вздохом согласился:

– Вот всегда так. Начинается... Хочешь, как лучше, чтоб летало все, а получается обычная... Ладно, щас все полный рулез заделаем. Давай тащи пиво – наверное, как раз охладилось.

Игорь улыбнулся – иного решения он и не предполагал – и пошел на кухню, где в прохладном нутре старенького «Днепра» ожидало своего часа принесенное товарищем пиво. Взяв четыре бутылки и упаковку незамеченных Данилой во время первой ревизии сушеных кальмаров, он не спеша протопал обратно... и остановился на пороге комнаты не в силах противостоять внезапно накатившему ощущению...

Очень странному ощущению. Будучи уверенным, что в углу комнаты нет ничего, кроме пары кресел, небольшого журнального столика и недавно поклеенных обоев на не слишком ровной стене, Игорь тем не менее точно знал, что там есть и еще кое-что... Что-то, невидимое взглядом, но четко ощущаемое. Что-то манящее, знакомое, но пока еще неузнаваемое. Что-то непонятное, чего раньше – например, ещё вчера – там не было. Но вот что именно?..

Несколько секунд он просто стоял, тупо глядя перед собой и ничего не понимая, затем сделал неуверенный шаг вперед. И еще один. И еще...

На третьем шаге комната внезапно закончилась. Нет, Игорь не споткнулся о кресло, до которого было еще больше метра, и тем более не уперся в стену. Просто с последним сделанным им шагом он оказался вне привычного интерьера. Впрочем, и это описание неверно. Комната никуда не исчезла, но ее привычные контуры неожиданно расплылись, потеряли былой цвет и резкость, превратились в нечто бесформенно-серое, будто сделанный неумелым фотографом, да еще и недодержанный в проявителе черно-белый снимок... Или словно ответственные за передачу цвета фотоны вдруг обленились и затормозили свой извечный и безостановочный бег...

А впереди, прямо перед ним, эти размытые контуры и вовсе сходили на нет, как-то незаметно, неуверенно и исподволь переходя в нечто совсем иное. Там, впереди, комнаты уже просто не было. За зыбкой, совершенно незаметной для человеческого глаза границей расстилалась пустая каменистая равнина, ограниченная почти у самой линии горизонта далекой горной цепью и исполненная все в тех же индифферентно-бесцветных тонах.

По-прежнему будучи не в силах противостоять своему внезапному желанию сделать еще один, последний, шаг, Игорь, как был – в домашних тапочках, с четырьмя бутылками пива и пакетом кальмаров в руках, шагнул вперед, прямо сквозь эту нереальную, но вполне ощутимую границу, где знакомый, «под паркет», линолеум незаметно превращался в усеянную базальтовыми обломками поверхность...

4

Одесса. Там же и тогда же

Поначалу ничего как будто не изменилось. По крайней мере Игорю так показалось. Все та же внезапно растерявшая свои краски серость вокруг. Такая же неподвижность застывшего, словно в одночасье загустевшего, воздуха. Все то же ощущение чего-то знакомого, но пока еще неузнанного.

Уже делая еще один, на сей раз действительно последний, шаг, Игорь испуганно оглянулся, успев заметить позади себя тающие бесцветные контуры знакомой комнаты: диван, тумбу с телевизором, компьютерный стол возле окна, спину сидящего перед монитором Данилы...

В следующий миг все стало другим. Вроде бы незаметно, но в то же время как-то сразу: словно сменился поставленный на паузу черно-белый кадр, уступив место обычному полноцветному фильму.

Вот только комнаты в этом новом кино больше не было. На ее месте, насколько хватало глаз, расстилалась бескрайняя равнина. Самая обыкновенная равнина – иссушенная жарким солнцем светло-коричневая почва, темная кайма далеких гор, яркое, даже какое-то слишком уж яркое голубое небо и раскаленный до белизны диск полуденного солнца над головой.

Воздух – горячий, до невозможности сухой, насыщенный незнакомым горьковатым ароматом – обжег горло, и Игорь без особого, впрочем, удивления понял, что не может сказать, дышал ли он вообще все то проведенное в бесцветном царстве время.

Больше всего его поразило солнце. В полном соответствии с канонами современной психологии, столкнувшееся с чем-то необъяснимым сознание прочно акцентировалось на каком-то одном факте: в этот момент Игорь с особой остротой вспомнил, что там, в непонятно куда исчезнувшем его мире, был уже вечер. И солнце никак не могло стоять в зените – если, конечно, не допустить, что он в мгновение ока перенесся куда-то в другое полушарие.

Последняя мысль обожгла ничуть не меньше палящего солнца, и Игоря наконец проняло: помраченное всем произошедшим сознание взбунтовалось, и на смену короткому ступору пришел нормальный человеческий страх. Игорь сдавленно вздохнул и метнулся в сторону исчезнувшей комнаты, судорожно вертя головой и оглядываясь. Где он?! Как он мог сюда попасть?! Что все это, вообще, значит?!

Отвечать на его вопросы никто не спешил, лишь под подошвами домашних тапочек издевательски похрустывали мелкие камушки. И где-то на самом краю готового окончательно поддаться панике сознания крохотным угольком тлела уверенность в том, что он знает, что произошло, и может в любой момент вернуться назад.

Сделав над собой усилие, молодой доктор постарался успокоиться. Итак, он каким-то образом перенесся... перенесся... куда-то перенесся... В другую часть света, в другой мир, в другое измерение – неважно. Сейчас это совершенно неважно! Важно только одно: как вернуться назад? Как вернуться на...

В следующее мгновение он понял, что знает – как!..

Почти совсем успокоившись, Игорь замер, пытаясь вновь ощутить то, что заставило его сделать первый шаг в угол комнаты. Вот оно: уже испытанное недавно чувство шевельнулось внутри, послушно указывая ему путь. Шаг, другой – и исполненная цвета и объема реальность вокруг него снова исчезла, покорно уступив позиции примитивному двуцветью.

Впереди, пока еще отделенная от него незримой границей, лежала до боли знакомая и такая родная комната с диваном, телевизором, компьютером и застывшим перед ним Данилой.

Сказать, что Игорь «сделал еще один шаг», – значит, не сказать ничего. Те, кто считает гепарда самым быстрым на планете живым существом, явно ошибаются...

– О, пиво приехало! – как ни в чем не бывало прокомментировал появление неизвестно где обретавшегося товарища Данила. – Быстро ты, однако...

– Быстро? – ничего более умного Игорь выжать из себя не смог. Впрочем, Данька и не настаивал, принял из внезапно ослабевших рук друга бутылки, поприветствовал радостным вздохом пакетик с кальмарами и снова повернулся к монитору.

– Короче, дружище, бардак тут у тебя по-о-ол-ный! Скажи спасибо, что я есть, такой умный и продвинутый. Куча ненужного хлама, – Данила на секунду прервал свой поучительный монолог, заглушив его жизнерадостным пшиканьем открываемой пивной бутылки, – который я поудалял! Но вот это... – Данила вновь прервался, на сей раз отвлекшись, дабы влить в себя свежую порцию пенного напитка, как обычно не утруждаясь переливанием оного в стакан. – Вот это вообще ни в какие ворота не лезет!

Он укоризненно ткнул пальцем в монитор.

– Это ты, что ли, на цэ-диск запихнул? Еще и в папку родной «Винды»[10]? Что-то по медицине? А то язык какой-то странный – латынь, что ль?

Все еще неспособный к более-менее адекватному восприятию «объективной реальности, данной нам в ощущениях», Игорь тупо уставился в монитор. Смутившая товарища фраза, написанная на каком-то непонятном, но вроде бы смутно знакомом языке и выведенная на его плоскую семнадцатидюймовую поверхность в окошке под непривычной инструментальной панелькой, гласила:

«...структурный анализ ДНК по обоим запросам успешно завершен... внимание, уровень энергии близок к критическому... замена исходных данных... фатальная ошибка – невозможность корректно завершить задачу... внимание, уровень энергии близок к критическому... недостаточно энергии для обработки большого массива информации... ожидание активации... внимание, уровень энергии близок к критическому... ожидание активации... ошибка... ожидание активации... внимание, уровень энергии близок к критическому... ошибка... ошибка... ошибка... обнаружение удаленного терминала... критический уровень энергии... экстренная передача телеметрических данных на удаленный терминал... произведено дублирование информации... запрос контакта... запрос подтверждения... подтверждения не получено... критический уровень...»

вернуться

10

Имеется в виду операционная система Windows (жарг.).

10
{"b":"27461","o":1}