ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Канули в Лету честно отработавшие не одно десятилетие многочисленные жидко– и твердотопливные толкачи, были законсервированы работы над новыми термоядерными космическими носителями, окончательно стали достоянием наивной фантастической литературы прошлого так и не созданные в реале фотонные, ионные и гравитационные движители...

Путь к звездам был открыт. С человечества сняли тысячелетний запрет, позволив людям наконец покинуть свою колыбель и отправиться столь далеко, сколь не заглядывал даже пытливый ум все тех же помянутых выше фантастов, ибо оказалось, что для нуль-пространства понятие «расстояние» столь же непостоянная и малозначимая величина, как и понятие «время».

Впрочем, о последнем утверждении люди тогда еще не знали.

Нам открыли дорогу и позволили отправиться по ней в любом направлении, но не предупредили об одном маленьком условии...

А маленькие условия, как правило, приводят к большим проблемам, и вскоре люди поняли, что, покинув тесную клетку своей Солнечной системы, они попали в другую, несравнимо большую, но все-таки тоже клетку.

Ошиблись верившие в декартову трехмерность и пропорциональную связь единого для всей Вселенной пространства-времени ученые; ошиблись грезившие о тысячах собранных под каким-нибудь там «флагом свободной Земли» планет писатели-фантасты. Не ошиблись только философы, как и тысячи лет назад предупреждавшие о невозможности дважды войти в одну и ту же реку, ибо течение времени все-таки сродни безостановочному и неудержимому бегу воды...

Нет, поначалу-то все было весьма пристойно и вполне обнадеживающе. Первые собранные на орбите гигантские космические корабли (тогда люди еще не умели пользоваться каналами, не покидая поверхности планеты; в будущем корабли уже не требовались, разве что в транспортных целях – достаточно было двух телепортационных станций, расположенных в исходной и конечной точках), первые робкие прыжки через внепространство, первые обнаруженные около ближайших к нашему Солнцу звезд пригодные для жизни планеты, первые основанные колонии (опять же без кораблей не обойтись) и первые вывезенные с Земли переселенцы.

Проблемы начались позже, когда люди решились покинуть пределы своей Галактики и совершить по-настоящему дальний прыжок сразу на несколько миллионов световых лет. Решились, совершили, попытались вернуться – и выяснили, что это был билет в один конец: возвращаться оказалось некуда. Там, за незримой границей в тысячи тысяч парсеков, время уже не было линейно связано с расстоянием. Проще говоря, Вселенная не существовала (да если подумать, и не могла, наверное, существовать) в неком едином времени – каждая из составляющих мироздание галактик жила в своем собственном, автономном, времени, никак не связанном с временем соседей. Пространство на всем своем протяжении было единым и неделимым, время – нет.

Посланные на разведку корабли не сбились 'с пути, не затерялись в парадоксах нуль-переходов и благополучно вернулись обратно к Земле... к той Земле, какой она была бессчетное количество лет назад от момента прыжка. Почему именно в прошлое, не в будущее – этого ученые понять так и не сумели, пожалуй впервые в истории честно признав, что наука здесь бессильна. Для тех, кто пересек незримую границу, впоследствии названную Пределом, пути домой уже не было...

Человеческая клетка раздвинула свои границы до размеров целой Галактики, но все-таки осталась именно клеткой. Путь вперед был открыт, но... только вперед.

Красивая мечта о человечестве-во-Вселенной рассыпалась – нет, не в пыль, ибо по-прежнему никто не запрещал людям сверхдальние путешествия, – а на множество гигантских осколков, длиной в сотни тысяч и миллионы световых лет каждый.

Непостижимый и непреодолимый Предел, тот самый ранее неизвестный науке фактор, что походя разрушил теорию относительности, поставил свое условие: или вместе обживать новую клетку, или разделить человечество не расстоянием, но временем. По крайней мере до тех пор, пока люди не поймут, как преодолеть это, последнее, препятствие...

У экипажей разведывательных кораблей, в руки которым нежданно-негаданно попала самая что ни на есть настоящая, хотя и очень своеобразная машина времени, позволяющая путешествовать в прошлое, но не позволяющая видеть будущее, хватило ума не играть с всесильным временем и не устраивать своим «преждевременным» появлением на пребывающей в счастливом неведении первобытнообщинного строя Земле светопреставление. Люди боялись, что, появись они в прошлом (в их собственном прошлом), неминуемо изменится и настоящее. А чем это может грозить им самим и тем, кого они оставили в своем времени, они не знали и проверять опытным путем вовсе не хотели. Они приняли иное решение: оставить на одной из будущих планет-колоний послание своим «будущим» современникам и уйти в новый дальний прыжок сквозь великое Ничто. Им казалось, что это самое разумное в данной ситуации решение, ведь впереди их ждало бессчетное множество пригодных для жизни миров, пока еще отделенных Пределом от уже заселенных (точнее, как раз еще незаселенных) галактик, а каждый их корабль был целым небольшим мирком, способным дать начало одной, а то и нескольким новым колониям.

Их послание обнаружили, но... уже после того, как исследовательские корабли впервые в человеческой истории ушли в сверхдальний телепортационный прыжок и не вернулись назад. Люди узнали о коварстве времени, но уже не могли изменить судьбы их экипажей...

Очередная в истории человечества стена, на сей раз сложенная не из камня или железа, не опутанная колючей проволокой под током и не окруженная минными полями и противотанковыми рвами, все-таки разделила человечество.

Разделила на тех, кто оставался, и тех, кто уходил за Предел. Ибо находились и такие, кто шел вслед за первыми исследователями Дальнего Космоса, добровольно отказываясь от своего настоящего здесь ради настоящего там; ради того, чтобы помочь и напомнить таким же, как и они, людям, что о них не забыли и ищут способ – нет, не разрушить – обойти стороной последнюю преграду на пути окончательного объединения человеческой расы.

Конечно, многое удалось узнать. Например, что чем дальше от исходной точки уйдет объект, тем глубже в прошлое он «провалится». Люди из-за Предела даже научились управлять этой особенностью, с точностью (правда, весьма невысокой) рассчитывая координаты своего «временного люфта», но изменить что-либо кардинально, «уравновесить» время здесь со временем там им все равно не удавалось.

Им оставалось лишь наблюдать за уже свершившимся, изучать настоящее, надеясь отыскать ключ к пониманию сущности загадочного Предела, и, как водится, надеяться на лучшее, поскольку пути назад, в свое время, уже ставшее, впрочем, для новых поколений колонистов лишь нереальной полусказкой-полубылью, пока не было...

И тогда они, люди из-за Предела, решились на самый грандиозный и опасный в собственной непредсказуемости эксперимент во всей истории человечества. Отчаявшись постичь непостижимое и объять необъятное, они захотели сделать то, чего убоялись экипажи первых пересекших Предел кораблей, – изменить весь ход истории, основав на Земле, в своем собственном далеком-далеком прошлом, несколько колоний. Им казалось, что они, рожденные уже там, за Пределом, смогут понять то, чего не поняли их предки, и объединить разделенное надвое человечество, заодно немного подкорректировав его былую историю и получив ответы на множество наиболее спорных вопросов своего нереально-далекого прошлого.

Но непостижимые законы времени оказались верны себе и на этот раз. Основанные на самых совершенных технологиях колонии неминуемо приходили в упадок, ассимилируясь с уже живущими на Земле людьми, поколение за поколением теряя былые знания и оставляя после себя лишь исполненные тайного и непостижимого для живущих смысла красивые легенды о древних и могучих Первых Цивилизациях – шумерской, гиперборейской, государствах атлантов, майя или же ацтеков...

2
{"b":"27461","o":1}