ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

11

Белгород-Днестровский – Одесса. Апрель 2005 года

Что-что, а назвать Ирину – особенно зная ее характер – тяжелым на подъем человеком было нельзя. В критических ситуациях (которые благодаря все тому же характеру возникали не так уж и редко) девушка всегда ухитрялась выбирать наиболее приемлемое и подходящее моменту решение. Так было на выпускных экзаменах в школе, так было при поступлении, так было в периоды университетских сессий, так было во время «полевых» работ на археологических раскопах, так вышло и сейчас.

Наскоро собравшись и написав родителям маловразумительную записку о том, что они с Андреем уехали на пару дней к друзьям в Одессу, она вытащила из тайника все свои скромные сбережения, отложенные за зиму, на «обновление летнего гардероба», и, засунув в карман второй браслет, помчалась на вокзал, откуда до областного центра регулярно ходили частные маршрутки.

В том, что ехать надо именно в Одессу, Иришка даже не сомневалась. Там был родной университет – какой-никакой, а все ж таки храм науки. Там были друзья из той самой, хоть и не справившейся с исследованиями ее таинственных «железок» лаборатории. Там, в конце концов, был любимый парень, в поте лица трудившийся в какой-то коммерческой компьютерной фирме.

Спустя полтора часа девушка уже была в городе. Остановив первого попавшегося частника, она назвала адрес Даниловой (именно так звали ее, как это сейчас модно называть, «бойфренда») фирмы и в который раз набрала номер его мобильного. Длинные, издевательски длинные гудки сменились вежливым и от того еще более неприятным сообщением о том, что «абонент находится вне зоны сети и временно не может принять ваш звонок». Обозвав ни в чем не повинную «автоотвечающую» девушку грубым, но вполне литературным словом из арсенала профессиональных кинологов, Ира нажала отбой. Следующий эпитет, тоже относящийся к миру домашних животных, правда, на сей раз исключительно к мужским особям, был адресован любимому, который «вечно забывает подзарядить телефон».

Наконец уже начавший подозрительно коситься на такую красивую внешне, но столь вульгарно изъясняющуюся пассажирку, водитель притормозил на углу улиц Большой Арнаутской и Осипова, и девушка рванула в сторону знакомого офиса. О том, что сегодня выходной, она вспомнила, лишь ткнувшись в его запертую бронированную дверь. А раз так, значит, и в универ тоже можно не ехать – в лаборатории все равно никого нет.

Конечно, можно было бы рвануть к Даниле домой, однако тащиться через весь город в далекую Черноморку, не зная наверняка, там ли он, было глупо – застать сердечного друга дома обычно было довольно проблематично.

В тот момент, когда несгибаемая дева, усевшись на порожек перед офисной дверью (спасибо, хоть дождь закончился, еще когда она ехала в маршрутном такси!), собралась наконец немного поплакать, немного подвести размазавшиеся глаза и подкрасить губы и немного... нет, нет и нет, курить она бросила раз и навсегда, никаких сигарет, даже не напоминайте! – неожиданно затрезвонил мобильник. Взглянув на табло и с облегчением увидев высветившееся имя абонента, Ира приняла звонок:

– Привет. Дань, ты где? Подзаряжать надо телефон вовремя! Ладно. Слушай, у меня проблемы, приезжай к своему офису и забери меня. Нет, не по телефону, я тебе потом все объясню... – Зная манеру друга досконально выяснять все подробности, не обращая при этом никакого внимания на убывающие со счета деньги, Ирина нажала сброс. И, чуть подумав, вовсе выключила телефон, не оставляя любимому никакой возможности перезвонить и, как уже бывало, сообщить, что он, например, «очень занят и приедет попозже».

Опасения Иришки, к счастью, не оправдались. Запыхавшийся Данила появился быстро. Очень быстро. Поразительно быстро. Достойно всяческого уважения быстро. Подозрительно быстро – даже в этот момент она оставалась прежде всего женщиной, сразу же предположив, что любимый находился... гм... в гостях у возможной соперницы и примчался столь прытко исключительно из чувства вины и желания оную загладить...

Впрочем, обошлось даже без дежурного выяснения отношений. Целуя Данилу, Ира вспомнила, что неподалеку живет его лучший друг, врач-хирург Игорь, которого она знала по совместным выездам на природу или походам на море. Отдышавшись, Данила подтвердил это предположение, сразу же сообщив, что именно туда они и направятся. Больше он ничего сообщить не успел – шмыгающая носом Ира, в присутствии любимого уже готовая все-таки вот-вот разреветься, полезла в карман за платком и машинально вытащила вместе с ним злополучный браслет. Глаза Данилы округлились примерно так же, как если бы она сообщила ему, что в заброшенных с IX века нашей эры подземельях белгород-днестровской крепости обнаружен древний цех по сбору персональных компьютеров.

– Ух ты! Ну ничего ж себе!.. Знакомый браслетик, однако... Полный рулез! Кажется, все становится совсем интересно... Ирчик, ты где ж его взяла?

– Что?! – Девушка замерла, ощущая, как шевельнулись волосы на ее хорошенькой головке. – Ты видел такой браслет? Где?!

– Ну дык... – Упустить такой момент Данила конечно же не мог. – Бранзулетку-то енту третьего дня с трупа сняли...

– С какого трупа? С чьего трупа?! А?.. – Ирочкины глазки немедленно и совершенно против ее воли наполнились-таки слезами.

Настал черед Дани хлопать глазами в ответ:

– Ирусь, ты чего? Это ж из фильма, ну где Высоцкий играл и этот, как его... Шарапов. Я ж шучу... Шучу я, чего ты?

Даниле повезло. В любой другой момент он рисковал бы испытать на себе все сомнительные прелести боевого характера подруги, остроту ее ногтей и объем словарного запаса ненормативной лексики... В любой другой, но не сейчас. Поскольку сейчас она, едва слышно прошептав «дурак», просто расплакалась.

До самого Игорева дома наскоро успокоенная Ирина, поджав губы, молчала – даже не из обиды, просто молчала. Данила, уже догадавшийся, что произошло нечто «из ряда вон», тоже особо не ораторствовал, решив пока оставить все как есть, привести подругу к Игорю и там уж попытаться вместе с ним все спокойненько выяснить. Благо товарищ все-таки врач, а значит, знает, что и как делать. Да идти недалеко, минут десять от силы...

Игорь не подвел. Ему хватило одного взгляда на зажатый в руке у девушки браслет, ее полные слез глаза и сжатые губы, красноречиво дополняемые виновато-ошарашенным видом товарища, чтобы сразу же сделать кое-какие выводы.

– Дань, веди любимую в комнату, там в шкафу коньяк есть. А я пока кофе сделаю. Я так понимаю, сейчас у нас до-о-олгий разговор будет...

Разговор вышел и впрямь долгим. Если Ирина, залпом уничтожив сто граммов юбилейного «Шустова», уложилась в пятнадцать минут, то периодически прерываемый демонстрацией компьютерной программы из будущего рассказ Игоря сотоварищи занял почти полтора часа. За это время девушка несколько раз звонила в Белгород, надеясь (по мере рассказа – все меньше и меньше) застать дома брата, однако трубку там никто не поднимал.

В целом удивительную историю, поразительным образом затронувшую их всех, Ирочка восприняла вполне нормально («адекватно», как выразился склонный говорить непонятности доктор), немного сорвавшись лишь однажды, когда не успевший себя вовремя остановить Игорь поведал про выход в подводный мир. Впрочем, он тут же исправился, уверенным голосом сообщив, что никто, собственно, не запрещал ему тут же повернуть назад.

Под конец он сходил в мир-пустыню и приволок в доказательство множественности миров и возможности телепортационных перемещений очередной камень, пополнив домашнюю коллекцию еще одним бессмысленным экспонатом. Хотя Ира и так безоговорочно всему поверила, – повода в чем-то сомневаться у нее в свете утренних событий, увы, не было.

Затем настала очередь (оперируя терминологией оптимистично настроенного доктора – «маленький звездный час») Данилы, который, выведя на монитор все полученные от операционной системы текстовые сообщения, кратко изложил, что он думает по этому поводу. Доклад вышел не ахти, но кое-что слушателям все же понять удалось: сисадмин считал, что всеми «перемещениями, блин» управляет сама система, по одной ей понятной логике выбирая тот или иной мир.

25
{"b":"27461","o":1}