ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

19

Все там же и все тогда же

Что ж, если его и ждали, то как-то не совсем так, как думалось. К остановившему посреди двора машину Игорю никто не бежал, не вытаскивал из кабины и не пытался в очередной раз положить лицом вниз на аккуратно подстриженную лужайку. Лишь фонарь над крыльцом насмешливо глядел на доктора, казалось безмолвно вопрошая припозднившегося гостя: «Ну и что ты теперь станешь делать?»

Ладно, не хотите – не надо. Как гласит известная народная мудрость: «если гора не идет к Магомету, то и Магомет... тоже никуда не идет». Вздохнув, Игорь поудобнее пристроил на плече ремень трофейного автомата и спрыгнул на землю. Поиграем в арабских альпинистов, блин...

Отсчитав ногами ступени крыльца, Игорь осторожно толкнул дверь – ни малейших сомнений в том, что она окажется незапертой, у него не было. Дверь, конечно же, послушно раскрылась, пропуская его в просторный холл, мягко освещенный падающим непонятно откуда (как будто бы со всех сторон сразу) светом. В следующий миг большая часть помещения плавно погрузилась в полутьму, и лишь широкая лестница, ведущая на второй этаж, осталась освещенной. Намек был более чем понятен, и долгожданный, судя по всему, посетитель, задумчиво хмыкнув, неторопливо двинулся вверх.

В расходящемся по обе стороны от лестницы коридоре второго этажа все повторилось, и Игорь послушно двинулся в указанном направлении. Не ко времени зародившуюся в его голове не слишком приятную аналогию с летящим на убийственный свет мотыльком он постарался не заметить.

Нужную дверь ему указали точно так же, и молодой доктор, на всякий случай все же выставив перед собой автомат – не потому, что собирался в кого-то стрелять, а просто для собственной уверенности, – вошел в погруженную в полумрак комнату. Точнее, в кабинет, обставленный в классическом стиле первой трети двадцатого века: высокие до потолка стеллажи с книгами вдоль стен, массивный кожаный диван и пара таких же кресел с небольшим журнальным столиком и торшером на резной ножке между ними да дубовый письменный стол под окном. Одним словом, типичная мечта начинающего писателя, врача или научного работника. Или рабочее место уже вполне состоявшегося политического деятеля – еще бы суконное покрытие на столешницу, перпендикулярно стоящий стол для заседаний да лампу с обязательным зеленым абажуром сверху: «А, входите-входите, дойогой Феликс Эдмундович, чайку не желаете?..»

Последнее сравнение неожиданно привело Игоря в прекрасное расположение духа: чего бояться-то, в конце концов? Хотели бы убить – давно бы это сделали, хоть по дороге, хоть сейчас, а раз нет... С ним хотят поговорить – так почему бы и не пойти людям навстречу? А то он, похоже (ну и еще Андрей, конечно), здесь единственный, кто меньше всех знает!

– Не думал, что вид моего скромного кабинета способен чем-то рассмешить. – Раздавшийся из глубины одного их кресел голос все-таки заставил Игоря вздрогнуть. Обернувшись, он увидел сидящего там человека – того самого, что совсем недавно приказал убить томившихся в подвале пленников. – Присаживайтесь, – человек сделал приглашающий жест в сторону второго кресла, – честно говоря, я не ожидал, что вы придете столь скоро, и тем более не ожидал, что будете в одиночестве. Ваш друг, надо полагать, решил все-таки еще немного поиграть в войну? Что ж, пусть будет так...

Увидев, что Игорь собирается что-то спросить, он повторил свой жест и, невесело усмехнувшись, добавил:

– Присаживайтесь, ничего плохого ни с ним, ни с вашими друзьями, за которыми вы, собственно говоря, и пришли, не произойдет. В этом доме и вокруг него никого нет, кроме вас всех и меня. Хотите что-то спросить?

Игорь отрицательно качнул головой в ответ и осторожно присел на самый краешек кресла: поди догадайся, может, оно тоже какое-нибудь... с секретом. И, как назло, ни одного портала поблизости он не чувствовал. Сомнения молодого доктора не прошли незамеченными для хозяина кабинета.

– Да расслабьтесь вы! Я не собираюсь причинять вам вреда. По крайней мере до тех пор пока не пойму, что на самом деле происходит и как вы это делаете. Если хотите, можем позвать сюда вашего товарища, он сейчас, – человек скосил глаза на небольшой светящийся мягким светом экран, встроенный в подлокотник кресла, – как раз возле окна известного вам подвала. Остальные ваши друзья, как вы наверняка догадываетесь, внутри. Если хотите, спуститесь и позовите его... заодно можете убедиться, что с парнем и девушкой тоже все в порядке. Пойдете?

Игорь задумался. В том, что этот, пользуясь терминологией Андрея, хмырь не врет, он и так не сомневался, но увидеть Даньку с Ириной все-таки было не лишним. Да и Андрея стоило предупредить, чтобы не наделал глупостей.

– Идите-идите, я не обижусь, – вновь усмехнулся незнакомец. – Прекрасно понимаю ваши сомнения. Сходите и убедитесь, что я не вру. Вы все равно вернетесь, а разговор у нас, боюсь, будет долгий и трудный...

– Хорошо, – впервые за время их короткого знакомства ответил Игорь, – а почему вы уверены, что я вернусь?

– Потому, – человек несколько самодовольно хмыкнул, – что на данный момент вам некуда идти. Через подвал вам, хм, теперь уже не выйти, а до холма вы просто не доберетесь. Да и друзей, как я понимаю, не оставите, – все с той же противной ухмылкой человек продемонстрировал ему пару знакомых браслетов, еще совсем недавно украшавших руки пропавших друзей. – Так что сходите и давайте наконец начнем наш разговор.

Смерив самоуверенного собеседника подозрительным взглядом, Игорь тем не менее поднялся из кресла и, поправив постоянно сползающий с плеча оружейный ремень (и как военные их носят?!), молча пошел к двери. Не оглядываясь, поскольку выстрела – или чего бы там ни было – в спину ждать не приходилось: в этом он был отчего-то более чем уверен. И все же донесшаяся вслед фраза заставила его оглянуться.

– И, прошу вас, передайте вашему менее сдержанному товарищу, чтобы, войдя сюда, не вздумал стрелять. Меня прикрывает защитное поле высокой плотности и, столкнувшиеся с ним на скорости более чем полторы тысячи метров в секунду пули могут... гм... причинить вред прежде всего вам самим, понимаете? Было бы довольно глупо погибнуть от... гм... своего рода рикошета, не правда ли?

Отвечать Игорь не стал, молча кивнул и знакомой дорогой двинулся к выходу, втайне радуясь, что по-прежнему мягкий свет теперь снова горел по всему дому. Спустя пару минут он уже заворачивал за угол, на всякий случай стараясь производить при ходьбе побольше шума – не хватало только, чтобы ему дал по голове воинственно настроенный Андрей, прячущийся где-то неподалеку от подвального окна!

Андрей не подвел, распознав товарища прежде, чем спустить курок своего малошумного оружия, которое после короткого боя на холме нравилось ему все больше и больше. Им бы на патрулировании в Ираке такие «пушки»...

– Ну что? Что-то узнал? Откуда ты? – затянув доктора в тень под самую стену дома, спросил он возбужденным шепотом. И, не дожидаясь ответа, продолжил, ухитрившись за несколько секунд выложить всю интересующую Игоря информацию: – Наши тут, и Ирка, и Данила. Правда, эти суки что-то с экранами сделали: теперь ни туда, ни назад. Они теперь типа двухсторонние – даже звук не пропускают!

– Оттуда, – мрачно отчитался товарищ, подходя к освещенному окошку и заглядывая внутрь. На предупреждающие знаки Андрея он внимания не обратил – в отличие от него он-то как раз знал, что таиться уже не имеет смысла. Да, судя по всему, и не имело. Как он теперь понимал, все, включая и короткий бой возле выхода, было разыграно ожидающим в кабинете незнакомцем как по нотам.

Узревшие знакомое лицо друзья радостно заулыбались и активно зажестикулировали, видимо, пытаясь ему что-то сказать. Игорь отмахнулся и, вздохнув, выпрямился.

– Дискотеки любишь?

– Что?! – Сообщи Игорь о том, что он только что получил весь этот мир в свою безраздельную собственность, Андрей и то удивился бы куда меньше.

41
{"b":"27461","o":1}