ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понимаешь...

– Игорь! – оставляя пленного в неведении относительно их уникальных способностей, прервал его Андрей, кивая на висящую перед оператором голографическую картинку. Несмотря на то что до сего момента у доктора не было опыта в чтении местных текстов, суть перечеркнувшей экран надписи он понял сразу: компьютер уведомлял пользователя в невозможности завершения какой-то задачи.

– Что это?

– Кто-то уже вошел в канал, – упавшим голосом сообщил оператор, инстинктивно, будто бы это могло защитить его от выпущенной в затылок пули, втягивая голову в плечи. – Начат процесс телепортации. Даже если сбросить настройки портала, система не позволит завершить операцию. Поздно, уже ничего не сделаешь... из-извините...

– План «бэ», – буркнул Андрей, отворачиваясь, – надо хватать любую тачку и валить на пару десятков километров отсюда. Потом вернуться...

– И полюбоваться на воды нового озера, – докончил за него Игорь. – По-моему, снова жопа!

– Портал на холме-то никто с собой не унесет, – неуверенно предположил товарищ, – сможем смотаться домой и чего-нибудь придумать.

– Что, например? Еды ребятам принесем? Свежих газет и ящик водки, чтоб грустно не было?

– Попали мы, да? – Голос Иришки был абсолютно спокоен. Неестественно спокоен. – Извините, мальчики, Данька б сам не решился, это я, дура, его уговорила за вами прыгнуть. Прости, Дрюня, не злись, ладно? Ну дура я!

– Ххе! – фыркнул на выдохе брат, однако от дальнейших комментариев все же удержался: момент для семейных разборок явно был не самым подходящим.

– А... – Глядя на Данилу, с интересом изучающего устройство ближайшей к нему клавиатуры-консоли, Игорь наконец сформулировал вертящийся в голове вопрос: – Начать расчет нового... э... прыжка можно прямо сейчас?

Оба пленника удивленно переглянулись и уставились на доктора. Ответить решил оператор:

– Ну... да. Я его уже почти закончил, данные практически готовы, осталось только перенастроить и заново сфокусировать портал. Это займет еще минут пятнадцать.

– И до взрыва у нас, значится, тоже около того, – ни к кому конкретно не обращаясь, прикинул в уме Игорь, пытаясь поточнее сформулировать новый вопрос. – Ну а как-то... гм... удаленно можно его перенастроить,, этот канал? Не отсюда, а... гм... со стороны, что ли?

Пленники вновь переглянулись: вопрос поставил их в тупик. Ничего толком не понявший, но почувствовавший всю важность ответа Андрей немедленно упер в коротко стриженный затылок оператора тупорылый ствол автомата.

– Этого никто не делал, но теоретически... да, возможно. Только нужно точно знать, когда закроется первый канал, или когда все здесь... исчезнет. Но – пятнадцать минут на перенастройку... – все-таки напомнил он.

– Не успеваем, – резюмировал доктор. – Ладно, последний вопрос: а что будет, если мы все-таки попытаемся... гм... прервать ваш прыжок и настроить наш?

– Нельзя, я же говорил! – Оператор качнул головой и, почувствовав затылком холод оружейной стали, вздрогнул.

– Я не спрашиваю, можно или нельзя, – повысил голос Игорь, – я спрашиваю «что будет»?

– Серьезная ошибка и сбой всей программы, – нехотя ответил тот, – никто не сможет уйти – ни мы, ни вы.

– Ладно, проехали. – Игорь лихорадочно копался в своей памяти, пытаясь найти единственно верное решение, и не находил его. Зато неожиданно подал голос Даниил:

– Слышь, Иг, о чем вы?

Игорь обернулся к другу, собираясь попросту отмахнуться от него, однако делать этого отчего-то не стал, вкратце пересказав ему разговор, который сисадмин вдруг воспринял весьма серьезно.

– Удаленный доступ? Дистанционное управление, что ли? А ну, спроси его, каким образом?

– Тебе зачем? – Доктор удивленно воззрился на товарища, однако просьбу выполнил, обратившись за разъяснением к терзающему сенсорную клавиатуру оператору.

– Так каким образом можно настроить канал на расстоянии? Как это реально сделать?

– Нужен локальный терминал. – Пленного вопрос, похоже, удивил несильно. – Достаточно мощный локальный терминал. И весь комплекс данных по прыжку... ну то, что я сейчас делаю. И все.

– Что это такое? – не конкретизируя, переспросил доктор, но оператор его понял.

– В вашем упрощенном понимании – компьютер; а если по сути – полностью автономная операционная система, способная обработать требуемый объем вводных данных. Очень большой объем.

– И?

– Здесь ее нет. Единственная аналогичная была у господина Координатора в кабинете. Мы пользуемся стационарными сетевыми терминалами.

Сочтя диалог оконченным, он вернулся к работе; Игорь же перевел их короткий разговор напряженно хмурящему лоб системному администратору, лицо которого по мере рассказа меняло свое выражение как минимум дважды: от мрачной сосредоточенности до с трудом сдерживаемого торжества.

– Ага. Я так и думал. Спроси его: этот, блин, терминал – ну и словечки у них, каменный век какой-то! – у него на столе стоял?

– Что?! – Доктор смерил друга исполненным глубочайшего сомнения взглядом. – Ты это о чем?

– А ты спроси, спроси! Он поймет. – Данила с чрезвычайно загадочным видом усмехнулся – последний раз подобный вид у него был в тот день, когда он выиграл в виртуальной лотерее романтическую поездку на двоих на Мальту. Поездку ему, конечно, не дали – лотерея оказалась чистой воды аферой, но свои минуты счастья сисадмин получил.

Игорь подозрительно взглянул на товарища, однако вопрос все-таки перевел. И замер, услышав именно тот ответ, получить который ожидал меньше всего на свете.

– Да.

Переводить не потребовалось – Данила все понял и так. Понял, просиял лицом и извлек откуда-то из необъятных карманов давным-давно потерявшей былой вид джинсовой безрукавки, с которой он из-за этих самых карманов не расставался уже много лет, нечто, более всего напоминающее гипертрофированный фотоаппарат-«мыльницу» с непонятным цилиндрическим утолщением сбоку.

– Оно? В смысле, спроси – это и есть их терминал?

Спрашивать откуда Игорь не стал – просто вопросительно кивнул озабоченному (или озадаченному) расчетами пленному, который, конечно же, кивнул в ответ – насчет того, ошибся ли Данька на этот раз, у доктора отчего-то не было ни малейших сомнений...

24

Натурия (все еще продолжение, осталось 14 минут)

Сказать, что Сержен поднялся на второй этаж научного корпуса, – значит, не сказать ничего. По лестнице он взлетел, словно за его спиной болтался на лямках портативный антиграв. Уж слишком невероятным было известие, которое он стремился донести до начавших эвакуацию товарищей: Верховный координатор мертв. Безжалостно убит непонятно кем и непонятно за что. Точнее, кем – как раз понятно, ибо не связать это убийство с захваченными накануне «прыгунами» с далекой Земли было невозможно... А тут еще и этот корабль на орбите!

Конечно, проще было бы сообщить о страшной находке прямо из святая святых – кабинета Верховного, но его собственный коммуникатор с экранированным узконаправленным сигналом куда-то исчез со стола, а портативная трубка Сержена – как, впрочем, и все остальные волновые приборы связи в поселке – уже был отключен, дабы не создавать помех настройкам активированного телепортационного коридора. Вот и пришлось терять драгоценные минуты на дорогу сюда – благо гравитационный двигатель не имел особых ограничений в скорости.

Машину он бросил сразу за воротами и поспешно пересек пустой двор. Еще несколько минут назад, когда Сержен с товарищами покидал научный комплекс, здесь было людно – сейчас же обширное пространство перед зданием опустело, а значит, телепортационный прыжок уже начался и надо было торопиться. Хозяева – истинные хозяева этой планеты! – покидали свою привычную обитель. Покидали, но лишь для того, чтобы вернуться сюда позже, сперва позволив непостижимому Времени завершить свой исполинский цикл.

Было и иное объяснение его поспешности: за считаные минуты, проведенные в кабинете Верховного, он успел узнать о том, что захваченные около портала пленники сумели бежать. И вполне могли добраться сюда и устроить засаду. Разрываемая внутренними конфликтами и ненужными переживаниями псевдодуховная сущность «допредельных» людей зачастую заставляла их совершать бессмысленные поступки. Им, новым, это было чуждо. Как известно, все в жизни – даже жестокость, мстительность или банальный страх – должно подчиняться только здравому смыслу и холодному расчету. Так учил Верховный, так учила наука.

54
{"b":"27461","o":1}