ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Игорь неожиданно вспомнил свой странный (и почти что вещий, как оказалось) сон, когда он парил в воздухе над миром с заставки Windows под аккомпанемент скрипа старенького модема, но промолчал, желая сначала дослушать Данькину версию произошедшего. И дослушал.

– Так вот, потом я обнаружил один отчет... ну короче, для расчета нашего с Иришкой прыжка операционке не хватило мощности процессора, и она скопировала себя еще как минимум на две машины. Я специально не отслеживал, но одна вроде бы где-то у буржуев, а вторая – в России. Причем операционка твоя сообщила, что буржуйская копия уже уничтожена, а «наша» – пока цела.

– Ну? – Игорь честно пытался понять, куда клонит товарищ, но пока, увы, не мог этого сделать – знаний позорно не хватало. Андрей же просто молча слушал – он и вовсе понимал от силы треть из того, о чем говорили новые друзья.

– Ну и то, что... – Данька неожиданно усмехнулся и взглянул на доктора. – Слушай, ты придуриваешься или на самом деле ничего не понял?

– Да не понял я, честно не понял, – потешил самолюбие сисадмина доктор, – куда нам, «чайникам», продвинутых понять. Объясняй давай.

– А фильм свой любимый хорошо помнишь? – вместо ответа осведомился Данила. – «Терминатор» который?

– Н-ну, помню. – Доктор почувствовал, что запутался окончательно: уж как-то слишком загадочно изъяснялся товарищ.

– Эт хорошо... Помнишь, в чем там суть? Если бы один киборг из будущего не попал в прошлое, то от него бы не остался микропроцессор, на основе которого создали компьютерную систему, развязавшую ядерную войну и начавшую строить киборгов, один из которых затем попал в прошлое... Дошло?

– Нет! – честно сообщил Игорь. – А попроще можно? Как для дебилов?

– Можно. – Оставив «дебилов» без внимания, совершенно серьезно кивнул товарищ: – Временной парадокс, понимаешь? Не мог робот из будущего стать прообразом для самого себя. Не мог – но стал. Ну... теоретически, конечно.

– И?

– На наших глазах, дружище, произошло то же самое! Этот космический корабль, «Акула», кажется... его экипажу уже не нужно отправляться в прошлое Земли и основывать там колонии. Кольцо Времени уже замкнулось, понимаешь? Люди из прошлого основали свои колонии, дали толчок нашей цивилизации и потеряли три браслета, которые мы нашли и изменили будущее так, что этот Предел, о котором вы так мило трепались с Верховным, уже не существует. Мы тоже замкнули кольцо. Новое кольцо, Игорыч, новое!

– Как это?!

– А вот так. Те ребята с планеты зря там столько времени просидели. Если б можно было изменить прошлое Земли, не допустив туда колонистов из будущего, ты бы никогда не нашел свой браслет! А раз ты его нашел, значит, тот цикл времени окончательно завершен, понимаешь, блин?!

– Не совсем, но ладно, замнем для ясности. Про Терминатора ты здорово пример привел, а вот дальше... Ну хорошо, а мы-то тут при чем?!

– Вот блин... – расстроился Данила. – Не, с хирургом говорить – хуже, чем с прапорщиком. Пойми ты, эскулапская твоя душа, мы уже начали и продолжаем менять историю! Будущее! Ну блин, не ожидал от тебя!

Пока Данила гасил пламя собственного возмущения несколькими глотками пива, Игорь начал что-то понимать. То странное Знание, пришедшее к нему внутри телепортационного канала, там, где по определению не мог находиться ни один живой человек на свете... он вспомнил. И к тому моменту, когда товарищ был готов продолжить, доктор наконец смог более-менее грамотно сформулировать свой вопрос.

– Программа на моей машине... она появилась в нашем мире слишком рано, да? Она уже появилась и есть не только у нас с тобой?

– Наконец-то! – притворно ахнул сисадмин, потревожив криком пробурчавшую что-то сквозь сон Иришку. – Дошло и до жирафа! Именно об этом я и говорю. Только дело-то в том, что эта прога с ошибкой: она не позволит пересечь Предел без отката в прошлое.

– И ты...

– Ну да, несмотря на то что некоторые тупые юзеры отвлекают меня своими глупыми вопросами, пытаюсь изыскать способ перегрузить программу отсюда, – Данила любовно коснулся приехавшего из далекого мира прибора, – сюда, – он не менее любовно погладил бок Игорева компьютера. – Если мне это удастся – здорово. Но еще круче, если я смогу заставить эту операционную систему размножить себя через Интернет. Ты уж извини, если тебе счет от злого провайдера придет, но будущее, сам понимаешь...

Впрочем, ни Игорь, ни Андрей его уже не слушали – ребята поняли суть того, о чем он им только что рассказал. Им, простым людям, еще пару дней назад даже не помышлявшим ни о чем таком, давалась возможность изменить само будущее. И не просто изменить, но и избавить его, это будущее, от многолетней разобщенности и чудовищной раковой опухоли тех, кто в очередной раз за всю долгую историю человечества возомнил, что вправе решать, кому жить дальше, а кому навеки исчезнуть в прошлом... Новые не имели права на существование – и в этом были более чем едины все присутствующие в комнате люди. Даже спящая Ирина.

Просто Люди, на сей раз без приставки «новые», «старые» или какие-либо еще.

И в этот момент Игорь неожиданно подумал, что, возможно, именно в этом и был высший смысл всего, что с ними произошло за эти дни...

26

Одесса, старый город. Все еще апрель 2005 года

– Ты хочешь сказать, что знаешь, как это сделать? – удивленно спросил Игорь. О таких мелочах, как незнание сисадмином местного языка, на котором выводились на экран все надписи, он решил даже не упоминать. Однако Даньку этот скорбный факт, судя по всему, нимало не смущал.

– А чё тут знать-то? Сам подумай: если операционка IHSOS сумела как-то удаленно подгрузиться на твой компьютер, так неужели ж эта супер программа не сможет сделать того же?

– Ты ж языка не знаешь? – не выдержал доктор, кивая на испещренный непонятными письменами голографический экран.

– При чем тут язык? – Данила со вздохом обернулся к непонятливому другу. – Язык их мне на фиг не нужен. Я же с этой стороны подсоединяюсь, – он кивнул на умиротворенно гудящий системный блок, – а наша с тобой «две тыши двести пятая», как ты помнишь, вполне русифицирована!

– Думаешь, получится?

– Ну а почему нет? Конечно, я и понятия не имею, что из себя представляют их процессор и материнская плата, но, если ты помнишь то, о чем я тебе раньше рассказывал, твоя операционка тоже под другое «железо» разрабатывалась. Потому и на два других компа доустановилась!

– И как успехи? – Обижать Даню не хотелось, но получилось все же весьма скептически.

– Работаем, – уклончиво ответил друг. И, поколебавшись несколько секунд, все же пояснил: – Пытаюсь заставить «двести пятую» «увидеть» эту штуковину. – Он вновь кивнул на инопланетный мини-компьютер.

– Ну-ну, работай, хакер ты наш... – Игорь неторопливо поднялся из кресла и, равнодушно скользнув взглядом по сиротливо висящему порталу в неведомый подводный мир, потопал на балкон перекурить. Мыслей о новом путешествии куда бы то ни было у него не возникало: хватит, напутешествовался. И ведь всего-то хотел по местам детства-отрочества-юности по-холостяцки пройтись! А скоро, кстати, жена с сынишкой возвращаются – им-то как обо всем этом рассказывать?! Особенно про его нынешний «учетверенный» геном... Вот уж точно, как в анекдоте вышло: «Нечего сказать, за пивком сходил»!

На балконе неслышно появился Андрей. Оперся о перила и задумчиво посмотрел на пробуждающийся ото сна типичный одесский дворик-колодец.

– О чем думаешь, коллега?

Игорь усмехнулся – вот именно «коллега»... по несчастью.

– Да так, непривычно, знаешь ли, не таким, как все, быть.

– Ты про эту ДНК? – сразу же понял его Андрей. – Вот и я тоже... Кстати, хотел тебя, как врача, спросить: это нам с тобой, что же, – теперь и детей иметь нельзя?

– Почему? – удивился Игорь, совершенно не воспринимавший эту проблему в подобном аспекте.

– Ну... я не знаю... Мы ж с тобой теперь вроде как мутанты, блин!

58
{"b":"27461","o":1}