ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Положив трубку, Игорь наскоро организовал себе легкий завтрак и, усевшись с подносом в кресло, пробежался по предлагаемым местным кабельным оператором телеканалам, попутно радуясь, что телевизор исправно работает. И как сглазил: экран мигнул и погас. Правда, не только экран. Вместе с творением японского концерна «Сони» потух свет в коридоре и обиженно запищал невыключенный УПС под компьютерным столиком. Случилось то, что в Одессе случается с завидным, увы, постоянством: отключили электричество. Настроение, несмотря на никем не отмененный отпуск и чудесное апрельское утро за окнами, катастрофически испортилось. Даже не из-за электроэнергии – просто испортилось.

Ещё больше оно испортилось спустя десять минут, когда вышедший перекурить на балкон Игорь узнал от выгуливавшей собаку соседки, что «да нет, Игорек, свет у нас вроде есть, может, это у тебя пробки выбило?». Выругавшись про себя – не хватало еще, чтобы местная «тайная полиция» донесла жене, что «он матом ругался», – Игорь затушил окурок и поплелся в коридор к электросчетчику.

Открыв скрывающую стенную нишу крышку, он несколько секунд мрачно созерцал замерший счетчик (с электричеством Игорь был «на вы» – панически, конечно, не боялся, но особо не фамильярничал), затем протянул руку и пощелкал тумблерами пакетников-автоматов. Ага, счас! Имевшее обыкновение неудержимо крутиться, наворачивая за месяц оч-чень неприятные суммы, колесико по-прежнему не двигалось с места, решив то ли пощадить соответствующую статью апрельского семейного бюджета, то ли добить Игоря окончательно.

Похоже, надо было или звонить в ЖЭК, или просить помощи все у того же Михаила, который хоть и посвятил жизнь несколько иной отрасли коммунального хозяйства, но с электричеством управлялся, что называется, на раз.

Звонить в ЖЭК было бессмысленно. Игорь уже имел опыт общения с местными коммунальщиками и давно признал, что хуже контакта с ними может быть только поход за какой-нибудь справкой в райвоенкомат, до сих пор исправно славший ему повестки на прохождение очередной медкомиссии, а просить помощи у соседа немного стыдно: четвертый десяток все ж таки, взрослый уже мужик.

Вздохнув, Игорь принялся инспектировать подходящие (или «отходящие» – хрен его знает!) к счетчику провода – пока визуально, не притрагиваясь ни к чему. Да нет, вроде бы все нормально. Вот только один, тот, что с краю, провод показался ему подозрительным: вроде бы изоляция прогорела. Или не прогорела?.. И вообще, зачем здесь столько проводов накрутили?

Сходив на кухню и в очередной раз потревожив многострадальный ящик с инструментами, Игорь захватил с собой отвертку-тестер, плоскогубцы и вернулся к щитку, втайне надеясь, что его вмешательство не понадобится и подача электроэнергии в квартиру номер 77 чудесным образом уже возобновлена. Увы, он ошибся. Самореанимации счетчика не произошло, и зловредный диск-транжира все еще находился в состоянии полного статического покоя. Ну и ладно! Зажав пальцем торец тестера, Игорь принялся «инспектировать» подведенные провода, осторожно прикасаясь жалом отвертки к клеммам. Ноль... Тоже ноль... И здесь глухо как в танке... А здесь?..

Дальнейшие события произошли столь молниеносно, что описать их последовательность – задайся он вдруг такой целью – Игорь все одно бы не сумел. Над головой неожиданно ярко вспыхнула коридорная лампа и, прежде чем произошло все остальное, новоиспеченный горе-электрик успел осознать две вещи: во-первых, что свет все-таки отключали, а соседка-собачница ошиблась, и, во-вторых, что надетый на руку браслет, о котором он уже успел совершенно позабыть, в нарушение всех мыслимых и немыслимых инструкций по безопасности касается сразу двух соседних электроразъемов.

Затем был лишь треск слабенького короткого замыкания, явно несоответствующая его силе ослепительная вспышка в глазах – и темнота...

«...внимание, от первого объекта получен сигнал активации... сигнал не соответствует заданным параметрам... выполнить? „да“? „нет“? внимание... критический уровень энергии... сигнал активации принят по умолчанию... активация... запущен процесс телепортационного переноса объекта в исходную точку... входной портал открыт... внимание... критический уровень энергии... ошибка... поиск альтернативных источников энергии... внешнее энергоподающее устройство не обнаружено... ошибка... внимание... критический уровень энергии... внимание... невозможность завершить процесс переноса... попытка ввести в действие уваленный терминал... ошибка... невозможность стабилизировать генетическую структуру объекта... критический уровень энергии... невозмож.. »

Высоко-высоко над головой, незаметный среди скопившегося за полстолетия космической эры мусора, на никем более не корректируемой хаотической орбите парил очень старый с виду спутник – автоматическая телепортационная станция, так и не сумевшая завершить последнего в своей жизни прыжка. Потускневший, давно потерявший былые разрешение и цветность монитор внутри ее крохотного единственного отсека был темен и мертв...

2

Ирак. Провинция Васит. Окрестности города Алъ-Кут.

Пункт постоянной дислокации украинского миротворческого контингента.

Апрель 2005 года, неделей ранее описываемых событий

Несмотря на все усилия, приложенные к тому, чтобы попасть в состав украинских «голубых касок» и на приличную долларовую зарплату, хоть и несравнимую с аналогичной у америкосов или, к примеру, даже поляков, но зато значительно превышающую копеечное содержание на родине, Андрей уже не раз успел пожалеть о принятом решении.

Заокеанские союзники хоть и платили исправно эту самую зарплату, хоть и снабжали коллег-миротворцев всем необходимым – от продуктов питания и воды до медицинского обслуживания в собственном госпитале и необходимой огневой и авиационной поддержки, – предпочитали затыкать славянами все те дыры, куда сами соваться не хотели. Британцы в этом плане вели себя куда приличней, да и порядка в подконтрольных им районах было поболе, но... Наши «писмэйкеры»[4], размещенные на территории бывшего базового лагеря «Дельта», до того принадлежавшего американским морпехам, увы, находились под чутким руководством именно у янки и ни у кого другого.

Правда, к участию в боевых операциях их практически не привлекали, однако ежедневные патрулирования, сопровождения конвоев и выезды на разминирования оставшихся после позапрошлогодних мартовских боев «сюрпризов» входили в круг именно их профессиональных обязанностей.

Коллеги же в основном занимались поисками неуловимого Саддама (с весны 2003 года иракского вождя «ловили» уже раз пять и примерно столько же раз убили. Впрочем, последнее сообщение о пленении бывшего диктатора было вполне похоже на правду), урегулированием политических и нефтяных вопросов и классическим развлечением любых оккупантов еще со времен Наполеона и Гитлера – борьбой с партизанами, политкорректно называемыми теперь «экстремистскими элементами», или попросту террористами.

Вот и сейчас, сидя на раскаленной жарким месопотамским солнцем броне бэтээра, старший сержант Андрей Кольчугин в сотый раз задавал себе вопрос: на кой ляд ему все это было нужно? Трястись на «броне», в тяжеленном армейском бронежилете и выкрашенной в дурацкий голубой цвет каске (на самом-то деле, правда, не голубой, а обтянутой пустынной расцветки камуфлированным чехлом), под ненавидящими взглядами «мирных» местных жителей, до сих пор прячущих в собственных домах как минимум АКМ, а как максимум что-нибудь гораздо более мощное и, скорее всего, бронебойно-кумулятивное, – удовольствие весьма сомнительное. И весь этот пакет удовольствий при почти что пятидесятиградусной жаре, от которой не спасает ни обжигающий, насыщенный пылью ветер, ни расстегнутая вопреки уставу камуфляжная куртка под душным, не пропускающим воздух «броником».

вернуться

4

От англ. peacemaker – миротворец.

7
{"b":"27461","o":1}