ЛитМир - Электронная Библиотека

      — Да. Когда я попал в программу по защите свидетелей, весь мир должен был думать, что я умер. Я полагал, что тебе будет лучше без меня. Ты бы выросла в нормальной семье, которая бы тебя любила, у тебя бы была счастливая жизнь. – Он взял ее руку в свою. – Так ведь? Ты была счастлива?

      Неуверенность промелькнула у нее на лице, ее глаза потемнели от желания шокировать его тем, в каком аду он ее оставил. Она позволила ему держать ее за руку, ответив, — Я счастлива. У меня есть хорошие друзья и мужчина, который любит меня.

      — Твои новые родители хорошо с тобой обращались?

      Тут она решила не говорить ему правду. – У меня не было родителей. Я переезжала из приюта в приют до 10 лет. Затем меня поселили в групповой дом, где я жила до совершеннолетия.

      — Черт. Эверли, мне очень жаль. Знаю, этого недостаточно, но…

      — Деньги, — прервала его Эви. – Как ты их получил? Я живу на кровавые деньги?

      — Нет. Я же говорил тебе, что никогда никого не убивал. Слушай. – Он вздохнул и положил свою руку обратно на кровать. – Не все из них получены честным путем. Я много лет играл в рулетку и занимался другими низкопробными делами. Полицейские позволили оставить их мне, так как большую их часть нельзя было проследить. Я сказал им перевести их тебе на твое восемнадцатилетие. – Он слегка улыбнулся ей. – Из того, что я слышал, ты делаешь много хорошего с их помощью.

      — Все равно это неправильно, — проворчала Эви.

      — Гарантирую, что ты с ними сделала больше добра, чем смогла бы полиция.

      Кивая, Эви тихо спросила, — Ты женился снова? Завел еще детей? У меня есть братья или сестры?

      — Нет. Никто никогда не мог конкурировать с твоей мамой в моем сердце, — ответил он, и монитор рядом с его кроватью запищал. Его лицо побледнело.

      В палату вбежала медсестра и ввела ему что-то в капельницу. – Извините, что прерываю ваш визит, но ему нужно отдохнуть, — сообщила она.

      Быстрее, чем я мог бы предположить, он схватил Эви за руку. – Ты сможешь меня простить? За смерть твоей мамы, за то, что бросил тебя? – Отчаяние в его глазах вызвало слезы на глазах Эви.

      — Да, я прощаю тебя. Я понимаю. – Она осторожно обняла его и пообещала навестить еще.

      Домой мы ехали в молчании. Меня разрывало на части при виде, Эви борющейся со своими эмоциями, старающейся убедить себя, что ей все равно. Мне хотелось сделать для нее что-нибудь, чтобы ей стало легче. Я в восторге от этой женщины. После всего, через что она из-за него прошла, она не смогла ранить его правдой о жестоком с ней обращении в детстве.

      — Когда Паркер привезет Коди домой? – Спросила она вяло, свернувшись на диване.

      — Не поздно. Он повез его в кино под открытым небом.

      — Не хочешь заказать себе ужин домой? Я не голодна.

      Ее тело расслабилось, когда я обнял ее. – Я знаю, это не легко, милая. Я так чертовски горжусь тобой.

      — За то, что не потеряла контроль? – Усмехнулась она.

      — За то, что ты была лучше, чем я когда-либо буду. Почему ты не сказала ему правду о том, что с тобой случилось?

      — Я хотела, — горько усмехнувшись, ответила она, и я поцелуем убрал слезу, катившуюся по ее щеке. – Я планировала это сделать, но человек, которому я хотела все это высказать, больше не существует. Есть только умирающий старик с его глазами.

      — Ты хочешь туда еще вернуться?

      — Не знаю. Думаю, мы сказали друг другу, все что было нужно сказать. Я просто хочу оставить это все позади. Просто быть счастливой.

      — Хорошо, любимая. 

Глава тринадцатая

Эви

      Ян встретился со мной за ленчем в его любимом экспресс-кафе, где подают курицу. В последнее время мы не часто виделись. Не хочу быть одной из тех, кто забивает на своих друзей, потому что встречается с новым парнем.

      — Итак, рассказывай, — сказал он, плюхнувшись на сиденье напротив меня. – Чем занималась? Кроме Мэйсона.

      Я кинула в него кусочек жирной картошки фри.

— Это была длинная неделя. Я встретилась с отцом.

      Ян подавился своим напитком.

— Правда?

      — Мэйсон нашел его. Он умирает от рака, и это было своего рода, теперь или никогда.

      — Ну и как все прошло?

      — Полагаю, хорошо. Мы пробыли там всего несколько минут. Он сказал то, что обычно ожидают услышать от человека на смертном одре. ‘Я тебя люблю, мне очень жаль’ и так далее.

      Ян схватил меня за руку, когда я произнесла это.

— Перестань. Кончай валять дурака. Ты встретилась с отцом, который бросил тебя, с отцом, которого ты считала мертвым. Перестань относиться к этому несерьезно и расскажи, как ты себя чувствуешь.

      У меня никогда не получалось лгать ему.

— Я чувствую себя виноватой, что не испытываю связи с ним, а я должна. Должна ведь? Мой отец был большим и сильным мужчиной. Этот больной старик мне незнаком. Мне жаль, что он умирает, но я не испытываю той боли, которую должна бы испытывать. – Я откусила кусочек картошки, чтобы скрыть свое смущение.

      — В твоей ситуации нет правил, какие чувства испытывать. Я рад, что у тебя была возможность попрощаться, Эв. Возможно сейчас ты этого не понимаешь, но однажды ты будешь рада, что сделала это.

      Я посмотрела в темные глаза своего лучшего друга. – Ты когда-нибудь искал своих родителей? –По крайней мере, у меня всегда было представление о моем происхождении. Ян знал только то, что его мать отказалась от него, когда ему было четыре.

      На его лице отразилась боль, которую сменила злость. – Нет. Я их не помню. Они не хотели меня. Зачем мне желать встретиться с ними?

      — По той же причине, что и я. Чтобы узнать правду, утолить свое любопытство.

      — Я не любопытный. Мне плевать. – Его упрямое выражение говорит о том, что пора менять тему.

      — Где-то я уже это слышала, — ответила я, широко улыбаясь ему.

      — Возможно нас разлучили при рождении. Ты могла бы быть моей сестрой, — поддразнил он.

      — Я не смогла бы любить тебя больше, даже если было так.

      — Я тоже, Эв.

      — Ладно, покончили с чувствами. Расскажи мне о своих планах.

      Сдунув свои иссиня-черные волосы с глаз, он широко улыбнулся мне. – У меня свидание на этих выходных. Ее зовут Лаура. Она горячая, как ад и забавная к тому же. Классная в постели.

      — Два бала за знание ее имени, — поддразнила я, и он покачал головой. – Видимо, она потрясная, раз заработала вторую попытку. – Ян славится своими похождениями. Каждый день новая девушка.

      — К сведению, это будет наше третье свидание, всезнайка.

      — Да? Если она продержится и в этот раз, я хочу с ней познакомиться, — сказала я.

      Он наградил меня легкой полуулыбкой, которая сводит женщин с ума. – Ты должна убедиться, что она достаточно хороша для меня?

      — А ты не то же самое сделал, когда разрушил мое свидание с Мэйсоном?

      Изобразив невинность, он откинулся назад. – Я не разрушал твоего свидания. Вы еще не ушли из дома. И да, я должен был убедиться, что он заслуживает тебя.

      — И каков вердикт?

      — Вы идеально подходите друг к другу.

      У меня на языке вертелось рассказать ему о предложении, которое сделал Мэйсон – не уточняя как он это сделал – когда зазвонил мой телефон, на экране высветился номер Алекса. – Привет, Алекс, все хорошо?

      — Эви, ты где? – Его голос надломленный, высокий и испуганный.

      — Обедаю с Яном. Что случилось? Ты в порядке? – Миллион предположений пронеслось в моей голове, но ни одно из них не было таким ужасным, как реальность.

      — Тебе нужно сейчас же приехать в районную больницу. В Мэйсона стреляли.

* * *

      Я бы умерла счастливой, если бы никогда больше не переступила порог этой больницы. Поездка сюда была как в тумане. Я знала, что Ян разговаривал со мной, стараясь успокоить меня, но я только слышала, как имя Мэйсона отбивало в моих ушах. Недовольная дама за стойкой почти не обратила на нас внимание.

26
{"b":"274883","o":1}