ЛитМир - Электронная Библиотека

— Смотрите, кто это в подгузнике бросает вызов? – Поддразнил я. Облегчение отразилось на его лице, когда он улыбнулся. Я знаю, что он беспокоился обо мне.

Алекс всегда переживал больше всех, был более чувствительным. Когда нашу мать убили, и нас заставили переехать в Лондон с нашими тетей и дядей, он боролся больше чем я и Паркер.

Черт, им было всего восемь, когда в одну ужасную кровавую ночь, весь наш мир перевернулся. Тетя Линда и дядя Логан вдруг неожиданно стали опекунами трех убитых горем и чрезвычайно сердитых мальчиков. Мы с Паркером участвовали всего в нескольких драках в школе, но Алекс выработал чертову привычку к синякам под глазами и разбитым губам.

Когда его во второй раз временно отстранили от занятий, они записали его в секцию по смешанным единоборствам, вскоре и мы с Паркером присоединились к нему. Мы учились драться также, как и всему остальному…вместе. Мы прошли через это, и Алекс научился справляться со своим гневом. Знаю, он еще время от времени испытывает напряжение, но он также самый сострадательный человек, которого я знаю.

После поднятия гантелей и пробежки на беговой дорожке в течение нескольких минут, я разогрелся и встретился с Алексом на ринге. «Я зарегистрировался для участия в Благотворительном турнире Детской Больницы. Поэтому не поддавайся. Мне нужно быть подготовленным», — сообщил он мне.

— Паркер тоже участвует?

— Нет, но Тэйлор будет участвовать. – Широкая улыбка расплылась по его лицу.

— Брэндон? Ка ты уговорил его на это?

— Можешь мне не верить, но он сам попросил меня. – Четырнадцатилетний Брэндон Тэйлор пришел к нам почти год назад. Костлявый, робкий, боящийся собственной тени. В школе над ним издевались, и он хотел научиться давать отпор. После почти года тренировок его уверенность в себе возросла наравне с боевым мастерством. К тому же он вырос на пятнадцать сантиметров и слегка накачал мускулатуру.

— Скажи ему, что я приду посмотреть, — сказал я, нанося передний удар.

Алекс легко отбил его, подпрыгивая, пока мы разогревались. «Единственный зритель, о котором он заморачивается, это Карен».

— Ха! Хороший выбор. – У парня хороший вкус. Карен Майклс, пятнадцатилетняя девушка, которая посещает наши промежуточные классы. – Теперь понятно, почему он просил пройти тест для промежуточного класса.

Алекс засмеялся и ответил: «Юношеская любовь».

— Возбужденный подросток, — хмыкнул я, нанося украдкой обратный удар кулаком ему в живот. – Следи за обратными ударами. Ты слишком много пропускаешь.

— Я просто поднимаю твою уверенность. – Он поймал меня быстрым боковым ударом в ребра. – Как долго ты собираешься ждать?

— Чего?

— Чтобы поправить свои отношения с Эверли.

— Просто заткнись и дерись.

Его смех эхом разнесся по залу, когда он избежал следующего обратного удара.

— Не будь идиотом. Эта девушка без ума от тебя.

— Ага, когда не ждет, что я посажу ее на цепь в каком-нибудь притоне.

— Просто недоразумение, — ответил он, подавая сигнал об окончании боя. – Позвони ей, пока вы все не испортили.

Я нанес комбинацию ударов, стараясь заткнуть его. Он не понимает, а я не могу объяснить, что она разбила мое гребанное сердце, и не выглядеть при этом как баба.

— Беспокойся о своей собственной сексуальной жизни.

— Ты предпочитаешь слушать, как я наклоняю Купера через подлокотник дивана и трахаю его, пока он не взмолится о пощаде? – Он потерял бдительность, и я этим воспользовался, поймав его в ножной захват на матах. – Черт, — выругался он, стуча по полу.

Еще час мы провели в спаринге, работая над техникой Алекса. Когда мы хлопнулись на скамейку, Паркер протянул каждому из нас по бутылке воды и сел рядом.

— Ты не блокируешь его обратные удары.

— Да, спасибо. Капитан Очевидность.

— Не заставляй меня тащить тебя обратно, чтобы надрать тебе задницу.

— Видишь, он дождался пока я выдохнусь и начал трепаться. – Сказал мне Алекс, и я показал головой. Они могут продолжать это целый день. – Скажи этому идиоту, чтобы позвонил Эверли, — сказал он Паркеру.

— Алекс. – В моем голосе звучит предупреждение.

Как обычно, он проигнорировал меня: «Тебе не кажется, что он должен хотя бы попробовать все выяснить?»

Паркер посмотрел на меня с серьезным выражением. «Слушай, мужик. Я не собираюсь рассказывать тебе, как обращаться с цыпочками, но я считаю, что Эверли…другая. Она подходит тебе. Впервые, женщина не выворачивается наизнанку, чтобы добраться до тебя. И не похоже, что ее волнуют твои деньги. Черт возьми, она сопротивлялась тебе на каждом шагу». – Он засмеялся, и я постарался сдержать улыбку, когда вспомнил, как заманил ее на наше первое свидание.

— Не знаю, что это — любовь, влечение, или что угодно, но ты выглядел счастливым с ней. Я бы об этом подумал. Вот и все.

— Если я пообещаю подумать об этом, вы оба заткнетесь на хрен? – Зазвонил телефон Алекса, и он, взглянув на экран, отправил звонок на голосовую почту.

— Уже избегаешь Купера? – поддразнил Паркер.

— Нет, это не Купер.

— Завел нового друга?

— Конечно же нет. – Алекс начал разуваться.

— Тогда, кто это был?

— С каких пор это твое собачье дело?

— С тех пор, как ты ведешь себя так скрытно.

— Алекс, — вмешался я. – Все в порядке?

— Звонили из Тюрьмы штата Индиана, — нехотя признался он.

— Джин звонил тебе? – Спросил я натянуто.

— Несколько раз.

— Ты разговаривал с ним? – спросил Паркер.

Я положил руку на грудь Паркера. «Если Алекс хочет общаться с ним, это его выбор, Парк».

— Я не отвечал. Он оставил сообщения. Он хочет нас видеть. – Он взглянул на нас с проблеском надежды в светло-карих глазах.

— Да насрать мне на то, что хочет этот ублюдок, — сказал Паркер со злостью и отправился в раздевалку.

Я с ним согласен, но не хочу, чтобы Алекс чувствовал, что мы ополчились на него. «Алекс, если ты хочешь съездить к нему и поговорить, я пойму. Не беспокойся о Паркере».

Он покачал головой и тихо спросил: «Ты не хотел бы увидеть его, хоть раз? У тебя нет к нему вопросов?»

— Каких?

— Например, почему! – Я опять сел, а он вскочил на ноги и начал расхаживать. – Или, как бл..ть он мог? Почему он не подумал о нас? Он был нашим отцом!

Я притянул его к себе, обхватив его мокрую от пота голову руками, как делал это в детстве, когда он был огорчен чем-то: «Не хочу. Потому что какой бы ответ он ни дал, он не удовлетворит меня».

Несколько секунд спустя, он кивнул: «Я понял».

— Просто сделай мне одолжение и дай знать, если решишь поехать к нему, ладно? Паркеру не обязательно об этом знать, но я хочу знать, что ты в порядке.

— Я не знаю, что делать, но, когда я решу, ты будешь знать.

— Тогда ладно. Давай посмотрим, закончил ли Паркер свою истерику, и поедем перекусим. 

Глава вторая

Эверли

Ян закрыл окно в своей машине, когда я задрожала. «Эв, ты в порядке?»

— Ммм Хмм. – Все плохо. Последние двадцать четыре часа смешались у меня в голове. Мэйсон обнимает меня на ленивой реке. Дэнни толкает мою голову под воду. Как мы смеемся в доме с приведениями. Как я прячусь за заброшенным домом, оцепенев от страха. Улыбка Мэйсона, когда он сказал, что любит меня. Его опустошенный вид, когда я обвинила его в причинении вреда женщинам.

— Эв, Мэйсон мне все рассказал. О подпольной сети, твоем…неправильном толковании.

— Я не могу сейчас об этом говорить, ладно? Пожалуйста.

Он сжал мое колено. «Хорошо. Однако, для сведения, я думаю Мэйсон хороший человек».

— Я знаю, что он хороший. – Он слишком хорош для меня.

Ян отвез меня домой и плюхнулся на мой диван, хватая пульт. «Я благодарна тебе, что ты приехал и забрал меня, но тебе не обязательно оставаться и присматривать за мной. Дэнни за решеткой. Мне ничто не угрожает».

Он сердито взглянул на меня, когда я села рядом. «Угу». Легкая ухмылка появилась на его лице, когда он продолжил переключать каналы.

3
{"b":"274883","o":1}