ЛитМир - Электронная Библиотека

— Моя одежда мне больше не понадобится? — стараясь, чтобы голос звучал ровно, спросила Марго.

То немногое, что на ней оставалось из одежды, когда её привезли в замок, не сильно спасало от холода, но это была хоть какая-то защита от него.

— Твоё тряпьё лежит в куче у стены. Если хочешь, надевай — ответил Рразель, но в его голосе послышались откровенно брезгливые нотки.

Он отошёл в дальнюю часть ямы и чем-то там занимался. Гремело железо, журчала вода и раздавались ещё какие-то непонятные звуки.

— Пожалуй, не буду — ответила девушка, решив, что это всё равно не спасёт её от холода.

— Тут к тебе приходили — сказал Рразель, не отрываясь от своего занятия. — Местный главный…Давно хочу его съесть, только боюсь, живот от него болеть будет…Душком от него несёт. А так бы хорошо было откусить у него ноги. Пусть поползает по этой сырой яме на брюхе за Тико…

Марго молча слушала этот странный монолог. Удивительно, но столь кровожадное заявление, из уст Рразеля, звучало естественно и нормально. Люди тоже часто говорят нечто похожее, но чаще для того, чтобы выразить свои эмоции. Рразель же на самом деле делился своими мыслями, что бы он сделал, появись у него такая возможность.

Запугивал?

Нет, Марго так не думала. Очнувшись живой, она поверила, что Рразель сдержит данное ей обещание и смерть будет быстрой и безболезненной. Так что он, скорее, просто делился своими мыслями или думал вслух.

— А почему вы не сбежите? — спросила Марго.

Судя по всему, Рразель был не менее трёх метров роста. Так что допрыгнуть до края ямы он мог свободно.

— Мог бы…давно бы отсюда свалил — грубо ответил Рразель, подходя ко ней.

В руки девушке сунули нечто непонятное, но на ощупь, похожее на одежду.

— Оденься.

Она осторожно опустила полученное богатство на пол и на ощупь стала перебирать его, пытаясь понять, что где и как это можно надеть. Над ухом раздался вздох Рразеля.

— Ты что, слепая? — спросил он.

— Здесь темно, и я ничего не вижу — смущённо призналась она.

— Понятно…Другие хоть что-то видели, а ты, видимо, ещё не привыкла — посочувствовал Рразель.

Такие резкие перепады настроения были непривычны, и, не зная как на них реагировать, Марго в нерешительности замерла. Сильные руки подняли её в воздух, а две другие стали одевать. Одежда была велика, но она была сухой и прекрасно сохраняла тепло. Похожую одежду носили местные охранники, но откуда она здесь…в яме?

Воды и времени было вдоволь, а вот еды не было никакой. Даже крысы обходили это место стороной, наученные горьким опытом тех, кто был слишком любопытен. Тико, блуждающий дух, быстро понял, что Марго на него не реагирует, и замер у одной из стен. Заниматься было нечем, и она разговаривала с Рразелем. Постепенно, девушка рассказала свою историю.

* * *

Она родилась в Новиании, в маленьком королевство на севере Европы. Семилетняя война, разорившая всю Европу, не обошла стороной и это государство. Последующие за ней годы смут, тоже не сделали жизнь в нём лучше и прекраснее, но её отец и мать сделали всё, чтобы Новиания стала подниматься на ноги. Мало найдётся во всём мире королей, способных ради своего народа отказаться от излишней роскоши. Нельзя сказать, что они жили бедно, но и лишних трат себе не позволяли. За это народ любил её семью. Однако, всеобщую любовь к ним, не разделял брат короля. Он считал, что его брат, король Роланд, всё делает неправильно, и всей душой желал занять его место. Два года назад он устроил дворцовый переворот, обставив всё так, словно это сделали мятежники. Он убил родителей Марго и занял трон.

Она не знала, почему он не убил и её, видимо в её мучениях, он находил для себя особую, тайную радость. Ему доставляло особое удовольствие постепенно лишать юную принцессу всего, к чему она привыкла. Вначале, это были простые мелочи, вроде слуг или мебели, а позже, когда в её распоряжении осталась только голая комната, он перешёл к физическому насилию. Она не знала, кого точно благодарить за окончание своих мучений, тётю или любовницу короля, но похоже, кому-то из них не понравилось, что король стал слишком часто с ней тешиться. Метод, каким дядя пожелал от неё избавиться, был его последним, жестоким подарком. Ведь, как учит святое писание, душа, погибшего от руки демона, никогда не попадёт в рай. Этим самым он лишал её последней надежды обрести покой после смерти.

* * *

Рразель расхохотался.

— Ты и в правду веришь в то, что я утащу твою душу в ад? — смеясь, спросил он.

Марго кивнула. Рразель хорошо видел в темноте, в отличие от неё. Возможно, эта слепота спасала. Марго не была уверена, что смогла бы спокойно общаться с демоном, видя его, а в темноте было легко представить, что собеседник — человек.

— Боюсь тебя разочаровать, но ваша религия узко мыслит и много не знает. Вы даже не знаете своей истории, не говоря уже о том, как устроено мироздание.

Со слов Рразеля, было три мира. Мир людей, мир драконов и мир демонов. Все три мира были соединены тайными проходами, по которым можно было попасть из одного мира в другой. Мир людей лежал посередине между миром драконов и миром демонов. Долгое время между драконами и демонами сохранялся негласный договор. Драконы и демоны охотились в этом мире, продолжая жить каждый в своём. Люди в расчёт не шли, так как они мало чем отличались от остальных животных. Но со временем драконы обратили своё внимание на смышлёных людей, тогда ещё живущих в пещерах и только-только освоивших огонь. Они стали их воспитывать и обучать. Вот здесь впервые и столкнулись интересы демонов и драконов. Люди были желанной добычей демонов. Деликатесом, ради добычи которого, многие демоны готовы были пойти на всё. Драконов же не устраивало, что их подопечных истребляют. Конфликт интересов, пастуха и волков, в центре которого стадо овец. Драконы стали запечатывать врата, ведущие в мир демонов, и обучили этому избранных людей. Но этого им показалось мало, и они стали их учить дальше, обучив тому, как убивать демонов.

В это самое время, жестокий и суровый, даже по понятиям самих демонов, их мир умирал. Умирал медленно и неотвратимо, терзаемый нехваткой ресурсов и перенаселением. Один из лидеров, Люций Эфериус, повёл часть демонов через оставшиеся врата в мир людей. Он не хотел его завоевать, он хотел спасти свой народ, но драконы восприняли его вторжение как объявление войны. Битва была долгой и жестокой…и драконы победили. Они лишили Люция его силы и изгнали обратно в мир демонов, запечатав все оставшиеся врата. Рассеянное по миру людей войско демонов методично уничтожалось. Но мир людей велик, а демоны хитры и коварны. В их природе заложена способность быстро приспосабливаться ко всему.

Война с демонами закончилась, а люди оказались достойными учениками и стали быстро развиваться. Намного быстрее, чем ожидали сами драконы. Их плодовитость была сравнима только с плодовитостью крыс. И если раньше демоны сдерживали рост их популяции, то сейчас, у овец появились зубы и клыки, а сами волки стали предметом охоты. Вот только, когда овцы перестали быть овцами и волков в лесу не стало, им уже не нужен был и пастух. Сила, которую драконы вложили в руки людей, обратилась и против них. Люди запечатали ворота в их мир, отрезав оставшихся в их мире драконов от возможной поддержки, а затем перебили почти всех. Оставшиеся в живых драконы укрылись на далёком континенте, который сама природа сделала настолько изолированным, что люди не могли туда добраться.

Потеряв цель, которая их объединяла, люди не нашли ничего лучше, чем начать воевать друг с другом. Зачатки цивилизации и государственности сделали их войны масштабными и массовыми, а неразвитая духовность породила массу убогих верований, каждое из которых стремилось доказать другим свою истинность и превосходство. Хорошим во всём этом: и для драконов, и для демонов — было то, что люди открестились от магии. Те немногие, кто ещё хранил эти знания, были малочисленны и часто вне закона самих людей.

3
{"b":"277817","o":1}