ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ану печально усмехнулся:

— Нет. Да и чему я их могу обучить? Ведь, в сущности, я знаю, точнее, знал одну лишь биологию. Теперь многое, конечно, забылось. Ну, знаю, как включить кнопки на тех приборах и блоках, что у меня остались. А все остальное…

— Да, но читать, писать, считать, наконец.

— А что читать и на чем писать? — пожал плечами Ану. — Считать я их научил. Так им и считать особенно нечего.

Ребята переглянулись.

— Вы не сердитесь, — поспешил объяснить Ану, — и не осуждайте. Это же очень просто — осуждать. Вы поймите… Как я мог жить по-другому? Как? Я и в самом деле кое-что знал там, на планете Саумпертон. Но постепенно порастерял свои знания, многое забыл. А самое главное — ведь мы учились с помощью блоков, видеомагнитофонов, ночного обучения, а на книги и на самостоятельное мышление у нас как-то не очень обращали внимание. И потом, я думал все время о главном: остаться в живых, не потерять надежду выбраться. Вот я и тренировался с теми блоками, что сохранились. Остальное меня даже не интересовало.

6

Постепенно ребята поняли, что Ану достоин скорее жалости, чем осуждения. Прожить столько лет и не только не научиться ничему новому, но даже позабыть то, что знал когда-то, — это и в самом деле страшно. И еще выходило, что в той, далекой и, видимо, высокой цивилизации, из которой примчался Ану, жизнь строилась по каким-то совершенно неведомым и непонятным для ребят законам. Подумать только: он жил исключительно для себя, заботился только о себе, а все остальное его не интересовало!

Однако ребята понимали, что его следовало не только жалеть или осуждать. Пожалуй, надо было относиться к нему прежде всего осторожно. Мало ли какие штучки может выкинуть этот странный человек!

Ану словно бы догадался, о чем думали ребята, и заискивающе сказал:

— Нет, вы не думайте, что это только по моей злой воле вы очутились тут.

— Знаете, Ану, вы задали нам столько загадок… — начал было Вася, но Юрий насмешливо перебил его:

— Выходит, что вы не виноваты и мы сами прибыли в гости к вашим крокодилам?

— Да нет, нет! — прижал руку к груди Ану. — Нет… Я, конечно, виноват, но не так уж сильно, как вы думаете.

— А мы еще ничего такого не думаем, мы слушаем! — все так же ершисто и насмешливо сказал Юрий.

Васе не очень понравился Юрин тон, и он помягче, повежливее сказал:

— Мы верим, Ану, что, может быть, вы и не так уж виноваты, но достанется за это нам. Вот в чем дело.

— Мы что-нибудь придумаем, чтоб вам не досталось, — сказал Ану. — Но я признаюсь вам честно: когда вы включили везделет, мой поисковый приемник сразу же поймал его волны, и я понял, что в чьих-то руках на Земле находится машина из будущего. Не перебивайте! Дело в том, что вы почему-то включили приводные передатчики на ультрадлинных радиоволнах.

Юрий вспомнил, что, осваивая машину, они включали десятки ручек, рукояток, тумблеров и кнопок, и сказал:

— Но мы этого не хотели.

— Это не важно — хотели вы этого или не хотели. Важно, что включили. А надо вам сказать, что на вашей планете пользуются ультракороткими, короткими, средними и длинными волнами. А вот ультра — или супердлинными не пользуются. Не умеют или еще не знают, для чего они нужны. А ведь как раз ультрадлинные волны считаются у нас самым надежным средством межпланетных связей. Они не отражаются от магнитных слоев атмосферы, пробивают на своем пути многие препятствия, могут быть посланы на чрезвычайно далекие расстояния. Вот почему почти все наши космические путешественники пользуются ультрадлинными радиоволнами. Так вот, когда я услышал, что заработал этот приемник, и прислушался к его сигналам, то понял, что пользоваться приемо-передаточным устройством эти люди, что завладели им, явно не умеют. Вот тогда-то я включил свой передатчик, подключил приводное устройство, и оно дало команду вашей машине.

— А вы не могли его выключить? — настороженно и почти зло спросил Юрий.

— В том-то и дело, что уже не мог! У меня заела какая-то кнопка. Может, муравьи повредили, а может, я не сумел сразу… Ну вот вы и полетели…

— Постойте, Ану, а почему же вы подтащили нас к ракетоносителю?

— К какому ракетоносителю? — искренне удивился Ану. — Я же вам говорю, что подключить-то я вас подключил, а выключить сразу не мог.

— А почему же мы летели?

— Но ведь на вашем вездеходе, или везделе-те, есть и особая система роботов. Как только она подключилась к моему приводному устройству, то сама стала выбирать и направление и высоту полета и совершать все маневры, но я, ребята, виноват вот в чем… — скромно потупился Ану.

— В чем же это вы еще виноваты?

— Когда мне удалось исправить кнопку, я ее не выключил.

— Ага! — закричал Юрий, и почти сейчас же в помещение влетел встревоженный Шарик: не угрожает ли его хозяину опасность? А там, где опасность, Шарик считал себя обязанным присутствовать. — Ага! — злорадно повторил Юрий. — Значит, вы все-таки виноваты!

— Посудите сами. Мне так хотелось установить контакт хоть с кем-нибудь, кто помог бы мне возвратиться к себе домой. Ведь когда прилетал корабль с голубыми людьми Розовой планеты, я тоже пытался привлечь их к себе. Но ведь они пользуются нейтринной защитой, и мои жалкие блоки ничего не могли поделать. И самое главное… Самое главное, что мы, то есть наша система, постоянно враждуем с Розовой планетой. И поэтому хотя голубые люди и могли засечь мои передатчики, они вправе были просто не захотеть прийти мне на помощь.

— Плохо вы знаете голубых людей! — обиделся Юрий.

— Может быть, может быть, — поспешно согласился Ану. — Но в этот раз мне казалось, что там, откуда шли ваши сигналы, были и еще какие-то мощные излучения.

Ребята быстро переглянулись. И Ану заметил это, но не подал виду и продолжал говорить все так же покорно:

— Вначале я подумал, что это прибыл корабль из нашей Галактики, а потом понял, что это невозможно, и подумал: "А вдруг на Землю прибыл какой-нибудь новый корабль из какой-нибудь не известной ни нам, ни вам цивилизации. В мире ведь может случиться все, что угодно".

— Ну-у, "все, что угодно" случается не так уж часто, — чтобы скрыть смущение, заметил Вася. — А вот если бы мы столкнулись с ракетоносителем, что тогда?

Все трое вдруг замолкли, каждый по-своему переживая услышанное. Только Шарик, обнюхав углы и мебель, вышел на порог хижины, развалился и засопел. Ему снились далекие миры и то страшное состояние, когда он вдруг стал невероятно расти. Поэтому во сне он тихонько и жалобно повизгивал.

— Послушайте, — вдруг озабоченно сказал Ану, — а ведь то, что вас занесло к этому самому ракетоносителю, действительно может быть очень опасно.

— Почему? — удивился Юрии. — Ведь страшней того, что случилось, уже не произойдет.

— Нет, вы не говорите так. Вы подумайте:

все спутники Земли и все ракетоносители постоянно контролируются радарными станциями слежения. И я теперь понимаю маневр роботов вашего везделета. Чтобы уйти от станции слежения, они пристроили везделет к ракете, надеясь, что радары его не заметят. Они, вернее, их операторы подумают, что в машине легкие неполадки и сигнал от ракеты чуть раздваивается. Так, маскируясь ракетой, вы перелетели все границы до океана. Но потом вы отделились. И вот тут-то… Тут-то вас и могли засечь. А если засекли, жди беды.

— Какой же беды? — искренне удивился Вася. — Зачем вы нас пугаете? Мы кому-нибудь сделали плохое?

— Вы-то нет. Но ведь вы сами знаете, что сейчас повсюду ищут таинственные "летающие блюдца". Отметят радары ваш маршрут и — пожалуйста. Немедленно бросятся искать и вас, и ваш везделет.

— Ну при чем здесь "летающие блюдца"? — удивился Юрий.

— Не спорь, — поморщился Вася. — Я читал. Неизвестные предметы в небе или в космосе люди окрестили "летающими блюдцами" и охотятся за ними, чтобы разгадать их тайну или… или чтобы захватить их в плен и разобраться как следует, что это такое.

16
{"b":"277851","o":1}