ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А на нем сейчас же поселяются новые кораллы, и камень постепенно врастает в общую стену. А чтобы кораллы росли быстрее, мы их. подкармливаем известью и удобрениями. Вот почему вокруг острова такая… туманная вода. Вам-то ничего — у вас костюмы. А нашим ребятам иногда приходится нелегко. Надышатся и начинают кашлять, да и глаза слезятся. Приходится носить очки. Правда, в наших подводных жилищах чистый воздух прочищает и искусственные жабры и легкие, так что особого вреда мы не замечали. Но трудности имеются. А теперь давайте посмотрим, как работают наши ребята.

Экскурсия медленно поплыла вдоль отвесных, поднимающихся с невидимого дна океана стен острова. В одном месте возле стены копошились грши. Два из них осторожно сталкивали с полуспущенной надувной транспортной лодки порядочный валун, норовя втиснуть его в расселину между ветвистыми порослями кораллов. Им это удалось. Коралловые ветви хрустнули, камень улегся на месте, а грши стали надувать лодку и потащили ее чуть дальше, чтобы уложить второй камень.

Техника строительства искусственно-естественных островов оказалась предельно простой. И Виктор стал на сторону Дбн. Она была права в споре с братом. Такое строительство конечно же требовало индивидуальной работы каждого грша. Каждый должен следить, куда и какой камень положить, как уплотнить постройку и где создать наилучшие условия для роста кораллов.

И когда Оэта еще добавила, что на этом строительстве осуществляется главный принцип жизни на Мёмбе — не мешать природе, не портить ее, а жить с ней в дружбе, стараясь ей помочь, а от нее взять только ее излишки, которые все равно ей же и мешают, Виктор еще раз убедился, что серебряные люди — мудрые люди.

— Конечно, — говорила Оэта, — мы умеем делать пищу искусственно. Конечно, мы могли бы перестроить весь океан, как и всю нашу Мёмбу. Но зачем? Нужно помочь Мёмбе жить, нужно украсить ее, облагородить, и она отплатит нам сторицей и на суше, и в океане. Вот и здесь вы видите, что мы не мешаем природе. Мы только направляем ее туда, куда нам нужней. Вот и все.

— А что будет на этих островах? — спросил Виктор.

— Когда они поднимутся над поверхностью океана, мы начнем завозить туда природный ил (он все равно пропадает, а он очень плодороден) до тех пор, пока не создадим тоненький слой почвы. А потом посеем культурные растения, и они окончательно укрепят почву, сделают ее настоящей мёмбой, кусочком нашей планеты Мёмба. А что будет потом, решат на своем совете наши ученые вместе с гршами.

Они еще поплавали вокруг растущего острова и решили возвращаться назад, чтобы познакомиться еще кое с какими достопримечательностями океана.

Глава четвертая

ДЫХАНИЕ ОПАСНОСТИ

— Знаешь что, — сказал Мрн, — давай сплаваем тут в одно местечко, и я тебе покажу, как можно использовать эти самые кораллы с гораздо большей пользой.

— Ну конечно! Ты хочешь обязательно похвастаться своими клетками! — засмеялась Дбн.

Смеялась она странно, как будто фыркала. Но фырканье это было по-своему приятно и мелодично, словно у токующих на весеннем току глухарей.

В иное время и в ином месте Виктор не задумываясь пошел бы куда угодно. Но здесь, под водой, на чужой планете, а главное, плавая в общей группе, где один как-то зависел от другого, сам он не решился принять решение. И когда он предложил Мрну вначале сплавать к Оэте, тот покосился на него с некоторым недоумением и недоверчивостью.

Но Виктор настоял на своем. Оэта подумала и решила:

— Только чтобы недалеко… Ты же понимаешь, Мрн, что земляне первый раз в океане и кое к чему им просто нужно привыкнуть. Поэтому будьте осторожны.

Вся троица отделилась от общей группы и поплыла в сумеречную даль. Минуты через три к плывущему впереди Мрну приблизилась какая-то большая, метра в полтора, рыбина — толстая и важная. Ее большие, навыкате глаза смотрели сердито, а мясистые губы застыли в презрительной полуулыбке. Рыбина ткнулась в Мрна и поплыла рядом. Впечатление было такое, словно грш и рыбина о чем-то беседовали. Но беседа проходила явно без взаимного понимания, потому что рыбина несколько раз тыкалась губами в бок Мрна и тревожно ворочала глазами.

— Что это она? — спросил Виктор, и Дбн ответила:

— А это один из подопечных Мрна. Он разводит этих рыбин, и некоторые из них так приручились, что, кажется, научились разговаривать…

Мрну, видно, надоели толчки в бок, он круто вывернулся и шлепнул хвостом рыбину. Та отскочила в сторону и обиженно поплелась сзади. Потом опять приблизилась и ткнулась в бок Мрна.

Но тут впереди показались какие-то кружевные сооружения. Причудливо переплетенные коралловые ветви отливали красноватым и зеленоватым цветом, а за этой решеткой мелькали, искрясь и переливаясь, словно живые, кристально-чистые капельки, крохотные рыбки. Мрн оплыл это сооружение, кое-где носом подтолкнул не так, как ему показалось, растущие кораллы и довольно сообщил:

— Видишь? Вот это — нужное сооружение.

— А… зачем оно? — спросил Виктор.

— Это рыбий садок. Вроде детского сада. Сам придумал, сам и сделал.

— Не надувайся, а то лопнешь от гордости, — сказала Дбн. — Тут и папа возился и главный рыбовод ласты приложил.

— А придумал все равно я, — не сдавался Мрн.

— А все-таки для чего этот самый рыбий садок?

— Понимаешь, Виктор, мы выращиваем и пасем рыбьи стада. А это тебе не на Земле. Тут не успеешь оглянуться, а рыбку уже слизали. Ведь у каждой рыбы, особенно у маленькой, очень много врагов. Недаром рыба мечет десятки тысяч икринок, а выживают из этих десятков тысяч едва-едва десятки рыбин. И вот что обидно. Выживают далеко не все самые ценные рыбы. Всякая мелочь, хищники, сорная, малоценная рыба плодится, а крупная, вкусная, самая полезная и растет медленно, и едят ее очень уж многие. Особенно молодь. Вот я и выдумал — построить с помощью кораллов такие вот садки. Там у меня взрослые рыбины мечут икру. Когда мальки проклюнутся, взрослые рыбины уплывают, а молодь растет спокойно. Конечно, я ее подкармливаю, загоняю всякий там планктон — это разные мельчайшие инфузории, рачки и все такое. Конечно, подсыпаю витаминную подкормку и вообще все, что нужно.

— А это так сложно? Их нужно обязательно подкармливать?

— Конечно! Можно и не делать этого, но они тогда растут медленно и получаются хилыми. Ну вот… Когда они подрастают и им становится тесно в этом садке, я половину пересаживаю в другой садок, и там они доращиваются. А уж когда они становятся крепкими и сильными — выпускаю на свободу. Им тогда уже не так страшен океан. От некоторых из врагов они отобьются, а от других сбегут. Вот и получается, что из моих садков выходит самая сильная рыба. Выживает почти половина мальков.

— Откуда ты знаешь? — опять вмешалась Дбн. — Что ты их, считаешь?

— Не вредничай, — сурово сказал Мрн. — Ты же отлично знаешь, что считаю.

— Неужели всех-всех? Они же так похожи одна на другую.

— Дело в том, что каждый выводок плавает стаей. Или стадом, как говорят на суше.

Ну вот… Каждое такое стадо я подгоняю к их подводным лугам — это рыба травоядная. А эти луга мы готовим вместе с Дбн и еще с нашими молодыми гршами — очищаем дно от вредных животных и моллюсков, вспахиваем подводными тракторами и удобряем. А уж потом засеваем любым рыбьим кормом. В лугах селятся всякие червяки и личинки, которые ест и эта рыба, и другая. Так вот, зачем же стае плавать от одного луга до другого? Ей всего вдоволь, и она всегда держится одного места. Так что считать не так уж трудно. Но вот что здорово. Постепенно эти рыбы умнеют! Они уже различают меня среди других гршей. А есть прямо-таки мои друзья. Таких я не сдаю на заготовки, а берегу на племя. Вот и получается, что мы, пятеро гршей, выводим и сдаем рыбы больше, чем когда-то ее вылавливал целый специальный корабль… Так нам рассказывали. Так что выгодней и удобней — делать из кораллов садки или острова? Сам посуди…

69
{"b":"277851","o":1}