ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, хватит, — вот теперь действительно пришла пора закругляться с покупками.

И куда мне ещё чего–то брать? Разве на крупные калибры взглянуть. Ценник там, правда, крайне негуманный, да и потребность весьма сомнительна.

Вернувшись домой и поужинав с Мэри, решил заняться небольшой переделкой новообретённого прицела. Не люблю лампочки, когда есть светодиоды, да и батареек подходящих нет. Можно обойтись и без подсветки прицельной сетки, но раз такая возможность есть, почему бы её не реализовать как положено? Через полтора часа у меня всё получилось в лучшем виде и прицел отправился в носимый комплект к автомату. Завтра пристреляю, не пожалев патронов, у меня их почти двадцать кило, за раз все не утащишь. Но я ведь недавно пригрел ещё и какой–то ночной прицел, с ним тоже стоит разобраться, чтобы всегда имелся под рукой. Мало ли как жизнь обернётся. Достаю коробку, открываю, смотрю, что за зверь. Так, инструкция с надписью «Raytheon W1000–9», сам прицел приличная по размеру чёрная штуковина, тяжелая, весом под два килограмма. Сделано красиво, не то что некоторая наша отечественная техника, скруглённые грани корпуса всё зализано. Серьёзный аппарат, перед включением стоит изучить инструкцию. Ого! Это не ночник, а настоящий тепловизионный прицел. То есть даже лучше, чем ожидалось, гораздо лучше. С такими штуками я дело не имел никогда, даже не знаю, как он покажет себя. Ладно, завтра и его опробую, если успею. Перечитал инструкцию, проверил, как этот прицел крепится к переходнику на наш стандарт и как вся эта конструкция садится на «Вал». Получается не очень удобно, если небольшим люфтом всё легко решается, то слишком высокий центр масс никуда не исчезнет. Если стрелять лёжа с упором, то ещё ничего, а вот держать на весу… К нему бы вообще моя снайперская винтовка лучше подошла, но на неё тоже крепёж делать надо, там он нестандартный, со специальным кронштейном на ствольную коробку. После что–то придумаю, прикручу планку пикатини, к примеру. Ещё немного по–кощеевски почахнув над своим богатством, сложил к завтрашнему выезду рюкзак, и оторвав Мэри от просмотра телевизора, утащил её в спальню. В общем так этот день и закончился, практически без особых событий в текучке обычной жизни.

Вот она обычная мирная жизнь Новой Земли. Можно вставать ещё затемно, ибо ночь слишком длинная, три раза успеешь выспаться, сделаешь все свои мелкие дела, и ещё свободного времени куча остаётся. Тридцать часов в сутках мне как–то даже удобнее двадцати четырёх, хотя многие тут не представляют чем их заполнить. Я же дело всегда найду. Вот и сейчас заняв мастерскую, переделываю собственную сигнализацию. Сделанная на скорую руку, она хорошо поработала только одну ночь, сразу оправдав своё предназначение. Но дальше начались мелкие неприятности, один датчик вообще вышел из строя, другой периодически давал ложные сигналы. Сказалась общая поспешность в изготовлении и монтаже. Как может нормально работать конструкция, сделанная в виде клубка радиодеталей, затянутых в термоусадочную трубку? А потому сижу тут и переделываю, мысленно чертыхаясь на себя самого. До завтрака успел перемонтировать неисправные датчики и сделать ещё один, разместив его на чердаке. Таким образом, следящая система дома оказалась полностью законченной, Мэри справится с ней и без моего участия. После завтрака мне даже не удалось снова забраться в мастерскую, приехал Смит с местами перемазанным каким–то лекарством лицом и небольшой повязкой на левой руке, выступающей из–под рукава рубашки. Но слишком уж довольное выражение лица показывало что для него это мелочи жизни.

— Где тебя так красиво отметили, дружище? — Спросил его.

— Вчера при бритье порезался, — насмешливо ответил он.

— Интересно, какого калибра была та бритва? — Думаю, даже шутки иногда стоит доводить до логического конца.

— Не знаю, если честно, — отмахнулся Смит. — Осколками стекла зацепило, так, царапины.

— Расскажешь, что там вчера произошло, а то я тут сижу, мучаюсь в догадках, страдаю, можно сказать… — а на самом деле меня посетила лёгкая зависть, словно пропустил весёлую вечеринку.

— В дороге расскажу, — пообещал он. — А теперь бери пустые коробки и пластиковые бутылки, свои стрелялки и рацию не забудь.

— А рацию–то зачем? — Странный ожидается пикничок.

— Есть идея поиграть в кое–что интересное, — заговорщицки подмигнул Смит.

— Догадываюсь, какие у вас тут игрушки, — покачал головой с выражением лёгкого осуждения на лице. — Ладно, сейчас всё соберу, жди.

Через двадцать минут попрощался с Мэри, которая всё также недобро смотрела на наши приготовления, но ничего при этом не говорила, и мы двинулись в путь.

— Ну, рассказывай, что там произошло, — сразу захотел удовлетворить своё любопытство, как только мы тронулись с места.

— Тебе с самого начала, или как? — Помахав кому–то рукой в окно, ответил Смит, повернув ко мне своё разукрашенное лицо.

— Давай с самого начала, — легко согласился с его первым предложением.

— Вначале было слово… — начал он свой рассказ.

— И это слово оказалось матерным, — поддержал его начинание я, после чего мы дружно рассмеялись.

— Верно ты подметил, — отсмеявшись, заметил Смит. — Без крепкого слова этот мир точно не сотворить.

— Так и что там произошло? Не томи, рассказывай, — и вправду, пошутили и будет.

— В общем, дело обстояло примерно так: с раннего утра к открытию блокпостов я отвёз тех гавриков. Они сразу же рванули из города налегке, рассчитывая вскоре вернуться, да не с пустыми руками, — почему–то совершенно неудивительно.

— Ты их действительно отпустил? — Мне до сих пор в это не верилось.

— Не совсем… — по ехидной ухмылке на лице Смита многое становилось понятно и без лишних слов. — По дороге их быстро перехватили люди Джека и припрятали покамест. Слишком много интересного знают ребята, нельзя их отпускать. И я как бы уже не причём, своё обещание сдержал в полном объёме. Послушай они тогда моего совета, успели бы проскочить. Так вот, на блокпосте видели, с чем те товарищи выехали. Когда же вернулась сердитая компания твоих соотечественников, чьего главаря мы случайно посетили ночью, то сразу начались активные поиски угадай чего.

— Рыбкам сильно понравилось, знаю, — я злорадно хмыкнул от удовольствия.

— Точно! — Поддержал меня Смит с таким же довольным выражением лица. — Типа те, оказывается, на эту партию дряни денег назанимали чуть ли не у половины местных бандитов. Ну и пошли искать, кто их так решил кинуть. Про кого надо узнали через купленных людей в Патруле, догадались, что киллеры не пустые ушли. И не весь товар вывезли, в городе что–то осталось. Заявились к одному местному боссу, и спросили его — типа твоя работа, давай признавайся гад, я немного этому поспособствовал со своей стороны, кстати…

— И что он им ответил? — Перед моими глазами уже стояла сцена в красках и звуках.

— Послал очень невежливо, естественно. Те были в понятно каком состоянии, попытались схватиться за стволы, но у них ничего не вышло, двоих на месте положила охрана босса, — как всё ожидаемо, прямо душа радуется. — Твои чеченцы, понятно, сильно обиделись и стали собирать народ. Их тут порядочно осело, и не все они в особняке Аслана обитали. Босс тоже не стал сидеть ровно на заднице и ждать, пока его возьмут штурмом. Короче, весь «латинский квартал» пришел в движение. Многие вспомнили старые счёты, рассчитывая под шумок разобраться со своими давними врагами. А дальше началась реальная бойня. Тут особо рассказывать нечего, Патруль вмешался только когда стрельба начала стихать, но и тогда нам мало не показалось, вот меня слегка зацепило, а пятерым нашим сильно не повезло попасть под гранатомёт в машине. В общем, без потерь не обошлось, — в голосе напарника почувствовалась злость и горечь одновременно.

— Да, закрутили мы с тобой дела… — представив описанный масштаб побоища невольно изумился. — И какие теперь ожидаются последствия?

— Орденское руководство в бешенстве, кто–то там у них погиб в этой мясорубке из своих людей. Кто–то весьма высокопоставленный. Спрашивается, что он там делал? — Хмыкнул Смит, задавая риторический вопрос в пространство. — Патруль нашел очень много интересного по месту обитания некоторых достойных и весьма уважаемых в прошлом жителей города, ты и сам принимал участие в освобождении тюрьмы, видел. Нам приказали выгнать весь этот криминальный и полукриминальный сброд к чертям собачим, даже тех, кого только подозревали. Без всяких компенсаций пинком под зад! Вчера весь день только этим и занимались, несколько больших конвоев из города выпроводили под дулами пушек бронетранспортёров. Теперь «латинского квартала» в Порто–Франко официально больше нет.

50
{"b":"278770","o":1}