ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конечно, он работал в убыток, но он мог позволить себе убыток — в отличие от конкурентов. И через неделю половина оставшихся продавцов была вынуждена отказаться от самостоятельной торговли и наняться к Мансуру.

Через полгода его приняли в городскую купеческую гильдию. Кое‑кто ворчал, что нехорошо, что рядом с почтенными купцами, торгующими тканями, коврами, серебряной посудой, благовониями, мукой и зерном, сидит какой‑то продавец семечек. Но ворчали вполголоса, потому что знали, что при дворе благоволят выскочке.

И они не ошибались. Каждый визирь неоднократно получал в дар от Мансура по мешку замечательно вкусных семечек. А внутри мешка — если немного порыться — можно было найти пять, десять, а то и двадцать золотых динаров.

Мансур не давал роздыха ни своему уму, ни своим людям.

Например, в день рождения эмира он распорядился продавать три кулька семечек по цене двух. И каждый продавец был обязан говорить покупателям, что Мансур делает это из любви к повелителю.

А сам он через начальника дворцовой канцелярии передал государю особый подарок. Это был огромный мешок из блестящего китайского шелка — с вышитыми пожеланиями вечной жизни и наполненный очищенными семечками в разноцветной глазури.

После этого семечки стали любимым лакомством эмира — наравне с шербетом и орехом макадамия, который привозили из Южных морей. А Мансур получил звание поставщика двора.

И очень скоро он стал лучшим из всех поставщиков! Что ни день он посылал засахаренные семечки прекрасным обитательницам гарема, в первую очередь тем, кто был удостоен особого расположения их светлейшего господина.

Не забывал он и евнухов, чье мужское бессилие с лихвой возмещалось могуществом при дворе, и, конечно, своих давних покровителей — визиря по торговым делам, командующего столичным гарнизоном и начальника личной канцелярии государя.

И вот наконец, после двух лет неустанных трудов и трат, бессонных ночей и утомительных дней, Мансур получил желанную награду.

Его пригласили во дворец — больше, чем во дворец — в тронный зал дворца! — и в присутствии эмира вручили высочайший фирман. Отныне Мансуру и его детям (если таковые есть или появятся в будущем), а также всем его потомкам до седьмого колена даровалось монопольное право на торговлю подсолнечными и тыквенными семечками в Самарканде, Бухаре, Хорезме, Ташкенте, Карши, равно как и во всех прочих городах и областях благословенного Мавераннахра.

Сообщив великую новость жене, Мансур направился в большой сарай, построенный рядом с его домом. Там, как всегда, кипела работа. Десятки людей очищали семечки от мусора, обжаривали, сортировали по размеру, взвешивали, упаковывали, покрывали глазурью, делали леденцы для подарков постоянным покупателям.

Мансур с торжествующей улыбкой посмотрел на эту суету и подозвал управляющего:

— С сегодняшнего дня мы будем продавать семечки по три медных дирхема за пиалу.

— Но мы потеряем всех покупателей! Ведь другие продают по два дирхема! — испугался управляющий.

Мансур потряс фирманом:

— Других больше не будет! А если кто‑то осмелится нарушить мои права, он будет нещадно бит палками и изгнан из пределов государства!

— О-о! — только и произнес управляющий.

А Мансур добавил:

— И еще. Немедленно уволь всех сортировщиков и обжарщиков. Я сберегу кучу денег, когда избавлюсь от толпы этих даромедов!

— Но семечки Мансура всегда отличались особой чистотой, — попробовал возразить управляющий. — И, осмелюсь сказать, обжаренные семечки намного вкуснее.

Мансур отмахнулся:

— Захотят вкуснее — обжарят сами! Пойми ты: теперь я могу продавать ЛЮБЫЕ семечки и их все равно купят, потому купить можно только у меня!

— Их тоже уволить? — спросил управляющий, показывая на мастеров, готовивших семечки для двора.

— Ты спятил! Я сказал, что отныне мы можем продавать любую дрянь за любые деньги. Но разве я сказал, что собираюсь лишить сиятельного эмира лучших семечек в мире?

Советник закончил рассказ и кивнул ученикам:

— Я вас слушаю.

— Эта история о том, что успеха в торговле добивается только тот, кто продает изобретательно, а не по старинке! — отчеканил первый ученик.

Другой ученик задумчиво произнес:

— Несмотря на все свои успехи, вышеупомянутый Мансур так и остался в душе прежним мелким торговцем, для которого расширение дела было лишь тягостной необходимостью. И как только необходимость исчезла, он тут же забыл о своих нововведениях. Уверен, что среди процветающих негоциантов есть немало таких, кто с радостью сидел бы в маленькой лавке. Разумеется, при условии, что эта лавка приносила бы такой же доход, как их большое, но хлопотное дело.

Третий ученик сказал, что без поддержки сильных мира сего невозможно создать солидное предприятие.

Четвертый порассуждал о необходимости продавать товар в надлежащей упаковке.

Советник слушал, кивал, но мыслями, казалось, был где‑то далеко. Возможно, ему было скучно, ведь он знал ответы на все вопросы.

Наконец поднялся самый способный ученик:

— Я полагаю, что сегодня достопочтенный Советник рассказал нам о наилучшем способе добиться гарантированного, а главное, прочного успеха.

Можно сегодня победить конкурентов — завтра появятся другие, которые победят тебя.

Можно придумать новые приемы торговли — завтра придут более изобретательные торговцы.

Но если вы получаете монополию, вы становитесь непобедимым. Вы можете делать все, что хотите!

— Или не делать того, чего не хотите, — добавил Советник и отпустил учеников.

История о хитроумном продавце - i_003.jpg

Г. Габашвили. «Базар в Самарканде». 1890-е

2
{"b":"279999","o":1}