ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Опять тряхнуло — сегодня Деструктор применяют по поводу и без него. Ив пытается посчитать, сколько бутылок водки можно было бы произвести вместо одного тактического заряда Деструктора. И вдруг справа по курсу возникает слишком близкая цель. Компьютер лихорадочно собирает данные. «Цель — поисковик. Локационные станции не работают. Свет, тепло не излучает. Траектория полностью совпадает с траекторией поисковика, который совсем недавно попал под удар Деструктора». Эти же данные получает и командир крейсера и командующий эскадрой. Ребята из аналитического отдела просят доставить этот поисковик на их крейсер любой ценой. И вот уже поисковик командира звена, резко сменив курс, стыкуется с ним. В эфире слышится взволнованный голос экипажа: «Это наш поисковик, четвёрка. Вся электроника вышла из строя, пилоты без сознания. Буксируем на крейсер».

Мимо поисковика Юко, проносятся, легко обгоняя его, палубные истребители с «Минока». Великолепно видно, как навстречу неизвестно откуда взявшимся стратегическим ракетам тянутся лучи их лазерных пушек, превращая сложнейшие системы в груду металла и композитов. Через некоторое время далеко впереди следует еще один взрыв Деструктора, и отметка одного из истребителей исчезает. Старший техник звена вызывает Ива на связь. Нотки удивления в его голосе отчетливо слышны даже после обработки Марией-Луизой — бортовым компьютером их поисковика.

«Только что вскрыли поставленный поисковик. Ребята живы, но док сказал, что в сознание они придут ещё не скоро. У командира левая, а у правака правая половина тела испытала резкий перепад температур. Электроника и все конструкции подверглись похожему воздействию. Ну и, конечно же, никто не может понять, как поисковик, попавший под удар Деструктора, не исчез навсегда, а, поотсутствовав на экранах несколько минут, вновь возник. Такого никогда и нигде не было. Мальчики из аналитического отдела просят самую подробную информацию, просят описать всё, что покажется нам необычным. Ив, прилетай быстрее, без тебя не разобраться. Аналитики обещали ведро спирта!».

Ив ничего не успевает ответить: недалеко засечена работа станции какого-то вражеского корабля. Поисковик крутится, как блоха, уворачиваясь от пущенных в него ракет, и выбрасывает помехи. Пустив во вражеский эсминец противокорабельную ракету с тактическим зарядом деструктора, поисковик заспешил назад. Но тут одновременно происходят три взрыва — противник не пожалел на поисковик три ракеты с Деструктором. Поисковик и пущенную им противокабельную ракету охватывает стена мрака, а эсминец, слегка изменив курс, по-прежнему ярко светит на всех экранах.

Глава 22

Лёгкий авианосец «Энадо» и семь триер охранения разворачиваются навстречу юго-восточному ветру. Гребцы налегают на вёсла, разгоняя шестидесятиметровую громаду авианосца до скорости восемь узлов. На палубе возле катапульт уже суетились техники, когда вперёдсмотрящий подал команду: «Воздух!». На удалении около восьми тысячи шагов висела маленькая точка — в Блодзорную трубу можно было разглядеть, что это не просто точка, а маус. «Тревожной паре — взлет!».

Взвизгнули катапульты, тоненькой струйкой на дымящиеся канаты полилось масло, снова засуетились техники, и вот на семидесятиметровой высоте два айлера расправили шестиметровые крылья, начиная плавный набор высоты, а на палубе уже готовились к взлёту следующие пары, подвешивая тридцатикилограммовые бомбы к поясным ремням. Эйлер тревожной пары пронёсся над палубой, и в неё воткнулась сигнальная стрела с маленькой картой. Два тяжёлых авианосца, двенадцать триер охранения, курс — северо-запад — гласили аккуратные символы. Через восемнадцать минут последняя пара была в воздухе, а первая, забравшись на полкилометра вверх, поджидала остальных. А ещё через семь минут первые бомбы упали на палубы авианосцев. Установки счетверённых арбалетов вращались во все стороны, в воде акулы раздирали трупы четырёх эйлеров и восьми маусов, но с палуб горящих авианосцев до конца боя больше не поднялся ни один маус. А тридцать два эйлера в чётком боевом порядке уходили назад к «Энадо», не обращая внимания на четвёрку маусов, всё ещё висевшую в воздухе.

Дистанция сократилась до четырёх километров, и противники наконец-то увидели друг друга. Как свора борзых, пущенная умелой рукой, десять триер устремились к «Энадо», принимавшему на полётной палубе возвращавшихся с задания эйлеров. Всё, что могло нести смерть, развернулось навстречу дерзкому врагу. Луки и арбалеты, пищали и пушки заговорили навстречу врагу, окутывая эскадры плотным облаком. Затем из этого облака с одной стороны выскочил «Энадо», с другой — две триеры. Курс «Энадо» был прежним — юго-восток, уже видимым на горизонте башням Аркасса, куда давно уже стремились так и не успевшие отдохнуть эйлеры, несущие сейчас шевелящийся груз…

Глава 23

Прорвавшийся через боевые порядки имперской эскадры ударный крейсер «Тикондерога», наращивая скорость, спешил на помощь осаждённой Хелле. Вот его отметка исчезла с экрана — локаторы ближайшего фрегата уже не принимали его сигналы. Командующий эскадрой довольно потер руки — первая часть его плана удалась. И не просто удалась — во время прорыва его эскадра уничтожила стратегический призрак и фрегат, восемь штурмовиков и три поисковика. Его же эскадра потеряла всего шесть истребителей и поисковик. И ещё один поисковик серьезно поврежден. А ведь ему пришлось вести наступательные действия против противника, превосходящего его эскадру как минимум втрое! Если и дальше всё пойдет по плану, то можно вертеть дырку для второй звездочки на погонах. Ну, ладно, помечтать можно и потом — адмирал снова возвращается к экрану с обстановкой. Противник неспешно начинает перегруппировку, концентрируя все крейсеры на стыке центра с прорванным правым флангом.

«Тем самым он оголяет стык с левым флангом. Цель перегруппировки не ясна, но попробовать вклиниться в образовавшуюся брешь надо». Пара штурмовиков с десантного крейсера «Тарава» отправлены на разведку. Два поисковика империи, случайно оказавшиеся там, стали их лёгкой добычей. Адмирал решает поддержать вклинивание фрегата. Единственный многоцелевой призрак тоже скрытно выдвигается в этот район. От возвращающихся штурмовиков поступает предупреждение о пуске противником ракеты средней дальности с борта многоцелевого призрака, находящегося в подпространстве. Штурмовики удачно увернулись от сработавшего Деструктора этой ракеты, но попали под огонь звена имперских истребителей. Две зелёные точки гаснут навсегда. Совсем не ясно, чего же добивается противник своей продолжающейся перегруппировкой. К тому же после ухода крейсера и потерь в палубных кораблях оборона эскадры потеряла устойчивость — оставшиеся два истребителя и два штурмовика могут, последовательно сменяя друг друга, отбивать атаки с наиболее вероятных направлений, но на активные боевые действия их уже не хватит.

«Не исключено, что противник намеренно делал ошибки, чтобы побудить нас атаковать его. Во время этих атак противник понес потери, но потери несли и республиканцы. И все-таки соотношение могло бы быть еще хуже, если бы противник сам начал атаковать эскадру, сохранившую полный комплект истребителей и штурмовиков. Правда, противником не были учтены некоторые «мелочи», да и масштабы атак по логике должны были быть меньшими. Допустил противник и ряд других ошибок, стоивших ему стратегического призрака и фрегата. Но все-таки противник похож сейчас на шахматиста, отдавшего ладью и слона ради разрушения пешечной линии и теперь готового к атаке по всему фронту. Контр-адмирал Питер Горшечников отлично понимает это, но продолжает упрямо двигать свой левофланговый фрегат в узкую щель на стыке центра с левым флангом. Туда же отправлены один за другим два истребителя с противопризрачными торпедами и БАППСами».

«Решил, видно, повторить игру с празраком», — неодобрительно думает капитан первого ранга Бегин, однако субординация не позволяет ему вмешиваться в действия командующего эскадрой. Данные БАППСов подтверждают его опасения — противник, запустив с борта многоцелевого призрака ракету средней дальности, сразу же убрал призрак под защиту эсминцев и фрегатов. А два истребителя, не нашедшие этот призрак в месте пуска, сами подверглись атаке пару имперских штурмовиков. Тут сказалась отличная отработка вопросов взаимодействия различных кораблей (адмирал во время последних учений измотал все нервы своим подчиненным, но всё-таки добился своего). И левофланговый фрегат, выпустив ударную ракету с Деструктором, прикрыл свои истребители от имперских штурмовиков. А когда штурмовики обходили зону выдавливания, истребители уничтожили их обычными ракетами, не допустив к фрегату. Положение снова стабилизировалось, но время работало на противника, штурмующего кольцо орбитальных баз вокруг Хеллы. Судьба компании решалась не здесь, где столкнулись две небольшие эскадры, а там, возле планеты, где два гигантских флота перемалывали друг друга в небесной битве. Связи с Хеллой по-прежнему не было, не считая отдельных сильно испорченных помехами фраз, которые временами прорывались в эфир. Но и это подбадривало экипажи эскадры — значит, Хелла еще жива, она борется, она выстоит…

11
{"b":"283065","o":1}