ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 24

Голубая молния сверкнула в полутемном проходе — Иканисир, тяжёлый двуручный меч, разрубил первого (за сегодняшнее утро) человека. Два рыцаря стояли в проходе, объединяющем казарму маусов восьмой воздушной дивизии с прилётной башней. В воздухе уже виднелись три эскадрильи тяжелогружённых эйлеров, и ни один маус не должен был подняться в воздух до тех пор, пока они не опустятся на верхушку башни. А на другом конце перехода взвод рослых дарийцев получает последние приказания перед штурмом прохода. Сейчас исход грандиозной битвы, в которой с обеих сторон участвуют тысячи людей, сотни маусов и эйлеров, сорок два больших корабля и множество разнообразнейших орудий смерти, зависит от того, сколько времени продержатся эти двое в проходе. Ещё далеко войска, которым предстоит штурмовать стены Аркасса, ещё далеко корабли с десантом и их эскорт, но битва за господство в воздухе уже вступила в свою решающую стадию. Дарийцы по двое исчезают в узкой части входа в проход, и оттуда доносятся крики и лязг оружия. Пятеро дежурных с прилётной башни стараются помочь штурмующим проход, но короткая изумрудная молния преграждает им путь вниз. В полутораметровом проходе один человек может долго сдерживать натиск превосходящих сил противника, и Альберт и Орчок с успехом делают это пять минут, десять — и вот первый низкорослый гнорр в темных очках освобождается от ремней, прикреплявших его к эйлеру, и ступает на верхнюю площадку прилетной башни, вытягивая из-за спины две пары коротеньких мечей-кинжалов. Один за другим эйлеры освобождаются от своего живого груза, и гнорры спускаются вниз, в прохладный полумрак башни. Последние эйлеры принесли тяжелые арбалеты на сошках, и снайперы в черных очках занимают места на верхней площадке. Из соседнего здания слышатся крики — десяток вертких гнорров, выйдя по канализационной магистрали из башни, попали а казарму маусов, и хрупкие крылья трещат под ударами коротких острых мечей…

Глава 25

Офицеры штаба четвёртой противопризрачной эскадры, свободные от вахт, сшибая друг друга, вбежали в рубку. Адмирал стоя обратился к подчиненным, а компьютер услужливо развернул перед ними объёмную картину происходящего:

— Господа офицеры! Вот этот объект на правом фланге, медленно приближающийся к нашим порядкам на правом фланге — ударный крейсер каперанга Панафидина. Он вернулся! Хелла жива! Ура, господа!

— Ура! Ура! Ура! — дружно гаркнули две дюжины здоровых глоток, и адмирал продолжил.

— Когда «Тикондерога» приблизился к Хелле, имперцы уже развёртывали флот перед решительной атакой. Капитан Панафидин решил, что прорываться с боем через боевые порядки вражеского флота было бы безумием, и просто пристроился к концевым кораблям и десантом. Когда флот почти дошёл до конца орбитальных баз Внутреннего Перимерта, Панафидон приказал открыть огонь. В результате было уничтожено сразу три десантных крейсера и два фрегата из их эскорта. Но главным было не нанесение одним кораблем такого ущерба противнику, а психологический эффект. Панафидин не пожалел ни боекомплекта, ни ложных целей, и противник решил, что атакован одной их прорвавшихся к Хелле эскадр. Атака захлебнулась, и корабли противника стали в беспорядке отступать (в воздухе рубки между тем разворачивалась картина боя). Эскадра адмирала Йорка покинула базу, преследуя противника, а затем, уничтожив противопризрачный крейсер, три эсминца и фрегат, вернулась на базу.

Старый линкор «Глория» действовавший на самостоятельном направлении под прикрытием истребителей со второй базы, проскочил вслед за отступающими в место сосредоточения десантных кораблей и транспортов, уничтожив еще два противопризрачных, два ударных крейсера и несколько транспортов с вооружением и техникой. Многоцелевому призраку удалось уничтожить славный линкор, но поисковики линкора, успевшие покинуть его палубу до взрыва, отомстили за его гибель, уничтожив два многоцелевых и один стратегический призрак. Наш крейсер вернулся не один — пришёл транспорт с боеприпасами и палубными кораблями. А вот и последнее сообщение, пара палубных поисковиков патрулирующих район на левом фланге, обнаружила три имперских транспорта, стремящихся на соединение с вражеской эскадрой. Я отправил туда пару истребителей, чтобы задержать их продвижение. Бегин советует послать туда транспортные поисковики с космодесантом и не просто уничтожить, а захватить транспорты.

.. Внезапно замигал вспомогательный экран в левом углу рубки, и появилась новая картина — поисковик с выдвинутого вперед левофлангового фрегата, скрытно приблизившийся к фрегату противника, был атакован звеном имперских истребителей. Но командир поисковика не растерялся — одну из двух ракет с Деструктором он вогнал во фрегат, а вторая развернула бездну перед носом у атакующих истребителей. От пущенных ими ракет поисковик благополучно увернулся, но на обратном пути он наткнулся на пару имперских средних бомбардировщиков, и его изрешеченный лазерными импульсами остов отправился в свой вечный путь по орбите. Адмирал, увидев это, произнес сквозь зубы короткую фразу, которую услышал и понял лишь боевой компьютер. С борта, находящегося в этом районе, многоцелевого призрака «Акула» стартовала ракета средней дальности. Взрыв её Деструктора развернул перед бомбёрами черноту, А в это время космодесантники уже высаживались с восьми транспортных поисковиков на палубы имперских транспортов, покорно застопоривших ход. Это был ещё один шаг к победе!

Глава 26

В полутемном зале, за Т-образном столом проходило заседание Совета министров Дарской империи. Секретарь императора уже обрадовал присутствующих сообщением о том, что после ожесточённого трёхдневного штурма Аркасс пал, и Альберт, сын покойного Джемми I, объявил себя королём Бродни.

Слово взял Военный министр:

— Господа! Перед совещанием почтовый маус принёс мне копию допроса остатков гарнизона города. Когда они уходили из города, их было около трёхсот, и ушли они, сохранив знамя, оружие, часть орудий и полевые кухни. Альберт дал им возможность забрать и раненых. Все оставшиеся в живых утверждают, что гарнизон дрался до последней возможности и покинул укрепления только после того, как большая часть укреплений и центральная цитадель были захвачены, а дальнейшее сопротивление оказалось бесполезным. Альберт просто дал им «золотой мост» — не стал чинить препятствий для отступления. Но через несколько часов на них напал отряд без знаков принадлежности и знамён, в результате чего все погибли, и лишь двум человекам из боевого охранения удалось ускользнуть. Видимо, нападавшие были мародёрами, причём мародёрами хорошо организованными и дисциплинированными. Хотя никаких данных, подтверждающих моё предположение, и нет, но всё же я считаю, что это дело рук графини Юнгрид. Вот, что бывает, если муж не умеет держать жену в руках!

Среди основных причин поражения необходимо выделить работу агентурной разведки на территории соседних государств. Несмотря на то, что Альберт подтянул к городу значительные силы и довольно мощный флот, мы даже и не предполагали, что Аркассу может что-нибудь грозить. Армейская разведка так же сработала плохо, прошляпив подход армии к городу. Свою негативную лепту внёс и тот факт, что наш флот вышел в это время на учения, и когда полк эйлеров с авианосца «Энадо» атаковал нашу эскадру, отражать атаку воздушного противника начали как учебную. Ну и главную роль сыграло полное превосходство противника в воздухе. Благодаря тому, что эйлеры летали почти над всем полем боя и расстреливали из арбалетов всех, кто попадался на глаза, мы потеряли все здания, возвышавшиеся над остальными. А после потери ключевых позиций сражение превратилось в кровавую бойню. У меня всё.

Секретарь императора кивнул министру торговли. Тот сразу же начал свой доклад:

— Господа! В результате захвата Аркасса прервалось сообщение на дороге Отаку — Аркасс — Гарма, и таким образом, северный путь в провинцию Приречная Эльрия перестал существовать. Остался южный путь — Хитаку — Нола — Горам — Хонда. Но он, во-первых, длиннее на тысячу сто километров, кроме того, около тысячи километров проходят по Великой Восточной Пустыне, что также затрудняет передвижение. Ни и наконец, большая часть пути проходит по провинции Южная Бродия, которая хотя и не охвачена мятежом в настоящее время, всё же в любой момент может стать ареной бунта. И тогда останется только один путь морем. А это девятнадцать тысяч километров по морю, для которых у нас есть только приблизительные карты. Такой путь занял бы около ста дней в один конец, что делает затею нереальной. Уже сейчас цены на некоторые товары в Приречной Эльрии подскочили в полтора раза, и не известно, что будет дальше. Хорошо ещё, что там много городов с весьма развитой промышленностью и ремёслами, а лесные плантации надёжно пополняют закрома, но всё же перерезка последней магистрали был бы равносильна потере провинции, где проживает треть населения империи.

12
{"b":"283065","o":1}