ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однажды утром город был разбужен звуками труб, сзывавших горожан на центральную площадь. На балконе стоял граф в изумрудных доспехах и приветствовал жителей и дружину. Глашатай огласил приказ. Шестнадцать высших сановников, в том числе и личный секретарь графа, обвинялись в организации покушения на графа и приговаривались к четвертованию. Как вдохновитель и организатор был назван Ричард ХII, захотевший ликвидировать самый крупный удел на территории своего королевства. Граф обвинил Ричарда врагом всех честных лихадцев, отказался от вассальной зависимости от него и заявил об организации похода во владения бывшего сюзерена. Себя же мятежный граф объявил королем нового королевства. С монаршим великодушием он отменил четвертование, и 16 виселиц подарили мятежникам легкую смерть. С балкона посыпались новенькие монеты с изображением нового короля. Народ безмолствовал. Войска прямо с площади отправились в поход. К вечеру следующего дня стали известны две новости: войско дарийцев так же вот-вот должно было перейти границу владения Ричарда, а войска Рино уже успели разгромить его войска, которые Ричард собирал в лагерях к северу от столицы. Ричард с жалкими остатками войск бежал в Моренталь. Еще через день в город стали прибывать обозы с награбленным. Народ ликовал…

Глава 29

Андре, Энтони и их борткомпьютер Чарли, так же как и Манштейны оказавшиеся в неизвестном месте, закончили анализ и частичное устранение повреждений и теперь занимались анализом траекторий, по которым можно было совершить посадку на планету, На любую из них либо не хватало энергии, либо приходилось настолько глубоко заходить в атмосферу для гашения скорости, что возникшие бы при этом перегрузки убили бы пилотов и разрушили бы истребитель. Вдруг Тони стукнул себя по лбу, что у него, впрочем, не получилось из-за шлема: «Что же мы, как дерни, ломимся в открытую дверь! Разве обязательно гасить всю скорость с первого раза? Чиркнем по атмосфере так, чтобы погасить скорость до тех значений, при которых планета уже не отпустит нас от себя, и, сделав почти полный оборот, мы снова войдем в атмосферу, но уже с меньшей скоростью. Чарли, старик, считай!».

Обожжённый, ослепший Андре не мог видеть красивую кривую новой траектории, но и он, вояка весьма далекий от математики, понял всю красоту решения:

— Кстати, траектория проходит в непосредственной близости от большей луны этой планеты, и можно так вклиниться между звездой, планетой и луной, что расход энергии на посадку на луну будет чисто символическим. Чарли, ну-ка и «лунный вариант» просчитай!

— Энергии на такой манёвр хватит, но не будет запаса на всякие непредвиденные случайности.

— Чем чёрт не шутит — работай сразу по двум вариантам. Когда мы окажемся поближе к планете и будем располагать дополнительной информацией, тогда и примем окончательное решение.

Глава 30

Не успели последние когорты ХII легиона скрыться за поворотом дороги, как из-за кустов показалась морда коня, закованного в доспехи, а затем и рыцарь с двумя оруженосцами. После осторожного пересечения кони отведали шпор и помчались по узкой просеке. Затем они проехались по ручью, путая следы и, выскочив на едва заметную тропинку, помчались на юго-запад.

Один из пары маусов, парившей над дариейским арьегардом, сложил крылья и камнем упал в центр колонны. Через двадцать минут по следу тройки скакали двенадцать всадников. Громадные горбы двоих из них, выдавали в них маусов. Через два часа бешеной скачки лес кончился, и началась холмистая степь, постепенно переходящая в каменистую пустыню, Следы исчезли. Маус разогнал своего коня против ветра и, расправив крылья, стал в бешеном темпе молотить ими воздух. Затем, поймав восходящий поток воздуха, стал быстро набирать высоту. Заметив тройку, он начал медленный, планирующий полёт в том направлении, и сумасшедшая гонка продолжилась. Всё без изменения продолжалось до вечера, только расстояние между двумя отрядами медленно, но неуклонно сокращалось. Когда Эльдоран провалился за холм, и на небе зажглись первые звезды, отряды разделяло едва три километра….

Глава 31

Планета двое суток почти не перемещавшаяся, стала быстро увеличиваться в размерах. Скорость встречи должна была превысить пятнадцать километров в секунду, превращая довольно разряженную атмосферу в жесткую преграду. Под фонарем истребителя Андре, Тони и Чарли спорили о месте посадки, разглядывая почти полную карту планеты с характеристикой поверхности, значениями температур, направлениями ветров и течений в данный момент и другой информацией, которую смог собрать Чарли за эти дни с помощью аппаратуры истребителя, который, впрочем, отнюдь не создавался для исследования вновь открытых планет. Причем, если Чарли аккуратно аргументировал все свои предложения цифрами, графиками и расчетами, то Тони оперировал такими понятиями как чутье, интуиция и даже Внутренний Голос, сбивая с толку Андре, который в конце концов махнул на все рукой, отдал право решающего голоса Тони и лег спать. Поблагодарив за доверие командира, Энтони обратился к Чарли: «А ты, тупая железяка, считай траекторию к тому месту, куда я сказал». После этого он подсунул ему и небольшую частную задачу. Получив от Чарли результаты, Энтони бесцеремонно разбудил начавшего было посапывать Андре:

— Спешу тебя образовать, командир. На поверхности планеты ты будешь весить, несмотря на скафандр, баллоны и другое дополнительное снаряжение, всего 90 килограмм. А вот я стану на целых три с половиной тяжелее своих своих семидесяти пяти.

— Так тебе и надо, эскулап проклятый, за то, что не даешь хорошему человеку спать, — пробурчал проснувшийся Андре. — Попрошу больше меня не беспокоить, даже если наступит конец света. При пожаре выносить в первую очередь и не кантовать, при возгорании тушить подогретой водой. Разбудить можешь только для завтрака!

Чарли лихорадочно копался в обширнейших провалах памяти, так и не поняв, что словом «эскулап» Андре намекнул на «тёмное» прошлое Энтони, успевшего до поступления в училище пилотов, закончить медицинский колледж, побывать политическим лидером районного масштаба, удачливым контрабандистом и донжуаном местного значения.

Пылинка, спокойно висевшая недалеко от носа Энтони, стала медленно двигаться вперед, и в тот же миг голос Чарли в очередной раз разбудил спящего Андре: «Атмосфера!». Перегрузка быстро росла, затем уменьшилась и снова уступила место невесомости. Корабль, погасивший большую часть своей скорости, на некоторое время снова вернулся в космос, перед тем, как снова и уже навсегда войти в атмосферу. Чарли уже тем временем выдавал точные данные по составу атмосферы, которая, несмотря на разреженность, была вполне пригодной для дыхания…

Глава 32

Кромешная темнота ночи уступила место ленивому серому утру. Отдохнувшие за ночь кони уже могли выбрать себе путь между барханов и валунов, и двенадцать всадников смогли продолжить свой путь. Когда копыта коней зацокали по дну высохшего ручья, протекавшего еще совсем недавно по крохотной рощице, раздался свист стрел, и оба мауса свалились с седел. Двое всадников с разных сторон выскочили из жалких кустов, и их появление было похоже на колдовство. Казалось, что здесь негде укрыться даже лисе, не то, что всаднику. А внезапно появившиеся парочка не стала терять времени даром — ударами копий ещё двое были выбиты из сёдел. Командир отряда смело развернулся навстречу противникам, увлекая за собой несколько растерявшихся подчиненных. Пока шестеро его подчинённых приходили в себя, двое зарубили седьмого. Когда командир увидел, чем это было сделано, ему чуть не стало дурно — двуручный меч нападавшего рыцаря был густого фиолетового цвета.

«Сеть! — заорал он не своим голосом. — Это дочь императора!». После этого командир скрестил свой меч с мечом Джемми. Дорракотовое лезвие легендарного Трамшфера на два сантиметра вошло вглубь отличной дарийской бронзы, нисколько не пострадав при этом. А затем, также шутя, отбило арбалетовую стрелу. Семь всадников крутились в смертельной схватке, а двое стали быстро разматывать сеть. Когда она была полностью развернута, всадников оставалось уже шесть — двое против четырех, а пятый с разрубленным шлемом и черепом неподвижно валялся под копытами коней, и синяя кровь медленно смешивалась с жёлтым песком. Незаметный знак командира, и четверка веером рванулась в разные стороны, освобождая для двоих с сетью (сразу же метнувшихся к Джеме) оперативный простор. Лезвия Траншфера легко разрубили верхнюю часть сети, и Джемми вскочила на ноги рядом со своим конём, отчаянно пытающимся вырваться из прочных веревок. Её спутник за это время успел выбить из седла одного из тащившихся сеть и сейчас направлялся к королеве. Четвёрка сделала то же самое, а пятый возился с сетью. Джемма не стала запрыгивать на коня своего спутника — нападавшие были слишком близко, а лишь прикрылась крупом его коня от первого натиска, и лезвие Траншфера укоротило ноги двум коням нападавших. Её спутник с огромной раной от копья в бедро, лежал рядом с двумя упавшими всадниками, уже добитыми Джеммой, а трое оставшихся разъезжались в разные стороны, чтобы с трех сторон атаковать одинокую фигуру королевы. Деваться было некуда…

14
{"b":"283065","o":1}