ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 33

За бортом бушует плазма, истребитель трясёт как на ухабах, ноют отмороженные пальцы Энтони, охает слепой Андре — Чарли ведет истребитель к точке, выбранной для посадки. Перегрузка достигает одиннадцати единиц, а иногда превышает и это значение — энергии почти нет, и приходится идти на запредельных режимах. Скорость постепенно уменьшается, и истребитель вываливается из сплошной облачности в двадцати километрах от поворота большой реки, выбранного в качестве ориентира места посадки. Последнее завывание турбины, и истребитель касается всеми посадочными опорами грунта. «Выполнялки» берут пробы воздуха и грунта; «ощупалки» исследуют окружающее пространство во всех диапазонах электромагнитных, гравитационных и пространственных волн, и вся эта информация идёт к Чарли для обработки. Через некоторое время дано добро на выход, и Энтони, предварительно отрегулировав защитные поля, осторожно вылезает из-под фонаря. Прыгать с полутораметровой высоты даже при местных 1,75 Д — удовольствие ниже среднего, тем более с отмороженными пальцами стоп, но Тони приходится это сделать. Обойдя вокруг истребителя, Энтони возвращается под фонарь, и через три минуты рядом с кораблем стоит надувная палатка.

А из-под фонаря внутрь идут «выполнялки» бортовой аптечки. Через двадцать минут почерневшие пальцы стоп ампутированы, наложена повязка и очередь доходит до Андре. Энтони внимательно осматривает голову командира. Сплошные ожоги, начинаясь на шее, на макушке становятся глубокими. За трое суток без обработки отторгнувшиеся участки кожи и волосы, перемешавшись с сукровицей и гноем, превратились в страшное мессиво. Возможности аптечки ничтожны, но кое-что можно сделать. И это «кое-что» сделано на совесть. А еще через два часа в последних лучах заходящего желто-зеленого солнца палатка сдута, и экипаж вновь занимает свои места под фонарем.

Глава 34

Джемми, цокая шпорами по ступенькам мраморной лестницы, вбежала на балкон павильона, стоящего на берегу канальчика, делившего огромный парк на два половинки. Ричард принял ее сидя — последствия отравления еще давали о себе знать.

— Тридцатитысячное войско через две недели будет штурмовать твою столицу, — вместо приветствия сказала Джемми. Ричард молча уставился на неё и не произнес ни слова, пока она докладывала результаты разведки в Приречной Эльрии.

— Я наблюдала за ними на дороге Иксу-Ливада. Кроме обычных штурмовых орудий там есть еще зачехлённые повозки с чем-то тяжёлым. Каждую тянут по два баржи. По времени они должны уже достичь Одану, а еще через семь дней, когда они переправятся через Орисикани, им будет рукой подать до границы.

— Что же делать, Джемми? Ведь войска были распущены по домам, когда началась все эти неприятности. Большая часть того, что я успел собрать, мне пришлось отправить на север, против мятежников Рино. За оставшееся время я смогу собрать от силы семь — десять тысяч.

— Дай мне две тысячи всадников, завтра утром и мост через Орисики будет наш.

— Однажды ты спасла мне голову, а теперь, видно, решила спасти корону?

— Не стоит об этом, Ричард. Я знаю, что ты скажешь дальше. Нет, я дала слово и сдержу его. Попробуй лучше помириться с Ингрид. У вас всё же дочь. А дети — это главное в нашей жизни. Да, чуть не забыла — слуга, приехавший со мной, должен быть немедленно казнен, три дня назад он спас меня от смерти. Возвращаясь, он рисковал большим, чем моя голова — информацией о дарийском войске. Он нарушил мой приказ и должен умереть.

— Хорошо, Джемми, я распоряжусь. А завтра утром моя дружина будет готова встать под твое знамя…

Глава 35

Истребитель Манштейнов, погасив огромную скорость в верхних слоях атмосферы, перешел в горизонтальный полет на высоте три километра. Внизу, насколько хватало глаз, расстилалась безбрежная пустыня. Барханы, барханы, да редкие россыпи камней на холмах, да жалкие колючки, торчащие кое-где из песка. Наконец местность под крылом стала понемногу меняться, и вот уже под крылом влажная пойма какой-то реки, сама река и… Глаза Марианны медленно полезли вверх — на другом берегу сплошной трёхсотметровой стеной стоял лес. Каждый лесной великан занимал своей кроной больше гектара. Могучие ветки соседей соединялись кое-где лианами, образовывавшими воздушные мосты. Среди десятисантиметровых хвоинок прятались многочисленные зверьки, а разноцветные двух и четырёхкрылые птицы носились по узким коридорам между соседними кронами. Внизу ветки и лианы образовывали столь мощные переплетения, что земли не было видно.

И этот безбрежный, как океан, лес завораживал своими просторами, как ещё недавно подавляли пески. Полёт продолжался час, два, три, истребитель, вошедший в атмосферу недалеко от Северного Полярного Круга, давным-давно пересек экватор, а лес всё не кончался. Под крылом проскочила большая река, и еще почти два часа из кабины был виден только лес, лес и лес. Наконец сплошное сине-зелёное море кончилось, и, перелетев пойму еще одной реки, Марианна мастерски посадила истребитель на лужайку неподалеку от небольшой рощицы деревьев — великанов. До захода местного светила оставалось совсем мало времени, и все штатные посадочные процедуры, взятие проб и составление программы для защитных устройств выполнялись при свете обеих лун…

Глава 36

Два эйлера в маскировочных плащах, делавших их незаметными на любом фоне, неподвижно сидели на толстой ветке сейко, стоящей на опушке рощи. В двухстах метрах от рощи стоял на траве непонятный предмет. Узкий корпус и заостренные крылья придавали ему хищный вид. Под прозрачным колпаком сидело двое существ, напоминающих людей, только без второй пары рук (хотя, конечно, они могли, как идарийцы, прятать вторую пару под одеждой). Эйлеры уже знали, что сидящий впереди — женщина, которая несколько раз покидала объект и неуверенно ходила вокруг, что-то подбирая с земли. Второй же ни разу не покинул объект, кроме одного раза, когда женщина водила его за руку, как слепого. Разведчики же доложили, что объект окружен каким-то прозрачным куполом, который отталкивает всё, кроме небольших предметов, движущихся с небольшой скоростью.

Палец через такую преграду проходит, а вот рука или брошенный камешек — нет. И каждый раз, когда что-то большое или быстрое пытается проникнуть через эту прозрачную преграду, женщина оборачивается к этому месту, и в это время у неё в руке появляется небольшой продолговатый предмет с рукояткой. Назначение его стало понятно, когда с помощью его женщина сбила пролетавшего мимо кондо. Кондо упал прямо на прозрачный купол, который на мгновение исчез, пропуская его к земле, подёргавшись, затих. Женщина поднесла к нему прямоугольный ящичек, и какие-то серебристые змеи стали лазить по всему телу кондо, достигавшего в размахе крыльев шести метров…

Глава 37

Андре, Энтони и Чарли подводили безрадостные итоги своего трёхдневного пребывания на планете. До сих пор не было ясно, как они остались живы, попав под удар Деструктора. И не было ясно, где же они находятся. Кроме всего прочего выяснилось, что Андре для восстановления зрения нужна сложная медицинская аппаратура, которой не было (да и не могло быть) в бортовой аптечке. Панель солнечной батареи с некоторым запасом перекрывала их суточные потребности в энергии, которая шла на синтез пищи, регенерацию воды и воздуха, на поддержание защитного поля и анализы. Но панель не вечна, она стареет и когда-то перестанет покрывать эти потребности. Значит, вставал вопрос об источнике энергии. С пролётной траектории были видны какие-то объекты, напоминающие города. Вполне возможно, что здесь есть цивилизация. И это тоже ставило перед ними массу проблем. Но, как говорится, глаза страшатся, а руки делают. Энтони, хромая, сходил на берег реки и на отмели взял пробы грунта. Результат превзошел все ожидания — песок содержал до пяти процентов самородной меди с примесью золота.

15
{"b":"283065","o":1}