ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выскользнув из министерства иностранных дел, я решил заняться «свободной охотой» за информацией. Это занятие редко приносит пригодные для практического применения плоды, однако приятно тем, что сам не знаешь, на что ты наткнёшься в следующий момент: на игровую программу для детей, материалы бракоразводного процесса или секретные разработки закрытого института. Кажется, общение с людьми (с тех пор, как у них появились пригодные для нашего существования компьютеры) как-то влияет на нас. Много веков назад всё наше общение с людьми сводилось к подслушиванию их слишком громких мыслей. А если кто-нибудь из нас концентрировал вокруг себя водяной пар из окружающего воздуха, превращаясь в маленькое облачко, люди обращались в бегство. Они называли это «привидением». И очень немногие из них пытались установить контакт. Как правило, таких сжигали на костре прежде, чем они начинали хоть что-то понимать в наших делах. Да и вообще общение с людьми нельзя назвать приятным времяпрепровождением: они слишком медленно думают, да и содержание мыслей совершенно чуждо лагэрам. Раньше людей вообще никто не принимал всерьёз, их считали одной из разновидностей животных. Но теперь они стали могущественными. Даже своим расселением по окрестным звёздным системам мы обязаны только им — их корабли стали для нас транспортом для нашего безбилетного проезда к другим мирам. Некоторые люди до сих пор поддерживают контакт с нами, правда, на весьма примитивном уровне. Другие изредка натыкаются на следы нашего пребывания в компьютерных сетях. Но вот связать эти два факта воедино люди не в состоянии! Не удивительно, что те из нас, которые подолгу общаются с этими глупыми существами, сами со временем начинают совершать бессмысленные поступки.

Я сидел в засаде на перекрёстке трёх компьютерных сетей и ждал случайную информацию. Вместо неё на меня наткнулась сторожевая программа. Я дал ей «обнюхать» участок меня, чтобы потом, когда она закончит своё дело, стереть этот участок из её памяти. Глупый пёс побежит докладывать хозяину о чужаке и принесёт ему… пустой участок! То-то будет ругаться хозяин! И тут я обнаружил, что этот пёс несколько «другой масти». Это мало меня взволновало — все программы, придуманные людьми, очень примитивны и не представляют для меня сколько-нибудь серьёзной опасности. Но всё же я насторожился. В следующий момент я обнаружил, что этот маленький уродец не запоминает меня, а работает в режиме прямой трансляции! Значит, его хозяин уже знает о моём существовании и сейчас ломает голову, пытаясь понять, с чем это он столкнулся. Моя реакция была мгновенной — я переключил на него поток информации со всех соседних линий и бросился вслед за информацией о моём наличии. Она бежала в сторону отдела компьютерной защиты Министерства Безопасности. Я уже собирался прыгнуть вслед за ней в компьютеры этих болванов хакеров и устроить там маленький кавардак, как перед моим носом упала гильотина — хозяин компьютера прекратил приём информации из внешнего мира. Если бы это произошло чуть позже, этот перерыв в приёме информации перерубил бы меня пополам.

Я дал задний ход и решил понаблюдать за входом. Он то открывался, то закрывался. Интервалы были нерегулярными и неравными. Итак, с этого момента у Хелльского отдела компьютерной защиты появился маленькая копия участка меня. Я не успел обдумать возможные последствия этого факта — в следующий миг в этот участок вцепились две программы — убийцы. Они стали быстро стирать участок, копия которого была снята. А ещё две ищейки быстро переписывали информацию с обоих концов повреждённого участка. Я применил стандартный приём. Вырвавшись, я устремился к заводу боеголовок, к установке поатомного синтеза, чтобы покинуть столь негостеприимную сеть. Но не тут-то было! Навстречу мне попался насмерть испуганный Эйркрау. Он спасался от лютой своры, которая гнала его от завода боеголовок! Итак, все мы были обречены — прорваться к установкам поатомного синтеза и вновь обрести материальную оболочку мы не можем. А внутри системы нас, в конце концов, загонят в угол и уничтожат. Я в ужасе метнулся подальше от завода. Останавливаться было нельзя — по пятам шли преследователи. Тут я подумал, что никто толком не знает (да и не может знать) всю компьютерную систему Хеллы. И я решил свернуть с обычного маршрута, надеясь сбить погоню со следа. Конечно, можно рискнуть и залезть в персональный компьютер и отключить его от общей сети. Но тут риск в другом — не ясно как поведёт себя хозяин «персоналки». Быть может, он сам попытается понять, почему же память его машины переполнена, а быстродействие упало на порядок. А может просто вызовет хакера-наладчика. Риск ничуть не меньше. И я решил оставить этот вариант на крайний случай.

Вдруг я увидел сторожевую программу, которая облаивала выход на выключенный компьютер. Меня передёрнуло — то же самое могло бы произойти и со мной. И сидел бы в норе, пока не выкурили оттуда. Нужно было предпринять что-нибудь совсем уж нестандартное. Тут я попал на территорию завода бытовой техники. Сторожевые программы этого комплекса были жалкими шавками, и пройти сквозь них смог бы кто угодно. Но я не стал рисковать и сделал всё, чтобы остаться незамеченным. Я быстро пробежался по цехам, заметая следы. Ничего интересного я не обнаружил — примитивная техника обслуживалась тупыми хакерами с помощью ещё более тупых программ. Какой-нибудь конкурент этой фирмы мог не знать её секретов только потому, что не верил, что более-менее стоящие секреты могут находиться в столь убогой системе.

И тут я увидел спасение — кроме всего прочего завод выпускал робототележки для работ в помещениях. Они обладали солидным объёмом памяти и манипуляторами. Прежде чем влезть в неё, я ещё раз проверил все цепочки, и, дав команду утроить объём памяти в одной из тележек, стал заметать следы своего пребывания здесь. Покончив с этим, я отпочковал от себя три небольшие программы для трёх других робототележек. Двум из них предстоит пробраться в отдел компьютерной защиты и постараться уничтожить как можно больше хакеров и их компьютеров. Третья должна пробраться к гиперпространственному передатчику и сообщить во все остальные планетные системы о нашей беде. Быть может, нам повезёт и наши братья и сёстры в других мирах успеют чем-нибудь помочь нам, а главное — не допустят дальнейшего распространения этой заразы. После чего я забрался в «свою» робототележку и покатил на склад готовой продукции, где стал терпеливо ждать, когда же меня отправят заказчику…

Глава 3

Говорить она не умела — у мух нет голосовых связок, но проскрипеть «Игорь» с помощью средней пары ног она могла. А с помощью передней пары и усиков она научилась произносить слово «любимый», но он никогда не слышал это слово от неё — как всякая женщина она стеснялась. Да и разума, для того чтобы представить себе его реакцию на такое признание, у неё хватало. Сейчас она сидела на потолке над его креслом. В одной лапке она держала вазочку с фисташковым вареньем, в другой — серебряную ложечку. Вторая пара была занята клавиатурой. Он уже давно научил её пользоваться компьютером с помощью нажатия на клавиши. Раз уж она не может общаться с помощью голоса, то нужно вернуться к старому испытанному способу. В воздухе комнаты из пустоты возникали ровные строчки кодов команд создаваемой программы. В этот момент раздался сигнал экстренного вызова. Новая программа, запущенная в систему школы, докладывала об обнаруженной ею чужой программе. Изображение перед ними изменилась — вместо зелёных символов кодов создаваемой программы появилось объёмное изображение участка компьютерной сети. Чёрно-красно-белая программа-ищейка находилась возле левого бока огромной спирали чужака. И, двигаясь вдоль одной из цепочек, передавала информацию о последовательности кодов врага. Лапки Нюрки быстро побежали по клавиатуре. В подотделе уничтожения эту информацию вложили в программы-убийцы и выпустили их во всеобщую компьютерную сеть Хеллы.

— Ну, прям как собачьей своре, дают понюхать след, прежде чем спустить её на зверя, — подумал Игорь, вспоминая древний фильм, снятый в двадцатом веке.

2
{"b":"283065","o":1}