ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 49

Ив, Герман и Йоко с лежащим на ней связанным аборигеном, вернулись во временный лагерь разбитый ими в двух километрах от дороги. Энтони сразу же связался с ними и поздравил с отличным выполнением главного задания второй экспедиции. На следующий день они должны были начать возвращение в основной лагерь, а пока Йоко занялась с пленником. Одновременно она проводила массу исследований и анализов по программе Энтони и успела показывать пленнику различные предметы и действия, изучая язык. Пленник иногда отвечал, иногда нет, так они проболтали до самого утра, а на рассвете в лагерь взвыла сирена — на пределе видимости в инфракрасный бинокль Йоко обнаружила с десяток фигур, окруживших лагерь. Герман и Ив, выхватив лучемёты, заняли круговую оборону. Йоко сбила несколько стрел, выпущенных в их сторону. Нападение не повторилось. В обсуждении создавшегося положения приняли участие все люди и компьютеры всех кораблей. Положение осложнилось тем, что после двух полётов (в лагерь Манштейнов и за раненым Юко) поисковик практически не располагал энергией. ГЭС и панели солнечных батарей старательно пополняли её запасы, но четыреста километров — это четыреста километров и чтобы переместить сорокатонную махину сначала туда, а потом обратно нужно море энергии. В крайнем случае можно было бы послать истребитель, управляемый Чарли по гибкой программе с коррекцией через спутник, но в этом случае пришлось бы пожертвовать Йоко и пленником.

Решили пока оставаться на прежнем месте и ждать того момента, когда запасы энергии позволят послать поисковик. Новых попыток штурма не было. Но в ИК-бинокль было отлично видно, что враги совсем рядом, хотя их совсем не видно в лучах обычного света — настолько великолепно служили им маскировочные плащи. Так продолжалось два дня. Тони через Йоко уже болтал с пленником, который, впрочем, отказался разговаривать на многие темы. Тогда он пошёл по другому пути. Ощущалки Йоко позволяли даже дистанционно наблюдать за частотой дыхания и пульсом, за температурой многих участков тела и другими параметрами. Составленная Марией-Луизой программа для Йоко позволила с большой точностью сказать, когда на заданный вопрос должен был последовать отрицательный ответ. Но и это был далеко ещё не предел. Дополнительные ухищрения позволили через некоторое время узнавать, когда вопросы опрашивающего были на правильном пути даже при абсолютном молчании пленника. Из всех этих источников информации, пополненной данными аппаратуры спутников, люди получили представление о современной жизни в стране посадки и окружающих странах. Отрывочность знаний была не из-за несовершенства аппаратуры или программ, а из-за недостаточности знаний самого пленника, оказавшегося чем-то вроде управляющего небольшого имения.

На третий день произошло невероятное — окружавшие лагерь, ранее отлично видимые в ИК-бинокль и биолокатор, разом исчезли. Но они остались очень близко — об этом говорили арбалетные стрелы, изредка пускаемые с очень маленькой дистанции. Два десятка стрел были сбиты Йоко за день. Пока что это не было страшно: лагерь всё равно был окружён мощным силовым куполом. Но единственная панель солнечной батареи за день произвела вдвое меньше энергии, чем было потреблено за это время. Запасы энергии медленно, но неуклонно таяли. Зато ГЭС в основном лагере подкачивала батарею поисковика, и недалёк был тот день, когда можно будет забрать осаждённых. А пока приходилось ждать и надеяться на то, что энергия для полёта поисковика будет накоплена раньше, чем во временном лагере иссякнет последний мегаватт-час. Однажды в двух метрах от силового купола поднялся абориген в рыцарских доспехах небесно-голубого цвета. Герман уже начал плавно нажимать на спусковой крючок лучемёта, но что-то остановило его. Абориген оставался неподвижным, хотя отлично видел Германа, Ива и тележку с пленником. Тогда Герман тоже встал. Рыцарь достал из-за спины двуручный меч и воткнул его перед собой. Герман отбросил в сторону лучемёт и сделал шаг вперёд.

Абориген повторил его движение, и тут три вспышки АКК блеснули на его груди. Выстрелами его отбросило назад, но, набросив на себя плащ, он сразу же сделался практически неразличимым на песке. От соседнего валуна к мечу полетело лассо, и меч также исчез за валуном. Со всех сторон полетели стрелы, заговорил АКК «в руках» Йоко, засветилось поле, тормозя обломки стрел. Создать сейчас поле, которое могло бы тормозить восьмисотграммовые стрелы, летящие с огромной скоростью, было бы нереально по энергетически соображениям. Столь мощное поле слишком быстро съело бы весь запас энергии, и следующий залп превратил бы пилотов в ежей. Йоко мастерски обсчитывала траектории стрел и сбивала только те из них, которые летели точно в цель. Вокруг пилотов уже даже образовывался небольшой вал из непопавших в них стрел. Конденсатор АКК, рассчитанный на сорок пять выстрелов, кончился, и пока Йоко меняла рожок, едва не произошло непоправимое — две стрелы были сбиты в метре от лица Германа, и капли расплавленного металла врезались в бронестекло гермошлема. Оставалось ещё полтора магазина, когда поток стрел прекратился. Энергия для создания защитного поля кончилась — почти вся она ушла на отклонение обломков стрел. Итак, теперь враг мог подползать к самому лагерю.

Тони всё это время находился на связи. Он видел и слышал всё. Сейчас он лихорадочно соображал, пытаясь решить одновременно две проблемы. Во-первых, он никак не мог понять, как это импульсы АКК, испаряющие до ста кубических сантиметров воды на дистанции сто метров, в месте попадания в панцирь вставшего рыцаря не оставили даже маленькой щербинки. Они ещё и ещё раз просматривал изображение, варьируя увеличение. Нет, даже при самом сильном увеличении не было видно и намёка на повреждение. Всё было бы понятно, если бы на месте попадания испарилось бы пару кубиков вещества панциря. Но ведь испарения не было совсем! И даже спектрометр не давал линий испарения загадочного вещества! Он лишь указал, что панцирь покрыт довольно густым слоем пыли, которая, как и положено добропорядочной пыли, благополучно испарилась под лучом. А вот материал панциря не испарялся совсем! Такого не могло быть, но факты — упрямая вещь. И с ними приходилось считаться.

Вторая проблема состояла в том, чтобы составить для Йоко такую программу охраны лагеря, чтобы она, потребляя минимум энергии, обеспечила бы максимум безопасности. «Но никакая, даже самая лучшая программа, не спасёт их, если они сами законченные дураки», — подумал Энтони. — Предыдущая программ была отличной программой для заданного количества энергии, но из-за невнимательности Германа, забывшего выключить её перед началом переговоров, произошло непоправимое — переговоры не только сорваны, но и стали абсолютно невозможными. Кто же станет иметь дело с людьми, которые стреляют в парламентариев! С Йоко взятки гладки — интеллекта у неё не больше, чем у собаки, а тут её загрузили слишком большим количеством дел одновременно и временно изъяли блок приспособления к обстановке для того, чтобы вместить исследовательские программы. Результат не заставил себя долго ждать».

Ив зачем-то стал отползать в сторону. И тут снова полетели стрелы, заговорил АКК «в руках» Йоко, высаживая последний рожок, и тут Энтони понял, что Ив не ползёт, его тело тащат какие-то едва различимые тени. Герман, услышав в наушниках возглас Тони, стал стрелять вокруг Ива, но у него кончилась обойма. Пока он менял её, Ив исчез за валуном. Лишь один из тащивших остался лежать на песке. Поток стрел прекратился. В обойме АКК осталось семь выстрелов, в обойме лучемёта Германа — девять. Вот и воюй, как хочешь! Йоко, управляемая Энтони через спутник, подкатилась к плащу убитого и взяла пробу. Результат превзошёл все ожидания — на поверхности грубой ткани жили колониальные простейшие, легко меняющие свою окраску в зависимости от тона окружающих предметов. Ещё одно открытие принесло разгадку невидимости врагов в инфракрасном диапазоне. С обратной стороны на ткань был нанесён тончайший слой металлической фольги, который легко задерживал под плащом всё тепло.

21
{"b":"283065","o":1}